Врачи-психиатры о Юрии Бурлане и Системно-векторной психологии - Мой сайт

Врачи-психиатры о Юрии Бурлане и Системно-векторной психологии


Смакова Альфия Тагировна

Врач-психиатр

В 2012 году окончила Башкирский Государственный Медицинский Университет (г.Уфа) по специальности «Лечебное дело».

С 2012 по 2013 г. проходила интернатуру там же по специальности «Психиатрия».

С 2013 года работала в отделении амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы ГБУЗ РКПБ №1 МЗ РБ.

В настоящее время в отпуске по уходу за ребенком. Изучаю «Системно-векторную психологию» Юрия Бурлана с 2017 года. Благодаря тренингу убедилась, что выбрала профессию и специальность по призванию.

Очень ярко помню момент, когда в школе в старших классах нам в расписание уроков поставили еженедельные уроки по психологии. У меня каждый урок захватывало дух от того, что я прикасалась к чему-то неосязаемому, чему-то сокровенному! Я с большим удовольствием выполняла тесты, конспектировала за нашим психологом, которая преподавала нам, с любопытством изучала результаты опросов своих одноклассников. Тогда я для себя решила, что хочу так же! Я хочу работать с психикой человека! И начала готовиться к поступлению на психологический факультет. Но одна мамина знакомая уговорила меня поступать в медицинский университет на специальность «медицинский психолог». К моменту поступления такой специальности в университете уже не было. И я решила, что психиатрия – закономерное продолжение моего внутреннего поиска. Я нашла свой путь. Первые 2 года я ощущала себя на «своем месте». Но потом настал момент, когда вопросов и «непонятных» клинических случаев стало больше, чем ответов и ясностей.

По научению более опытных и старших наставников я ставила определенные диагнозы, выписывала экспертные заключения для суда… Но внутреннее неудовольствие, что я выполнила свою работу недоброкачественно и недобросовестно не покидало меня… Я любила свою работу, своих подэкспертных, но не могла простить себе неясностей. МКБ-10 был затерт до дыр, коллеги уже избегали разговоров со мной на темы диагностики: «Пиши, как сказали». Я была в поиске.

Мне было непонятно, почему одному мужчине ставят психическую норму, а другому, в примерно равных условиях, – органическое эмоционально-лабильное расстройство. По ощущениям – я одного из мужчин «обрекала», ставя диагноз. Хотя, как правило, это не влияло на итоговое экспертное заключение. Мне нужна была справедливость. Я искала точку опоры. Мне становилось пресно, интерес пропадал. Все больше воспринимала работу, как конвейер.

В 2017 году я пришла на сайт «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана. В 2018 году я прошла полный тренинг, будучи в отпуске по уходу за ребенком. Пришла на тренинг в очень плохих состояниях в звуковом векторе за ответами на личные вопросы, а нашла помимо своих личных и профессиональные ответы.

На тренинге Юрия Бурлана я впервые увидела совершенно четкое, научно выверенное понятие психической нормы, узнала, что для каждого из восьми векторов (восьми групп желаний) точно определены свои состояния нормы и патологии. То, что является нормой для обладателя кожного вектора, не может быть применено к обладателю контрарного анального. Если обстоятельный и медлительный человек с анальным вектором не будет отвечать в темпе обладателя кожного вектора, то это вовсе не значит, что у первого какие-то отклонения. До моего знакомства с СВП я подозревала у бедного анальника наличие какой-то органической патологии из-за его природной медлительности и некоторой вязкости мышления.

Я поняла, что многие экспертизы и заключения могла провести в разы быстрее, без мучительных многодневных размышлений и раздумий. И что со знаниями тренинга «Системно-векторная психология» интерес к работе не пропадет, а совсем наоборот.

После тренинга хочется идти к людям и тренировать навык системного мышления, по-настоящему помогать им. Юрий Бурлан дает большой объем знаний, который объясняет все психические процессы, все причинно-следственные связи: я увидела точные связки между состоянием кожного вектора у человека и количеством совершенных им краж, наличием фрустраций в анальном векторе и тяжестью преступлений, связанных с нанесением телесных повреждений и/или действиями сексуального характера, состоянием звукового вектора и степенью его наркотизации, состоянием зрительного вектора и количеством и тяжестью преступлений, совершенных в отношении этого человека.

Раньше после некоторых бесед с подэкспертными я была в недоумении, у меня самой оставались вопросы: «Почему именно он? Почему с ним произошло такое? Как повлиять, что сказать, как направить человека?». Хотелось не только поставить диагноз и принять экспертное решение, но и по-настоящему помочь человеку. До тренинга «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана я себе этого не представляла, вернее, не думала, что за короткий промежуток общения можно узнать о психическом человека максимум и реально помочь. Например, дать понять человеку, употребляющему наркотики, что смысл жить есть, что его понимают и он не один со своими проблемами, для этого не нужно изменять сознание путем употребления химических веществ. Например, знать, как поддержать сыновей и дочерей, ухаживающих за немощными дементными родителями. Например, дать понять вору-рецидивисту, как можно реализовать свойства кожного вектора на пользу общества.

За время тренинга я поняла, что выбрала профессию по большой любви. Появилось огромное желание вернуться на работу, пройти переподготовку по психотерапии и реализовать свой потенциал там.

Larisa-Peresipkina

Пересыпкина Лариса Владимировна

Психолог

Кандидат психологических наук

В 1990 г. окончила Иркутский Государственный Педагогический Институт. Факультет «Педагогика и психология (дошкольная).

В 2013 г. получила сертификат инструктора общественного здоровья в Московском областном научно-исследовательском клиническом институте им. М.Ф. Владимирского

С 1990 по настоящее время практикующий психолог Реабилитационного центра МНПЦ наркологии. Также председатель Клуба Общественного Здоровья «Жизнь без зависимости. Life».

Провела более 20 000 индивидуальных консультаций в Ступинском кризисном центре помощи женщинам «Надежда», детском реабилитационном центре «Альбатрос», в Клубе общественного здоровья «Долголетие с пеленок» за период с 2003 г. по настоящее время.

Меня зовут Лариса Пересыпкина. Я практикующий психолог с 1993 г. Владею разными методами психологической диагностики и психокоррекции и постоянно повышаю квалификацию. В 2000 г. защитила кандидатскую диссертацию по психологии на тему: «Деперсонализация личности в подростковой среде». Работала в кризисных центрах для детей и взрослых. Сейчас работаю в реабилитационном центре для алкоголиков и наркоманов.

Всегда искала ответ на вопрос, почему одни люди легко адаптируются к условиям жизни, а другие стрессуют и уходят в депрессию. Одни страдают от алкоголизма и наркомании, а другие употребляют спиртное в рамках традиций и культуры, не имея никаких последствий для здоровья.

Был вопрос, есть ли методы изучения психики человека точные, проверяемые, надежные, повторяемые? Оказалось, что есть очень много методов диагностики, но все они рассматривают какую-то отдельную часть психики человека, либо эмоциональную сферу, либо самооценку, либо внимание, либо мышление и нет ни одной методики, которая дала бы целостный портрет человека быстро и точно.

Чтобы составить психологический портрет человека, нужно владеть большим количеством методик диагностики и не факт, что получишь точную исчерпывающую картину.

После тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана у меня появилась возможность с одного взгляда иметь полную информацию о человеке, проверяемую, точную, охватывающую весь спектр его психических состояний в разных сферах человеческого опыта (эмоции, познавательная сфера, способности к обучению, таланты, сексуальность, здоровье, отношения в семье, отношения на работе, отношения с самим собой). Появилось ясное понимание причин развитости или неразвитости человека, его реализованности или нереализованности и знание способов исправления возможных нарушений.

Меня не в полной мере устраивали до тренинга по системно-векторной психологии существующие объяснения причин, которые приводят людей к тяжелейшей психосоматике – болезням века: синдрому раздраженного кишечника, депрессиям, вегетососудистой дистонии, онкологиям, энурезу, неврозам, истериям, паническим атакам. После тренинга Юрия эти причины стали очевидными и наблюдаемыми.

Я сама страдала от вегетососудистой дистонии более 15 лет, многие мои близкие и клиенты имели часть из перечисленного букета заболеваний и надежного, устойчивого результата им долгие годы не давали никакие методы лечения и психологической помощи.

После тренинга Юрия Бурлана стали понятны причины многих хронических заболеваний, у меня улучшилось здоровье, повысилась моя стрессоустойчивость, я легко, без проблем выдерживаю ночные занятия. А раньше на малейший сбой в режиме дня у меня болела голова, развивался приступ вегетососудистой дистонии.

Кроме того, исчезли сильные высыпания на коже моего 16-летнего сына. До тренинга в течение года пытались лечить разными мазями, таблетками, но ничего не помогало.

В системно-векторной психологии Юрия Бурлана я нашла обоснованные, перепроверяемые, результативные ответы на свои вопросы.

В течение года я изучала сайт системно-векторной психологии Юрия Бурлана, прочла много системных статей о различных психологических аспектах, написанных на базе СВП, множество разных отзывов и результатов прохождения тренинга другими людьми.

После этого приняла решение и прошла Первый уровень в группе 53, сейчас учусь на Втором уровне в группе 23. На сегодняшний день написала 11 статей по разным темам, это позволило мне еще глубже проработать свои плохие состояния и научиться сосредотачиваться на состояниях других людей, что очень важно для моего профессионального развития.

Несмотря на имеющийся багаж полученных ранее психологических знаний, изучение системно-векторной психологии было очень интересным и познавательным.

На каждом занятии по системно-векторной психологии Юрий Бурлан дает очень много новейшей информации о психике и коллективном бессознательном человека. Т.н. «побочным эффектом» таких знаний и становится психотерапия всевозможных негативных состояний, а также освобождение от различных психосоматических проблем.

Занятия длились иногда по 6 – 9 часов и никому в нашей группе не хотелось встать и уйти хотя бы на минуту. Уникальные знания и невероятная энергетика речи Юрия помогали концентрироваться. С каждым занятием складывался и, наконец, после восемнадцатого занятия сложилось объемное понимание психики человека. Это было непередаваемое состояние открытия и наполнения невероятной силой. Я стала понимать людей, причины их поступков, и перестала их осуждать.

До тренинга я очень волновалась и расстраивалась, когда видела на улице орущую на двухлетнего ребенка маму или маму, распивающую пиво около коляски с новорожденным дитем.

Меня пронизывало сострадание к детям, мамы которых не смогли или не захотели кормить их грудью. Мне было трудно принять отцов, которые избивают своих детей и жен. Я недолюбливала алкоголиков и боялась наркоманов.

После тренинга я поняла насколько велик объем общечеловеческой психики, причины, по которым люди находятся в плохих состояниях. Узнала по каким причинам люди пьют и употребляют наркотики.

Уникальными оказались знания о причинах и возможностях решения проблемы наркомании через осознание особенностей психики и реализацию каждым человеком своей видовой роли. Сегодня я применяю системно-векторную психологию Юрия Бурлана для оказания помощи зависимым от алкоголя и наркотиков людям, и результаты превосходят наши ожидания. Многие выздоравливающие активно изучают материалы сайта Юрия Бурлана, посещают бесплатные онлайн-лекции и планируют участие в платных тренингах. Я поддерживаю отношения с нашими выпускниками и наблюдаю, что в течение года ребята остаются трезвыми, успешно социализируются, выражают искреннюю благодарность за реабилитацию и знакомство с системно-векторной психологией Юрия Бурлана.

Многие психологи выбирают профессию для решения своих проблем, тренинг по СВП помогает проработать и их. Выполняя специальные задания Юрия по каждому вектору, я проработала свои состояния, утраты, осознала и по-новому приняла свою женственность.

В результате повысилась стрессоустойчивость, ушла затянувшаяся на десять лет боль утраты после смерти сына, которую не могла снять никакими известными способами в современной психологии.

Одна моя клиентка очень сильно с раннего детства пострадала от домашнего насилия со стороны отца-тирана. В итоге девочка стала аутичным ребенком, стеснялась зайти в помещение без мамы, не разговаривала с другими людьми, кроме самых близких. После получения от меня информации о своем состоянии с позиций особенностей в ее звуковом векторе и векторах своего отца, прослушала бесплатные тренинги Юрия. Сейчас уже стала разговаривать с другими взрослыми, кушать за общим столом в группах на творческих занятиях.

Очень большой объем новой, полезной и практичной информации дает Юрий для родителей о воспитании и развитии детей.

Мне стали понятны причины, по которым одно поколение не понимает другое. Например, я анальная мама, и для меня чистота и порядок в доме – это основная зона моего внимания. А для кожного ребенка естественнее творческий беспорядок. У меня стресс, когда на компьютерном столе ребенка и еда, и книги, и паспорт. А у него стресс, когда я все это убираю по полочкам, и он ничего не может найти после моего наведения порядка.

После тренинга я перестала создавать стрессовые ситуации для моего сына, а он для меня. Мы просто пошли навстречу друг другу.

Я рекомендую всем родителям прийти на бесплатные и платные тренинги, почитать статьи на сайте Юрия Бурлана. Это невероятно эффективная профилактика и решение многих психологических проблем у детей и родителей.

Почему я рекомендую профессионалам-психологам прийти на тренинг Юрия Бурлана?

После тренинга по системно-векторной психологии я научилась отличать психику человека, с одного взгляда понимать, какой человек передо мной, какие у него желания и свойства, какие из них развиты, а какие не очень и почему. Это позволяет глубоко понимать человека, его состояние и причины, которые приводят к фрустрациям.

До тренинга у меня было довольно высокое качество психологической помощи, но в тяжелых состояниях людям требовались годы психокоррекции, а сейчас у меня получается вывести человека из плохого психологического состояния за максимально короткий срок. Иногда достаточно объяснить состояние вектора и способы его наполнения, глядишь, а человек воспрял духом, жить захотелось с новой силой.

Главный секрет, который я получила от Юрия и его команды в процессе тренинга: в каждой фразе человека (устной или письменной видеть его нехватку и помогать ему ОСОЗНАТЬ, какова его нехватка и какие есть реальные, точные, доступные способы исправления ситуации, избавления от плохих состояний).

Когда человек это осознает, он раскрывает своё Я и растет духовно. А духовный рост – это очень важная составляющая не только для каждого отдельного человека, но и для сохранения человечества как вида.

Тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана – лучшая и единственная в мире психологическая школа, системно раскрывающая все секреты психики человека.

системно-векторная психология отзывы

Гуляева Анна Юрьевна

врач-психиатр

биография

окончила Луганский государственный медицинский университет (ЛГМУ) по специальности врач присвоено звание врача-психиатра

окончила курсы повышения квалификации в Высшей школе психологии системно-феноменологической психотерапии и системных расстановок, г.Москва

окончила Институт последипломного образования по специальности психология

врач-психиатр в КП Алчевская областная психиатрическая больница

Как врач-психиатр я считаю своим долгом постоянно работать над своим развитием и повышать свою квалификацию.  Около года назад я искала данные в википедии и вышла на сайт по Системно-векторной психологии, информация, представленная там, меня очень заинтересовала. Лекции по системно-векторной психологии Юрия Бурлана в буквальном смысле перевернули мою жизнь, и частную, и профессиональную.

В личном плане они стали для меня настоящим откровением, как будто впервые в моей голове сделали генеральную уборку и всё-всё разложили по своим местам. Я получила ответы на такие вопросы, которые мучили и не давали мне ни жить, ни спать еще с тех пор как я была подростком с не унимающейся болью где-то в душе.

В плане работы весь объем полученных знаний сложился для меня в точную систему и понимание на глубоком уровне всех механизмов формирования психологических проблем и психических болезней. Внутреннее ощущение было как будто запустился процесс «эффект домино», и все мышление перестроилось и расширилось… сложно это передать словами.

Очень многие вещи в психиатрии, ранее казавшиеся мне непонятными, открылись на тренинге по системно-векторной психологии с такой простотой и очевидностью, что оставалось только удивляться, как я не знала этого раньше.

К примеру, я узнала, как формируется эпилептоидный тип акцентуации (в системно-векторной психологии определяется как анальный вектор), каковы необходимые условия воспитания ребенка с такими свойствами, как сделать так, чтобы его «особенности характера» (акцентуации) не переросли в психопатию, а развились в здоровую, адаптивную, целостную личность. Я узнала, почему у одних возникает тревога и страх, а у других головные боли и бессонница. Узнала о причинах множества психосоматических заболеваний, которые ранее были мне не ясны.

На тренинге по системно-векторной психологии я получила структуру, базу, в которую могла четко вписать и упорядочить все ранее полученные знания о психике человека: его системы ценностей, сексуальность, особенности социального взаимодействия, характерные для него болезни, уязвимые места, сильные стороны личности, которые при благоприятном развитии (для каждого благоприятное развитие дифференцировано) дают возможность человеку добиться в жизни головокружительного успеха.

Особо отмечу, что ни в медицинском университете, ни на факультете психологии я этих знаний не получила. А ведь они просто жизненно необходимы не только человеку, чья профессиональная деятельность связана с людьми, но и крайне нужны, к примеру, всем женщинам, воспитывающим своих детей.

Системная методика открыла во мне жажду новых знаний. Я поняла, что эта наука может совершить настоящий переворот в психиатрии, и получила огромное вдохновение в своей профессиональной деятельности. После каждой лекции, даже не смотря на бессонную ночь, я с нетерпением бежала на работу, к людям, к своим пациентам, вглядывалась в их души, в их состояния, проверяла каждое новое слово, каждую новую мысль, которую Юрий Бурлан озвучивал на тренинге и… находила новые и новые подтверждения точности данной методики.

Если раньше я всерьез задумывалась о том, чтобы уйти из психиатрии в психологию и психотерапию, потому что не могла найти ответов на мучавшие меня вопросы ни в теории психиатрии, ни в практической деятельности, то сейчас я стала радоваться каждому входящему в мой кабинет пациенту как неповторимой и уникальной личности. Новые и новые подтверждения исключительной точности системных знаний вместе с радостью постоянных раскрытий стали постоянными спутниками моей работы.

Основной причиной моего разочарования в сфере психиатрии до системно-векторной психологии было непонимание природы психических расстройств, в частности тяжелых эндогенных депрессий, этиологии шизофрении и суицидального поведения. На тренинге я получила тот самый недостающий элемент, который помог мне четко сложить причинно-следственные связи в этиологии и патогенезе вышеуказанных расстройств. А со знанием этого мне стало очень просто понимать самые тяжелые состояния моих пациентов, как будто изнутри, при этом иметь возможность оказать им квалифицированную помощь и необходимую психологическую поддержку.

После тренинга по системно-векторной психологии мне открылось глубокое понимание людей и их состояний. Появилось понимание причинно-следственной связи поведения и отношения человека ко мне и окружающим людям, а из этого как следствие способность «угадывать или предсказывать» его устремления и особенности (о которых он никому не рассказывает). Даже видя человека впервые, я на уровне чувств «знаю» их, и, задавая вопросы, подтверждаю достоверность своего внутреннего знания об их жизни и чувствах.

-------------------------------------------------------------------------------

Я даже не могла себе представить, что после тренинга у меня будут те открытия, которые есть сейчас. К примеру, недавно в университете моя одногруппница заговорила со мной. Мы поговорили всего 5 минут, и я просто знала обо всех болезнях, которыми она страдает. Я сказала ей: у тебя заболевание щитовидной железы, гастрит, ишемическая болезнь сердца, вегетососудистая дистония, головные боли, киста яичников и частые тревожные состояния и страхи. Надо было видеть ее лицо и немой вопрос в глазах. Она подтвердила все. А затем она подтвердила и мой рассказ о ее личной жизни, в частности хронические ссоры и непонимание с мамой и невыносимое чувство вины по отношению к ней.

-------------------------------------------------------------------------------

Или вот интересный клинический случай: Ребенок 5 лет находился в детском отделении психиатрической больницы по поводу задержки психического развития, для уточнения диагноза и решения вопроса об обучении (индивидуальное обучение или в спец. школе).

Мама пришла навестить своего сына в больницу, она не видела его целую неделю. И вот она заходит в отделение, мальчик бежит ей навстречу, она раскрывает ему свои объятия, он приближается и вдруг мама замечает, что футболка ее сына измазана кашей. Мама, не видевшая ребенка целую неделю, встречает его не поцелуями и объятьями, а начинает бить его по «любимому месту» изо всех сил и орет: «свинья ты такая, весь грязный!!» Ребенок сначала не понимающе и испугано смотрел, потом естественно разрыдался.

В следующий раз этот ребенок попал в псих. больницу с диагнозом: шизофрения.

-------------------------------------------------------------------------------

Этот клинический случай был для меня не понятен до Системно-векторной психологии тем, что обычно после диагноза задержка психического развития ставят умственную отсталость, а тут – шизофрения. Тренинг расставил все по местам. Я даже не могла себе представить, что всего на одном занятии по звуковому вектору получу столько ответов на свои вопросы, сколько не получала за 8 лет обучения в медицинском университете и интернатуре и годы врачебной и психотерапевтической практики.

Сегодня коллеги по работе прибегают в мой кабинет, как на психотерапевтический сеанс, и каждый говорит о том, что в моем кабинете царит атмосфера спокойствия и принятия. В отличие от раздражительно напряженной атмосферы недовольства и тревожности, которые часто возникают в нашей больнице. А многие пациенты, которые попадают ко мне с других участков, желают лечиться только у меня. Не из-за того, что я лечу их как-то особенно, а из-за того, что я интересуюсь их внутренним состоянием. И даже те пациенты, которые раньше были грубы, теперь у меня на приеме спокойны и приветливы, и я всякий раз удивляюсь этому событию.

«Улыбка Мона Лизы» с дерзким смыслом «Я знаю то, что не знаете Вы» не сходила с моих губ на протяжении нескольких месяцев после прохождения тренинга. Она уже прошла, потому что эмоциональный фон ушел на второй план, и в голове теперь четкие и лишенные эмоций мысли. Мысли о величине открытий и постижений, на которые способен мыслящий человек, имея такой инструмент как системно-векторная психология.

Мысли о том, что открывая один слой понимания «природы» человека (его психических процессов) как уникального в своем роде и вместе с тем узнаваемого и предсказуемого в системе взаимоотношений, открывается следующий за ним, бОльший по глубине смысла. Здесь речь идет о способности воспринимать человека как уникальную систему, которая способна к эффективному развитию и реализации только в условиях социальной группы и только при условии выполнения тех функций, к которым есть желания (т.е. способности).

Многие исследователи пытались найти точные типологии личностей, но никому еще не удавалось сделать это так точно, как это сделал Юрий Бурлан. Есть очень много замечательных исследований и монографий – это так. Также как и много талантливых психиатров, описавших акцентуации личности и психопатии, и то, что есть много сходных черт, но никто до сих пор не мог описать «здоровую развитую истеричку» или «развитого параноика» или «гениального шизоида»... так, наброски, догадки... тоже гениальные, но не такие глубокие как в Системно-векторной психологии.

Системно-векторная психология – это новый виток в развитии психиатрии и психологии... такого еще никогда не было. Я знаю, что говорю, и говорю я это не просто так. Горизонты для исследований в этой области просто необъятные. Не то что взглядом, а даже самой невероятной фантазией не охватить все возможные перспективы в области психологии и психиатрии с этим знанием. Это такой огромный объем точных знаний, которого никогда еще не было за всю историю человечества. И сравнивать Системно-векторную психологию с любой типологией личностей или классификацией психопатий и акцентуаций по меньшей мере наивно.

Лишь тот, кто имеет поверхностное представление о Системно-векторной психологии будет искать подобные примеры и говорить, что подобное уже создали Личко, Леонгард, Ганнушкин, Смулевич и пр. Никто из них не описал здоровую личность и области одаренности и возможные патологические варианты развития, никто не сложил это в точную систему, каждый элемент которой перепроверяется и подтверждается. И главное никто не показал систему ценностей и социальную роль каждого элемента системы, пути взаимодействия и реализации внутри системы... и еще многое, чего вы не найдете нигде кроме как у Юрия Бурлана. Это знание бесценно и уникально.

То что делает Юрий достойно бесконечного восхищения! И то, что он делает на тренингах, не мечталось даже самым маститым психотерапевтам и психиатрам, о психологах я уже молчу. То что он прекрасно понимает механизмы снятия неврозов и психосоматики, у меня не вызывает никакого сомнения. Но у него другая цель, не лечить человека, а ставить ему здоровое мышление, не совместимое с болезнью. А это само по себе на голову опережает все психотерапевтические направления! И внутриличностные конфликты просто не возникают больше.

Я искренне желаю, чтобы знания, которые дает системно-векторная психология стали структурной базой в любой сфере человеческой деятельности и человеческих взаимоотношений, потому что, это прочный фундамент с реактивным двигателем, способный дать человечеству сверхмощный скачок в развитии науки, медицины, педагогики и других областях. Знание, которое проверяется практикой и способное давать подобные результаты достойно называться наукой, и преподаваться не только во всех ВУЗах, но и в средней школе.

Чандишвили Оксана Иосифовна

Чандишвили Оксана Иосифовна

врач-психиатр психотерапевт

окончила Читинскую государственную медицинскую академию (ЧГМА) по специальности врач-психиатр прошла специализацию по психотерапии окончила Читинский Государственный Университет (ЧГУ) по направлению «психология»

окончила Московский Институт Психотерапии и Психологии по специальности Эриксоновский гипноз

стаж работы 16 лет

Я врач – психиатр, психотерапевт, в профессии 16 лет. Позади у меня только первый уровень тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана, но я уже могу описать свои результаты.

Когда впервые услышала от своей сотрудницы про системно-векторную психологию Юрия Бурлана, конечно заинтересовалась, потому что никогда о таком направлении не слышала. Посмотрела сайт, послушала Юрия, отзывы, возникло недоверие. Я поняла, что это какая-то новая типология личности, возможно более полная, но как только осознание своего психотипа может избавить от проблем? Обсудили с сотрудницей еще раз, и мое желание познавать что-то новое перевесило – я пошла на тренинг.

За годы работы у меня было собрано множество наблюдений за поведением людей. Как сейчас понимаю, даже сложились некоторые размытые представления о психотипах поступающих ко мне пациентов, однако названий для них не было, равно как и целостной картины, как эти типажи формируются. Первое, что дал мне тренинг – это конкретные названия и возможность четко разделять психотипы между собой. Рядами встали многие клиенты, пошел ретроспективный анализ клинических случаев. В голове постоянно шла работа, сознание бурлило от информации и выдавало все новые и новые результаты с бесчисленными примерами из моей практики.

Большим открытием для меня стал зрительный вектор. За годы работы через меня прошло большое количество клиентов не просто со страхами – с ними почти каждый, а с паническими атаками – очень сложная категория клиентов, каждый специалист знает. Я научилась их распознавать, они уже накопились в моей базе в достаточном количестве, чтобы определять их интуитивно с первого взгляда.

Системно-векторная психология не просто подтвердила мои наблюдения (оказалось, что в большинстве своем это были кожно-зрительные девочки в особом состоянии), она дала мне ЗНАНИЕ, как устроены такие люди, их психотип, и дала эффективные инструменты работы с ними. Я получила ответ на свой давний вопрос по поводу того, почему существует так много фобий, всех не упомнишь, а главное – поняла сам принцип формирования фобий, психические корни каждой из них.

Дальше глубже, зазвучало все новыми невероятными нотами! Я (психиатр, психотерапевт и т.д. и т.п.) узнаю(!), что я, оказывается, звуковик! Для меня это был просто прорыв. Я поняла, наконец, что со мной периодически происходит и почему происходит. Это оказывается звуковые нехватки (кто бы мог подумать!), а я это связывала с совершенно другими вещами, неудовлетворенностью личными отношениями, работой и т.д. Ретроспективно встала передо мной вся моя жизнь с этими периодическими тяжелыми провалами, возникающими именно тогда, когда надо было в развитии переходить на новый уровень, а ничего подходящего не было. Потом появлялось что-то новое, во что я погружалась с головой, и все вновь расцветало новыми красками, вновь появлялось удовлетворение отношениями и всем остальными: вслед за звуковым вектором наполнялись зрительный вектор и нижние вектора.

Появилось понимание, насколько гармоничны мы в отношениях с моим анально-кожно-звуковым мужем-психиатром. Что проблема совершенно в другом, в моих нехватках, дающих тяжелую неудовлетворенность вплоть до апатической депрессии с желанием погрузиться в сон и не просыпаться, закрыться в своей раковине и не высовываться и каким-то эмоциональным отупением. Спасало только одно – работа, погружение в другого человека, исследование его структуры, эксперименты в этом направлении. Спасибо, Юрий, от всей души, потому что все как бы встало на свои места, появилось понимание не только себя, но и многих моих клиентов-звуковиков в депрессии. Раньше я им предлагала то же, что помогало и мне, старалась помочь им профессионально реализоваться, найти себя в жизни, найти «свой интерес». Получалось по-разному. Теперь я отчетливо вижу и понимаю, почему что-то не получалось и как им максимально эффективно помочь.

Извечный вопрос моих клиентов, к которому мы неизбежно приходим на определенном этапе терапии: «в чем мое предназначение?» Вообще в последнее время стало появляться все больше клиентов с таким запросом. До тренинга по системно-векторной психологии у меня не было конкретного инструментария, с помощью которого можно было бы помочь такому клиенту. Я разрабатывала различные техники, но, увы, все это давало абстрактную картину, размытую, не удовлетворяющую ни меня как специалиста, ни клиента. Системно-векторная психология Юрия Бурлана – это реальный шаг в этом направлении, это ощущение, что под ногами появилась опора, фундамент, на который можно опереться и двигаться дальше.

Сегодня у меня большое вдохновение, масса планов, наметок, что еще можно сделать и в каком направлении, опираясь на эту системную науку! Появилась реальная база, которая может дать не интуитивный, как раньше, а осознанный результат в решении конкретных проблем людей. Такое ощущение, что раньше я тыкалась, как слепой котенок, а сейчас есть возможность не просто ходить с открытыми глазами, а выбирать направление и – ОСОБЕННО ВАЖНО – ЗНАТЬ, ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ В СВОЕЙ РАБОТЕ! Спасибо, Юрий!

Я хочу уточнить, что это не эйфория – это моя осознанная, имеющая под собой реальную основу благодарность человеку, по моему мнению, совершившему прорыв в психологии. Я сейчас получаю особое удовольствие от работы, как будто то, что имело размытые очертания, приобрело четкие формы. Меня может, наверное, понять только специалист, который много лет искал подтверждение своим догадкам, и, наконец, нашел точное знание, на которое можно опереться.

Системно-векторная психология позволяет определить доминирующий психотип личности пациента, при этом особенности, раскрываемые Системно-векторной психологией, по глубине и целостности не сопоставимы ни с одной из существующих классических систематик личностей. На основе данных Системно-векторной психологии можно быстро выявить наиболее оптимальные мишени для психотерапевтического воздействия и подобрать эффективные методы терапевтического вмешательства.

Так, опираясь на знание Системно-векторной психологии, во многих случаях мне удается донести до клиента природу его фобии. Уже одно это понимание приводит к положительному результату, воздействуя на клиента в качестве рациональной психотерапии. Кроме того, опираясь на Системно-векторную психологию, я знаю, что терапия фобии может быть реализована в двух направлениях: во-первых, это эмоционально-стрессовая терапия (или «вынесение страхов наружу» по Бурлану), во-вторых, это реализация (в терминологии системно-векторной психологии) его психотипа (в особенности зрительного).

Наблюдений множество. Одна из основных проблем сегодня – это увеличение количества пациентов с депрессивными расстройствами, возникающими при полном внешнем благополучии и отсутствии проблем в привычном для человека понимании. Мне, как специалисту, по роду своей деятельности часто приходится работать с невротическими и реактивными депрессиями, и я давно заметила, что встречаются особняком стоящие депрессии, связанные именно с отсутствием самореализации.

Работая в этом направлении, я сталкиваюсь с трудностями, неизменно сопровождающими процесс терапии при поиске пресловутого «предназначения человека». Системно-векторная психология дала мне возможность не просто абстрактно говорить о предназначении того или иного человека, а конкретизировать области его реализации в зависимости от его векторального набора. Само по себе знание векторального набора не решает сиюминутно всех проблем самореализации, оно дает определенную и точную информацию, конкретно обрисовывает области применения заложенных в человеке свойств, четкое направление для его движения.

Системно-векторная психология – это система, которая позволяет клиенту сравнительно быстро осознать природу и корни любой своей проблемы, причем, на достаточно глубоком уровне. Т.е. Системно-векторная психология как бы снимает «завесу» с бессознательного и процесс осознания идет гораздо быстрее и сопровождается целыми сериями подтверждающих фактов из прошлого клиента, которые всплывают тут же, уже на первых сеансах.

Для меня как врача-психотерапевта Системно-векторная психология является действенным инструментом в работе, помогая глубоко и быстро обозначить проблему клиента, а затем привести клиента к ее осознанию.

Вот, очень кратко – мои результаты, результаты специалиста и человека, получившего колоссальное удовлетворение от тренинга Юрия Бурлана и путевку в новую жизнь. Я четко понимаю, что мне еще расти и расти в этом направлении, и это наполняет меня радостью. Впереди еще много-много работы и новых результатов! Хочется сотрудничества, хочется внести свою лепту в развитие этого направления, использования своих мозгов в более, может быть, прикладных узких направлениях.

Сейчас я не представляю своей профессиональной жизни без Системно-векторной психологии, это знание – то, к чему я долгое время стремилась всеми фибрами своей психотерапевтической души.

Ямиданова Венера Арслановна

Ямиданова Венера Арслановна

врач психотерапевт

Окончила Башкирский государственный медицинский институт, факультет педиатрии. Прошла специализацию по психоневрологии, психотерапии (СПБ), социальной психологии (Москва), проблемам психологии, а также усовершенствования за рубежом. Работаю в области психотерапии с 1990 г. В Республиканской детской клинической больнице более 20 лет.

«НАЧАТЬ ЖИТЬ ЗАНОВО»

Я врач с многолетним опытом практической работы. Вся моя сознательная профессиональная деятельность была направлена на выяснение истинных причин возникновения человеческих страданий: почему счастливые периоды нашей жизни так коротки, почему человек не способен быть счастливым в течении всей жизни, откуда берутся болезни, и почему так рано мы теряем близких людей.

Всегда хотела понять, дойти до истоков нездоровья. Без этого понимания невозможно помочь ни себе, ни близким, ни другим людям избавиться от душевных мук, безысходности, беспомощности.

Отсутствие понимания между родителями и детьми, желание изменить другого, тяжелое чувство обиды, потеря близких отношений, распад семьи оставляют тяжелые страдания в душе. Все это, в какой-то мере, проходит каждый. В сложной ситуации человек сдается, не знает выхода, не находит способа более не страдать, вдохнуть полной грудью и начать жить заново. Нерешенные психологические проблемы нередко ведут к возникновению болезней тела.

Мои поиски в области педиатрии, неврологии, психиатрии, традиционной психологии, психотерапии, сотни книг в области медицины, философии, психологии не всегда давали мне ожидаемые ответы на мои вопросы. Мне посчастливилось познакомиться с Системно-векторной психологией Юрия Бурлана.

После прохождения тренинга первого уровня Системно-векторной психологии Юрия Бурлана у меня ушли чувство обиды и безрезультатные ожидания, я нашла ответы на многие вопросы, которые тревожили мой ум. Я, наконец, поняла, почему одни страдают от кома в горле, головными болями, мигрирующими болями в теле, причины которых не всегда удается определить врачам. Другие страдают депрессией с переходом на более серьезные состояния и не обращаются за помощью в страхе попасть в психиатрические стационары и оказаться за бортом активной жизни. Теперь я понимаю, кто подвержен этим заболеваниям, а кто никогда не узнает, что такое депрессия, почему для одних девиз: «был бы труд – все проблемы перетрут», а другие не могут заставить себя сдвинуться с места.

Знания Системно-векторной психологии Юрия Бурлана позволили мне понять, почему дети ведут себя именно так, а не иначе, почему возникают трудности в отношениях супругов, хотя они женятся по любви. Я стала думать по-другому, иначе относиться к тем или иным проявлениям в поведении моих пациентов. Нашла ответы на многие вопросы, которые тревожили мой ум.

Будучи детским врачом, на тренинге я больше интересовалась проблемами детей и их родителей. Я пересмотрела возможность психологической помощи детям и их родителям с точки зрения Системно-векторной психологии. Например, мне стало понятно, откуда берутся ночные страхи у детей, и как с ними справляться, почему некоторые дети долго сидят на горшке, и как правильно поступать в таких случаях. Почему, например, у моего девятилетнего пациента наблюдался понос до двадцати раз за сутки, а медикаментозное лечение оказывалось безрезультатным.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана объясняет, что каждый человек рождается с определенными врожденными свойствами. Эти свойства называются векторами. Всего существует восемь векторов – восемь граней уникальных свойств психики. Они определяют характер человека, его желания, и потенциальные возможности. Уровень развития векторов зависит от воспитания, окружающей среды, и это формирует жизненный сценарий. Чтобы ребенок не страдал ночными страхами, на ночь ему нужно читать добрые сказки без злых, пугающих персонажей. Детей нельзя пугать, а тем более сверхчувствительных детей со зрительным вектором.

Я узнала, почему, когда торопишь медлительных детей, они впадают в ступор. Когда я осознала все особенности их психики, я поняла, как необходимо им сохранять свой спокойный ритм, чтобы не было запоров, диареи, а в худшем случае, и заикания. Нельзя их подгонять, прерывать их деятельность, стаскивать их с горшка, ругать и наказывать за долгое сидение на горшке. Один из признаков психологических проблем у таких детей — это проблемы с кишечником.

Аутизм, до сих пор таивший много загадок, раскрылся для меня с новой стороны. Я поняла, какие дети находятся в группе риска возникновения аутизма и почему. Зная причины возникновения проблем, их можно решить. Это действительно возможно.

Мы должны быть более внимательными к нашим детям, распознавать их психические особенности, тогда мы сможем точнейшим образом направить их развитие и избежать нежелательных последствий, в том числе, по здоровью.

Важным является определение доминирующего вектора на ранних этапах развития, что дает понимание, как правильно воспитывать каждого ребенка. Каждому нужен особый подход. Если понимаешь, какие природные данные психического у ребенка от природы, легко сохранять любовь, доброе отношение и воспитать гармонично развитую личность.

Системно-векторная психология для меня — это прорыв в области изучения психики людей и понимания себя. Я пересмотрела свою работу, психологическую помощь детям и их родителям с точки зрения Системно векторной психологии Юрия Бурлана. Мое мышление обрело системность и более глубокое понимание детских проблем на разных этапах развития.

Я больше утвердилась в понимании причин нарушений поведения и различных патологических реакций детско-подросткового возраста.

Еще раз подчеркну, что во многом они заключаются в некомпетентности родителей и педагогов в общении с детьми.

Я выражаю безмерную благодарность Юрию Бурлану за его весомый вклад в области изучения психики человека. В настоящее время он успешно продолжает обучать всех желающих улучшить качество своей жизни, устанавливать гармоничные отношения в семье, в коллективе и в обществе, давая новые знания на благо воспитания нового поколения. Жизнь продолжается, есть основания понимать жизнь по-новому.

Всем родителям, педагогам, врачам всех специальностей и тем, кто участвует в воспитании детей, я рекомендую пройти специальное обучение на тренингах по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Получение образования в области психического человека является актуальным требованием времени.

Ушнурцев Александр Михайлович

Ушнурцев Александр Михайлович

детский психиатр психотерапевт реабилитолог

окончил Калининский Государственный медицинский институт (КГМИ), лечебный факультет интернатура по педиатрии

окончил Центральный ордена Ленина Институт Усовершенствования врачей (ЦОЛИУВ), курсы: резидуальные нервно-психические расстройства у детей и подростков и психотерапия резидуальных нервно-психических расстройств у детей и подростков

окончил обучение в Институте им. Семашко, международные курсы: неотложная психотерапия и психиатрия

окончил курсы «Автоматизированные системы анализа терапии» и «Видеокомпьютерный психоанализ» (г. Москва)

окончил обучение на кафедре психотерапии, сексологии и медицинской психологии; профессиональная переподготовка «Психотерапия», Кафедра психотерапии, сексологии и медицинской психологии (РАПО, г. Москва).

окончил курсы «Психотерапия творческим самовыражением» (Клиническая характерология), Кафедра психотерапии, сексологии и медицинской психологии (РАПО, г. Москва)

автор метода «Коррекция психосоматических нарушений и пограничных нервно-психических расстройств»

стаж работы 25 лет

Очень высоко ценю Системно-векторную психологию, как и всякое систематизированное представление о предмете. К сожалению, в настоящее время с этим приходится сталкиваться всё реже и реже. Системно-векторная психология Юрия Бурлана – это целостное, живое, в высшей степени прикладное знание о человеке, основанное на естественно-научном представлении о нём.

Достаточно хорошо ориентируясь в распространённых и разделяемых профессиональным сословием психологических и психиатрических типологиях, беру на себя смелость утверждать, что при соотношении

1) целостного подхода, 2) доступности изложения, 3) результатов при реализации озвученных принципов (т.е. технологичности), 4) способности быть одновременно способом самопомощи и инструментом помощи

Системно-векторная психология вне конкуренции среди вышеупомянутых методов диагностики и коррекции. Особо подчеркну слова «распространённых» и «разделяемых». Думаю, эти допущения понятны и не нуждаются и объяснении.

О психотерапевтическом эффекте тренинга Юрия Бурлана много сказано на форуме портала Системно-векторной психологии. Если Вас интересует мой опыт, то скажу: Системно-векторная психология обогатила мою практику, хотя существенно на неё не повлияла: не изменила алгоритм мышления – оно и до того было системным. Способ коррекции принадлежит к системным, в действиях, приблизительно, те же алгоритмы, где-то даже совпадающие в деталях. Именно поэтому Системно-векторная психология мне близка и понятна.

Благодаря Системно-векторной психологии я смог по-новому посмотреть на свой более чем двадцатилетний опыт системного психо-телесного моделирования при работе с людьми, находящимися в особых состояний сознания, увидеть иные варианты решения многих задач. И за это тоже я бесконечно благодарен Системно-векторной психологии, большому труженику и высокому профессионалу Юрию Бурлану.

Знания Системно-векторной психологии могут помочь всем без исключения, я бы советовал пройти тренинг каждому. Знание о характере как типичном способе проявления человеком себя и других переоценить просто невозможно. С давних времён на все лады повторяется «Познай самого себя», но доступ к соответствующим простым, надежным и действенным инструментам очень ограничен в силу различных условий. Клиническая характерология в том смысле, в котором она сейчас есть – явление малозаметное, хотя и примечательное. А ведь именно об этом в совершенно замечательной, увлекательной и доступной форме рассказывает Юрий Бурлан.

Системно-векторная психология – это огромный прорыв, когда большому числу людей даются систематические знания, способные немедленно превратиться в целебное средство. Да уже за одно это нужно низко поклониться людям, делающим это доступным. Спрашиваете: «Кому они могут помочь?». Отвечаю: ВСЕМ! ВСЕМ! ВСЕМ! Потому что: «Важнейшее зло то и есть, что человек сам себя не знает, а потому надпись на храме Дельфийском за основание всей мудрости почитается – «Познай самого себя» - , писал замечательный русский просветитель и государственный деятель России Феофан Прокопович.

Эти знания необходимы, потому что:

• 90% всех болезней есть психосоматические – «всё от нервов», по-простому, опять же от незнания себя и других; • приблизительно, 40% хирургических вмешательств делается необоснованно; • система не стремится иметь дело со здоровыми, здраво рассуждающими и реализующими себя людьми, т.к. ими труднее манипулировать, а потому быть или не быть марионетками зависит только от каждого из нас; • медицина и психология стали нечестным бизнесом, интерес которых не в оказании действенной помощи, а в удержании клиента и расширении клиентской базы; • у несчастных родителей (читай, «неведающих себя») счастливых детей не бывает. И ещё много-много всяких «потому что».

Ещё раз низкий поклон всем, кто делает это знание доступным.

С глубоким уважением ко всем Вам. Ушнурцев А.М.

Лиясова Дина Бариевна

Лиясова Дина Бариевна

врач-терапевт, медицинский психолог, директор Медицинского центра

В 1986 году закончила Актюбинский государственный медицинский институт по специальности «Лечебное дело»;

работала в стационаре терапевтического профиля, в отделении токсикологии;

с 2001 года по настоящее время работаю в страховой медицине, возглавляю Медицинский центр;

в 2008 году закончила Актюбинский государственный университет имени К. Жубанова по специальности «Психология».

Специализации: «Клиническая кардиология», «Гемодиализ и острые отравления», «Рефлексотерапия», «Профпатология», «Скорая помощь».

Стажировка в Австрии по специальности «Кардиология».

Я всегда мечтала лечить людей. В детстве играла в больничку. Сохранилась фотография, где я в белом халатике и смешном колпачке держу в руках стетоскоп. Будучи студенткой, я загадывала тайное желание, чтобы у меня открылся «третий глаз» и чтобы я могла видеть больных, как на рентгене — для того, чтобы знать, кого как лечить.

Уже будучи практикующим врачом, я часто сталкивалась с ситуациями, когда вроде бы все сделано верно, диагноз ясен, лечение назначено, но выздоровление идет туго. И даже если человеку стало полегче, симптомы заболевания возвращаются через какое-то время.

В поисках причин я обращалась к изучению традиционной рефлексотерапии, медицинской психологии и психосоматики. Багаж знаний увеличивался, а четкого понимания не возникало. Что-то неуловимое постоянно ускользало.

Моя полудетская мечта стала воплощаться в жизнь после прохождения тренинга по Системно-векторной психологии. Не сразу, не в один день пришло понимание, каким образом наше психическое влияет на наши желания, привычки и поведение. Понимание того, что человек, живущий вразнобой со своими природными желаниями, обречен на несчастия и болезни. А глубокая проработка всех проблем — «якоречков» и зажимов, происходящая на тренинге, дает ни с чем не сравнимое ощущение свободы и радости жизни.

Сейчас я даже представить себе не могу, как это: смотреть на человека, разговаривать с ним и не понимать, чем он дышит, чего хочет, чем может болеть. Ведь это так естественно — знать, какой вопрос надо задать, какое лечение рекомендовать, знать, что пойдет на ура, а на что человек никогда не подпишется. Знать, кто любит пробовать новые методы исследования и лечения, а кто предпочитает лечиться по старинке.

Благодаря знаниям системно-векторной психологии в мои руки — врача, психолога, директора Медцентра — попал безошибочный, проверенный и доказанный тысячами реальных результатов механизм. Механизм распознавания людей и болезней, их комплексов и ограничений. Те скромные результаты, которых мы с пациентами раньше добивались методом проб и ошибок — днями, неделями, месяцами — получили свое обоснование.

Мне как руководителю стало ясно, кого из коллег нельзя подгонять, а надо сказать: «Не спеши, подумай, у нас есть время. И еще раз — не спеши…». А кому можно сказать — «Все! Я ничего не знаю. Вот задача и ее надо решить — быстро. Ты сможешь, потому что у тебя такой склад ума!»

Ты уже понимаешь, что есть люди, которые говорят одно слово, а два держат в уме. И скажешь: «Я-то знаю, что ты имел в виду, звуковичок ты мой, но люди-то вокруг не телепаты. Ты в уме сложил всю фразу, со смыслом, и тебе кажется, что все и так понятно, а выдал только начало, а продолжение осталось у тебя в голове».

Сегодня намного легче, почти с первых фраз можно понять, с кем ты имеешь дело, что кроется за жалобами и симптомами.

Случаи из практики

На приеме пациент: «Доктор, что-то со мной не то. Я никогда раньше не болел, я занимался спортом, у меня отличное образование, семья, работа. А теперь болячки меня преследуют. Вроде бы ничего серьезного, но я устал так жить, устал болеть». Поникшие плечи, потухший взгляд. И колебания — АД, и боли в спине и в суставах, частые простуды. И никаких органических изменений. В таких случаях пациенты иногда даже говорят: «Я болею, а врачи, дураки, диагноз поставить не могут».

Благодаря СВП ясно, что молодой человек живет вразрез со своими желаниями. Его природа — это карьера, смена впечатлений, новые ощущения, встречи, спорт. А у нас — работа не по специальности, зато высокооплачиваемая — чтобы семью кормить, потому что жена и трое детей. На спорт и путешествия времени нет. Искать впечатлений на стороне — воспитание не позволяет. Браку всего три года, где год за три идет.

Вот так живет человек и не понимает, почему организм стал его подводить. Я рассказываю ему его историю: что он любит, а что нет, что у него получается. Прошу поправить, если где-то допустила неточность. Все точно. На основании знаний о природе кожного вектора, носителем которого он является, делаю назначения: занятия спортом и т.д.

И вот он осознает, что он не один на один со своей проблемой, его поняли — такая улыбка на лице появляется! И сразу 5 лет с плеч долой — и плечи расправились, и глаза заблестели. А почему? Человеку показали, что есть наука, есть знание, и оно всем доступно, только учись.

На прием пришли двое. Отец сына как на аркане притащил. Вот, лечите, я вам доверяю… У сына игромания. А мальчик молчит как партизан — ни слова, ни полслова. Пробую и так и эдак… Стена непробиваемая. Хотя, благодаря знаниям, полученным на тренинге, вычислила проблему в первые же минуты. Мне приходилось уже консультировать пациентов с аналогичной бедой — знаю, что системно-векторная психология имеет в своем арсенале лекарство от этой напасти. А мальчик меня не слышит. Вспоминаю совет Юрия: «В тяжелой ситуации, когда вы не знаете, что делать, попробуйте сосредоточиться на своем собеседнике, понять его вектора, то есть состояние, свойства и желания». Это сработало! Паренек раскрылся, как подсолнух на солнце. А ведь раньше я и представить себе не могла, как к такой беде подступиться.

А вы знаете, как болеют врачи? Обычно это выглядит так: как бы плохо ему не было, он идет на работу. А как же, больные ждут. И надеется, что все само рассосется. В некоторых случаях принимают простенькие лекарства — от температуры. Если дело доходит до серьезного, в ход идут все лекарства, и очень часто они не помогают. Потому что причина не устранена. Поскольку большинство нас врачей обладают зрительным вектором, я стала внедрять в назначения необычное лекарство — просмотр фильмов на сострадание. И теперь применяю этот рецепт для всех зрительников. Для каждого — свое кино! Уже готова картотека фильмов. «Суровым» парням помогают «Хатико» и, как ни странно, романтические мелодрамы. Некоторым — «Жизнь прекрасна», «Дорогая домой» (Корея) и «Мальчик в полосатой пижаме».

Так люди со зрительным вектором снимают напряжение, ведь используют свои эмоции для сострадания героям. Разумеется, фильмы сами по себе не решают проблемы со здоровьем, они помогают на какое-то время снять зажимы с эмоциональной сферы и облегчить психологическое состояние. И зачастую физическое состояние улучшается, как следствие.

Чтобы решить психологические проблемы и внутренние противоречия основательно — я советую своим пациентам пройти тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Так как он работает с глубинными причинами любых негативных состояний человека — будь то плохое настроение или хроническая апатия.

Еще один пример. Пациентка — пенсионерка, постоянно болеет простудными заболеваниями: внуки из садика приносят инфекцию. Я перед выходными назначила ей просмотр фильмов на сострадание, она усадила всю семью, сказала: «По совету психолога». В результате — в этот раз обошлись без антибиотиков. Теперь всей семьей идут на вводные лекции Юрия Бурлана за современным и таким важным лекарством.

А пациентка со страшной головной болью, когда прочитала статью про мигрень, заплакала — «Это все про меня! Как вы узнали?»

Потом разулыбалась, говорит: «Мне снова жить захотелось!» Понимаете, о чем я? Только от прикосновения к тайне, легкого касания к дверце, когда та еще даже не открылась, а человек понял: здесь, за этой дверью я найду ответы на все свои вопросы, — ему уже стало легче.

Никто не отменяет осмотр и обследование больных, не отказывается от назначения препаратов. Просто, применяя знания системно-векторной психологии, мы добиваемся большего: человек знает, что ты его понимаешь, доверяет тебе и выздоравливает легче и быстрее.

В любом заболевании принимают участие три игрока. Доктор — против Болезни и Больной посередине. Побеждает тот, на чью сторону становится Больной. СВП приближает Больного к Доктору, вместе мы становимся Силой — двое против одного.

Да, со знанием системно-векторной психологии мне стало легче жить. Ушли мигрени и бессонница. Мне стало легче диагностировать болезни, эффективность работы врача, психолога и организатора выросла в разы.

И главным результатом после прохождения тренинга Юрия Бурлана я считаю, что лучше стало моим близким — семье, друзьям, пациентам и коллегам.

Системные знания — как лампочка, которая зажглась у меня в голове: мне стало ясно и радостно жить, понимать себя и других. Я рекомендую пройти тренинг по системно-векторной психологии всем специалистам, которые работают с людьми.

17 ноября 2016

Интервью с врачом терапевтом, кардиологом, рефлексотерапевтом и психологом, директором медицинского центра «Interteach Aktobe» Диной Лиясовой, г. Актобе.

Анна Хохлова: Скажите, пожалуйста, как давно вы в медицине? Какие у вас специальности?

Дина Лиясова: Я в медицине почти столько лет, сколько себя помню. В детстве часто играла в больничку и немного в школу. Первая пословица, которую я выучила, была на латыни — Vis vir vi pellet — «Сила силу силой двигает».

Мой папа преподавал немецкий язык и латынь в медицинском институте, в доме постоянно крутились преподаватели, врачи и студенты. Я «помогала» папе проверять тетради. Поняла, что Duo (двойку) ставить легче, зато Quinque (пятерку) писать трудно, но приятно. В мединститут поступила в 16 лет, как только получила паспорт. На младших курсах собиралась стать гинекологом, даже в роддоме подрабатывала. Но на 5-м курсе влюбилась в общую терапию. Сейчас я терапевт, кардиолог, рефлексотерапевт, психолог.

Анна Хохлова: Как давно вы прошли тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана?

Дина Лиясова: Осенью 2015 года первый уровень и зимой — второй уровень.

Анна Хохлова: У вас есть психологическое образование. Зачем вы пошли учиться еще и на тренинг СВП? Нашли ли вы здесь то, что искали?

Дина Лиясова: Мне катастрофически не хватало знаний, чтобы эффективнее помогать людям. Кое-что получалось, но всегда было ощущение, что еще чего-то не хватает, думала — вот пройду следующее обучение и все будет понятно. Чем дальше, тем больше я сомневалась. Не хватало надежного фундамента, когда ты точно понимаешь, какого результата следует ожидать. Выкладывалась я одинаково, но кто-то выздоравливал без лекарств, складывая таблетки в тумбочке, а у кого-то болезнь приобретала затяжной характер. Даже закончив второй ВУЗ по специальности «медицинская психология», я называла себя неправильным психологом.

О Системно-векторной психологии узнала случайно, изучая английский онлайн. На курсе слушатели общаются по скайпу, представляются друг другу, задают вопросы. И одна из женщин, узнав о моем образовании, спросила, слышала ли я что-нибудь об СВП. Учиться я люблю, всегда гонялась за знаниями, поэтому сразу зашла на сайт Юрия Бурлана и нашла «свое». На следующий день начались бесплатные вводные лекции.

Анна Хохлова: Что такое врач на амбулаторном приеме, знающий СВП? Что вы успеваете диагностировать на коротком приеме?

Дина Лиясова: Системный врач на приеме — это человек понимающий, сострадающий и готовый помочь. Без лишней скромности скажу — это удача для любого пациента и для медицинского учреждения в целом.

Практикующему доктору не всегда требуется много времени, чтобы поставить правильный диагноз. Например, слыша кашель пациента еще в коридоре и принимая затем человека с одышкой и характерным односторонним румянцем на лице, терапевт может сразу заподозрить пневмонию.

И системный доктор порой за несколько минут наблюдения, анализируя выражение лица, жесты, прислушиваясь к ключевым словам, получает психологический портрет пациента и предполагает не только жалобы, но и прогнозирует течение болезни.

Анна Хохлова: Успеваете определять вектора человека и их состояние?

Дина Лиясова: В целом — да, и каждый раз заново. Очень часто определение векторального набора помогает с диагнозом, а подтвержденный диагноз часто дает подсказки, на какой вектор нужно обратить особое внимание. Заметила, что в последнее время все чаще люди проливают слезы на приеме, независимо от пола и возраста. Это было всегда и раньше меня смущало. Сейчас отношусь к этому спокойнее. И сейчас очень много пациентов, которые говорят:

— Откуда Вы так хорошо знаете меня, доктор? Вы рассказываете про меня все, даже те вещи, которые я еще не понимаю, а Вы их уже озвучиваете. Никто не знает про меня столько, сколько Вы.

Я открыто говорю человеку, например:

— Когда Вы спокойны и уравновешены, лучше Вас никого нет — ни для семьи, ни для работы. Вы лучший из лучших. Но когда на Вас наваливается слишком много дел, Вы нервничаете, что-то не клеится в жизни, и тогда хочется кому-нибудь по носу дать, правда? Тогда Вас бесит все, вот, рамка неровно висит, полотенце не на месте. Треснуть бы кого-нибудь по затылку.

Человек удивляется, но соглашается:

— Да, я такой.

— А болеете Вы оттого, что не терпите несправедливости. Вас обидели, что-то недодали, и память отличная не дает забыть то, что было 10-20 лет тому назад. Вы садитесь за стол и за столом вместе с пищей пережевываете мысленно все старые обиды.

— Откуда Вы все знаете?

Я осознаю, что эти знания — колоссальная ответственность. Ведь получается, человеку можно помочь избавиться от болезни и улучшить качество его жизни.

Анна Хохлова: Помогает ли это в диагностике заболеваний?

Дина Лиясова: Еще бы!

Лиясова Дина Бариевна

Анна Хохлова: Приведите, пожалуйста, пример. Например, обнаружили, что у пациента кожный вектор. Чем это поможет?

Дина Лиясова: Представьте себе человека, который быстро перемещается, быстро говорит, перебивает сам себя, и, независимо от того, на что он жалуется, как долго он болеет, ему хочется получить результат сразу, не теряя времени.

— Дайте, доктор, таблетку, чтобы я сразу поправился, но такую, чтобы вреда для организма не было. И не очень чтобы дорогую, что лишние деньги на ветер выкидывать.

…Что Вы говорите, если буду спортом заниматься и мышцы подкачаю, спина перестанет болеть?

А работает он экономистом, работа престижная с хорошей зарплатой, но тоска одолевает страшная.

— Но нет, такую работу бросать нельзя, я же хорошо зарабатываю, правда, времени ни на что не хватает, в спортзал дорогу забыл и в отпуске давно не был.

Такому пациенту нецелесообразно расписывать длительный многоступенчатый курс лечения. В таких случаях мы комбинируем традиционную терапию, которая дает быстрый анальгезирующий эффект, рекомендуем физиолечение и массаж (какое блаженство для носителя кожного вектора!) и мягко подталкиваем к занятиям спортом. Причем идем за удовольствием: «Вам понравится контролировать свой распорядок дня, у вас будет все расписано, Вы ведь очень организованный человек, а получение мускульной радости для Вас с осознанием несомненной пользы для здоровья — это лучшее лекарство».

Анна Хохлова: Или, наоборот, у пациента, например, экзема — как патология кожного вектора. Что можно посоветовать в плюс к обычной диагностике?

Дина Лиясова: С экземой все немного сложнее. Если кожное заболевание носит хронический рецидивирующий характер, то здесь не обошлось без анального вектора — это он отвечает за хронизацию процесса. В таком случае ищешь особенности и объясняешь пациенту, что порой его серьезно раздирают противоречия.

С одной стороны, хочется получить все быстро разом, есть соблазн сделать абы как — «А что? Все так делают». С другой стороны, внутренний сторож, который все время на страже справедливости и равенства, которому некомфортно от спешки и некачественно выполненной работы, которому хочется 25 раз все проверить. Который обижается на обстоятельства и чувствует себя виноватым, что сам кого-то обидел.

Где-то не хватает впечатлений, событий, потому что плохо совмещается кожный вектор с однообразной жизнью, а жизнь заставляет сидеть на месте, тогда все проблемы проявляются на коже.

Анна Хохлова: Провокационный вопрос. Может, уже и анализы сдавать не нужно? Отменяет ли СВП медицину или дополняет?

Дина Лиясова: Официальную медицину никто не отменяет. И без анализов мы не обходимся. Если есть необходимость, назначаем лекарственные препараты. Просто доктор, используя знания СВП, рекомендует наиболее подходящую именно этому пациенту схему лечения, реабилитацию и оздоровительные мероприятия. А пациент, осознавая особенности своей психики, перестает сопротивляться и бороться со своими «слабостями».

Анна Хохлова: Интересно, у обладателей зрительного вектора, например, вы видите специфическую патологию?

Дина Лиясова: Зрительный вектор наделяет своих носителей способностью ярко переживать эмоции. Это чувствительные, впечатлительные люди, которые являются природными психотерапевтами. Им хотят излить душу, а они, не справляясь ни со своими, ни с чужими эмоциями, порой жалуются на «душевную помойку». Смотрят на окружающих, как на вампиров, которые только и ждут, как выкачать с них энергию.

Спасаясь, эти люди стараются закрыться, держать дистанцию и, вместо того чтобы сопереживать и помогать, тащат одеяло на себя. Это мне нужна помощь, это я слабый. В результате организм, предназначенный сострадать и сопереживать другим, помогать всем, кто попал в беду, замыкается на своих переживаниях. В ответ у него могут развиться различные фобии, панические атаки, падает иммунитет и бурным цветом цветут простудные и аллергические болезни.

Анна Хохлова: Сейчас много внимания уделяется «комплаенсу». То есть врач может назначить очень хорошее лечение, а пациент не лечится, не пьет таблетки, например. Помогает ли знание СВП в назначении лечения, в установлении такого комплаенса?

Дина Лиясова: В моей практике таких случаев не встречается. Если лечение действительно необходимо, то каждому больному нужно просто это объяснить, системно учитывая его характерологические особенности. Для тех, кому важно сохранение времени, польза-выгода, объясняешь, что лечение позволит минимизировать потери времени и денег и сейчас, в данный момент, и на перспективу.

А для тех, кто вдумчиво все анализирует, надо давать полный расклад — этиологию, патогенез, причинно-следственные связи — и быть готовым объяснить все несколько раз.

Анна Хохлова: Расскажите какую-нибудь историю, когда без знаний Системно-векторной психологии диагностика или лечение пациента значительно бы усложнились.

Дина Лиясова: Несколько месяцев тому назад на приеме была женщина с множеством жалоб и «букетом болезней». К болезням своим она привыкла, но справиться с повышением давления самостоятельно не получилось. Объясняя причины, сказала, что переживает за дочь, которая является инвалидом с детства, и тревожится, что будет с дочкой, если она свалится. Выяснилось, что работает эта женщина социальным работником, заботится о детях-инвалидах.

Уверена, что без знания СВП я бы смогла добиться нормализации артериального давления, немного улучшила бы эмоциональный фон пациентки.

Но именно благодаря СВП месяц тому назад в мой кабинет зашла Она — роскошная, красивая женщина. Конечно, я ее не узнала. Это был уже другой человек, уверенный в том, что занимается любимым делом, и научившийся получать от этого удовольствие.

— Лекарства принимаю в минимальной дозировке, как Вы и рекомендовали. Но впервые за много лет я хочу жить и радуюсь жизни. Я поняла, какая я и в каком направлении мне двигаться. Я захотела расти и развиваться. Я стала другим человеком.

На самом деле, она просто стала сама собой. Перестала изводить себя за мягкотелость, перестала стесняться своей чувствительности, перестала ругать себя за то, что не нашла денежную работу. Осознала себя, и это случилось уже на первых шагах знакомства с системно-векторной психологией.

Анна Хохлова: В какой специальности медицины, на ваш взгляд, без знания СВП уже никуда?

Дина Лиясова: Системно-векторная психология помогает врачам любой специальности. Но без знаний СВП просто бессильна, на мой взгляд, официальная психиатрия. Если врач другой специальности может «выехать» за счет чисто профессиональных знаний и использовать общие рекомендации, то в психиатрии такой номер не проходит.

Анна Хохлова: В двух словах резюме — зачем врачу на приеме СВП?

СВП на приеме нужна не столько доктору, сколько больному, чтобы специалист, которому он доверился, помог справиться с заболеванием, объяснил причины и дал рекомендации, что делать, чтобы быть здоровее.

Системный врач имеет в руках уникальный шанс достучаться до каждого пациента, и если у пациента действительно есть намерение быть здоровым — он им станет.

Интервью записала Анна Хохлова

11.07.2018

Щербакова Татьяна Владимировна

Щербакова Татьяна Владимировна

Врач-невролог

В 2005 году окончила Луганский государственный медицинский университет по специальности «Лечебное дело».

С 2005 по 2006 проходила интернатуру в Российском университете дружбы народов (г. Москва) по специальности «Неврология».

С 2006 по 2009 год работала врачом неврологом в неврологическом отделении стационара г. Москвы.

C 2009 — фармацевтическая компания «SERVIER».

В апреле 2016 года закончила тренинг первого уровня Юрия Бурлана. Благодаря тренингу Юрия Бурлана приняла решение вновь вернуться в неврологию.

До тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана, наблюдая пациентов с психосоматическими и психическими расстройствами, я ощущала полную растерянность. Практически все заболевания в области психиатрии и неврологии — неясной этиологии. Да, существуют теории. Но когда я сталкивалась один на один с заболеванием пациента было неприятно осознавать свою беспомощность.

Сегодня, после прохождения тренинга по системно-векторной психологии, для меня открылось понимание психики человека — структурированное, точное, наблюдаемое знание со стопроцентным определением. Кроме этого, стала очевидна тесная взаимосвязь организма и психики. Скажу больше, эти понятия нельзя разделить. Изменения психики неминуемо сказываются на состоянии организма. Психиатрические заболевания перестали быть загадкой.

То, что предлагает медицина для пациента с психоневрологической патологией, имеет некий процент эффективности. В современной медицине не существует лекарственных препаратов или методик со 100-процентной эффективностью и стойкостью результата. Это означает, что есть группа пациентов, не отвечающих на лечение. Не говоря уже о нежелательных реакциях. Также существуют такие явления, как неполная ремиссия, когда не все симптомы уходят, либо нестойкая ремиссия — заболевание быстро возвращается.

По сути, вне системно-векторной психологии врач не может пояснить пациенту причину многих его состояний, а следовательно — вылечить. Редко удается вернуть пациента с психиатрическим или неврологическим диагнозом к нормальной жизни, не говоря уже о счастливой жизни.

Еще одной загадкой для меня были суицидальные мысли у пациентов. Как помочь таким пациентам было непонятно. Академическая психиатрия не предлагает решения, а только заглушает боль таких пациентов. Я хорошо помню разговор с одной такой пациенткой. Она сказала, что не понимает, зачем ей жить. Те доводы, которые я приводила, не вызывали интереса.

После тренинга я не только стала понимать, что происходит в психике такого человека, но и смогу теперь найти нужные слова поддержки. А главное, я знаю, как действительно эффективно помочь таким пациентам. Тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана возвращает таким людям желание жить.

Конечно, психиатрия и неврология достигли больших успехов. Но их недостаточно, чтобы вылечить человека.

Знания, которые дает системно-векторная психология Юрия Бурлана, раскрывают причины всех психиатрических заболеваний — точно, логично, объясняя причины и следствия. Теперь я могу логически пояснить пациенту причину его состояния. Если заболевание не дошло до состояния глубоких биохимических нарушений в головном мозге, то у пациента есть возможность вылечиться.

Знания системно-векторной психологии дали мне понимание, что причины многих плохих состояний кроются в отсутствии реализации врожденных психических свойств: либо у человека были проблемы и нарушения в период развития, либо он находится на данный момент в стрессовых для него условиях. При этом стало понятно, какие именно люди подвержены психическим расстройствам и какой конкретно стрессовый фактор приводит к тем или иным последствиям (заболеваниям и другим отклонениям).

Сегодня, наряду с лекарственными препаратами, всем пациентам, с психиатрическими диагнозами и не только, я рекомендовала бы пройти тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Так как тренинг несет эффективный психоаналитический результат. Это позволяет человеку выйти в полную и устойчивую ремиссию и в дальнейшем уйти от приема препаратов. А главное, человек может вернутся к нормальной и счастливой жизни. Именно такой результат должен быть в медицине. А без системно-векторной психологии мы занимаемся паллиативной помощью.

То же касается и психосоматических заболеваний. На приеме невролога в поликлинике практически 90% пациентов — с психосоматикой. Это такие заболевания, как миофасциальный синдром, головная боль, мигрень, тревожное расстройство, депрессивное расстройство, инсомнии и другие. Большой поток пациентов с соматизированной депрессией или с соматическими проявлениями тревоги, которых направляют терапевты. Особенность этих состояний в том, что ты видишь симптомы заболевания, но практически не можешь выявить органические изменения. Врачи всех специальностей сталкиваются с такими пациентами. Конечно, таких пациентов лечат, но это также паллиативное лечение.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана раскрывает глубинные причины психосоматических заболеваний. Хотя только тренинг дает стойкий результат, я также могу эффективно помогать пациенту. Теперь я могу дать пациенту точные и эффективные рекомендации по изменению образа жизни, а также назначить план лечения с учетом особенностей психических свойств человека.

Скажу больше, системно-векторная психология — это эффективный инструмент для раскрытия причин и механизмов практически всех заболеваний человека с неясной этиологией.

Это настоящее практическое знание, которого не хватает современной медицине. В современном мире невозможно рассматривать организм человека, исключая психику и ее влияние. Как и невозможно эффективно лечить, а тем более заниматься профилактикой большинства заболеваний, без понимания устройства психики.

Я уверена, что системно-векторная психология займет достойное место в медицине. Она требует, чтобы ее изучали в медицинских ВУЗах.

Когда эти знания будут применять в науке, мы наконец раскроем причины заболеваний со столетней историей изучения.

Отдельно мне бы хотелось сказать о личной пользе для врача. Я говорю о стрессоустойчивости. Глядя на своих коллег, я наблюдаю очень часто выгорание и моральное истощение. Работа с людьми, а тем более с больными людьми, это тяжелый психологический труд. Я сама была в состоянии эмоционального выгорания.

После тренинга развилась стойкая стрессоустойчивость. Теперь, видя пациента, я точно знаю все его желания, привычки, особенности поведения, могу предположить сопутствующие заболевания с высокой вероятностью. Я понимаю теперь, как выстроить наше общение и лечение, чтобы оно было максимально эффективным и приятным. Появилась уверенность и спокойствие.

Я бы рекомендовала пройти тренинг Юрия Бурлана всем врачам без исключения, чтобы не только повысить в разы эффективность своей работы, но и получать настоящее удовольствие и удовлетворение от своей профессии.

Шалюга Любовь Васильевна

Шалюга Любовь Васильевна

Врач-терапевт, остеопат

Окончила Санкт-Петербургский Медицинский Университет имени академика И.П.Павлова в 1999 году.

Клиническую ординатуру по терапии на кафедре госпитальной терапии СПбГМУ в 2001 году.

Первичную специализацию по общей врачебной практике в 2002 году.

Европейскую Школу Остеопатии в 2012 году.

С 2015 года изучаю системно-векторную психологию Юрия Бурлана.

Опыт работы терапевтом 12 лет.

ДО

На тренинг по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана я попала после непростой болезни, которая выбила меня из привычного русла жизни. Свою болезнь я связывала исключительно с психологической несостоятельностью и неспособностью противодействовать тем условиям, в которых мне пришлось работать. Я понимала, что проблема заключалась не в самой ситуации, а в моем её восприятии, но не могла ничего с этим поделать. Подтверждало эту точку зрения то, что постепенно уменьшающиеся симптомы в виде нарушения походки и головокружения возобновлялись, стоило мне только пойти на работу, хотя к тому моменту я уже уволилась и поход в поликлинику был необходим только для продления листа нетрудоспособности.

Работу свою я всегда очень любила — ведь выбор профессии в моем случае был попаданием в «десятку». Шесть лет старательной учебы в медицинском университете, интернатура, два года ординатуры. Это был трудоемкий, но очень увлекательный процесс — процесс познания человеческого организма и возможностей устранения неисправностей в нем. И запавшие в душу слова В.М. Бехтерева: «Если больному после разговора с врачом не стало легче — значит это плохой врач».

Строить свой прием я старалась, как завещали лучшие доктора — помимо врачебных рекомендаций, стремилась облегчить страдания пациентов добрым словом, искренне считая, что это универсальный ключ к сердцу любого человека. Вкладывая душу в пациентов, я рассчитывала на подобное человеческое отношение и с их стороны. Ведь часто мы смотрим на окружающих людей через себя и ожидаем, что они должны поступать также, как поступили бы в подобной ситуации мы.

Но действительность оказалась далекой от ожиданий. В потоке пациентов амбулаторного приема было немало таких, которые приходили к врачу за какой-либо справкой, для получения которой у них не было абсолютно никаких оснований. Поскольку я снискала себе «славу» отзывчивого доктора, то именно ко мне чаще, чем к другим коллегам приходили со словами: «войдите в положение», «проявите сочувствие», «кроме вас мне некому помочь»...

Такие и подобные слова я стала слышать все чаще и чаще. Прикрыть прогул на работе, получить мед. отвод от прививки и даже получить лист нетрудоспособности, чтобы слетать на недельку в Египет... Всех просьб и не упомнишь. И тонна агрессии в ответ, когда ты отказал. Даже если до этого ты неоднократно помогал этому человеку в лечении его заболеваний.

Достаточно было одной подобной ситуации с обвинениями, чтобы на несколько дней выбить меня из колеи. На протяжении этих дней я постоянно прокручивала в голове произошедший конфликт, анализировала случившееся, каждый раз убеждалась, что поступила профессионально правильно, по совести. И снова и снова не могла найти ответа на вопросы «почему это произошло именно со мной?» и «за что?».

И если на своем приеме мне хватало времени для того, чтобы оправиться от подобных ситуаций, благо происходили они редко чаще одного-двух раз в неделю, то после назначения заведующей отделением противостоять потоку негатива стало почти невозможно — ведь теперь мне приходилось участвовать в решении всех конфликтных ситуаций подобного рода на отделении. Но главное — я совершенно не могла предугадать, от кого из пациентов можно ожидать неприятностей.

Так со временем удовольствие от работы сошло на нет. Ведь все успехи от эффективного лечения полностью перечеркивались исходящим от пациентов негативом, связанным с парамедицинскими вопросами и недовольством организацией системы здравоохранения, которые направлялись непосредственно на меня — врача, добросовестно выполняющего свою работу.

ПОСЛЕ

Уже на бесплатных лекциях тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана я испытала сильнейшую горечь. Ну почему, ПОЧЕМУ этому не учили в медицинском институте? Уже одной только лекции о кожном векторе было бы достаточно, чтобы избежать неприятных для меня ситуаций. Ведь определить человека с кожным вектором во входящем пациенте можно уже после одной лекции — по характерным жестам, особенностям речи и даже внешности. Именно человек с недоразвитым кожным вектором старается не упустить своих пользы и выгоды даже во врачебном кабинете.

Обладай я этими знаниями раньше — я бы понимала, что нет универсальной манеры общения с пациентом, после которой легче становилось бы всем. С обладателями каждого вектора необходимо разговаривать по-разному: с одними четко и конкретно, без лишних слов, с другими — медленно и обстоятельно, с третьими — не обойтись без эмоционального контакта и ни в коем случае не стоит запугивать, а с кем-то нужно аккуратно подбирать слова и ни в коем случае не повышать голоса...

Обладай я этими знаниями раньше — мне не пришел бы в голову вопрос «почему это происходит именно со мной?» Потому что я бы понимала, что происходит это безотносительно меня — просто люди так реализуют свои нехватки, вне зависимости от того, кто рядом с ними. Это ИХ стереотип поведения, обусловленный их врожденными свойствами и ситуацией, в которой они в данное время находятся. И тогда, вполне естественно, меня никогда не терзал бы вопрос «за что?».

Отсутствие этих знаний привело к тому, что с течением времени во мне, представителе анального вектора, накопилось много негативного опыта и обид из-за несправедливости этого мира по отношению ко мне. Ведь, не владея знаниями системно-векторной психологии Юрия Бурлана, я ждала в ответ на хорошее отношение — хорошего отношения, в ответ на добрые слова — добрых слов, в ответ на добросовестную работу — почета и уважения. А получала недовольство — не мной, а медициной в целом, подогреваемое средствами массовой информации. И отождествляла себя с источником этого недовольства.

Физиологическим проявлением психологического напряжения у человека с анальным вектором является спазм гладкомышечных волокон. И я не стала исключением. Через одиннадцать лет практической работы я дождалась этого спазма — в виде острого нарушения мозгового кровообращения — болезни, которая выбила меня из привычного русла жизни. По мере лечения и реабилитации основные симптомы постепенно регрессировали, но стоило мне только вспомнить про работу — они тут же возобновлялись, настолько негативными были эти ассоциации.

Мне пришлось сменить работу. Сменились пациенты, но сценарии их поведения не изменились. В поиске решения я попала на тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана, которая оказалась универсальным решением в моем случае. Я продолжаю заниматься любимым делом — и делаю это с еще большим удовольствием, чем раньше.

Ведь знания, полученные на тренинге, стали той матрицей, той системой координат, которая позволяет мне понимать не только пациентов, но и людей, с которыми приходится общаться в повседневной жизни. Их положительные и отрицательные качества, комфортные и некомфортные для них условия, их ценности и приоритеты. Это помогает правильно строить общение и позволяет избежать напряжения в отношениях.

Мой личный результат позволяет мне рекомендовать тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана в качестве средства профилактики эмоционального выгорания у врачей.

Кран Дмитрий Иванович

Кран Дмитрий Иванович

врач высшей категории

окончил Кубанский государственный медицинский университет (КубГМУ) интернатура по неврологии специализация по акупунктуре и рефлексотерапии

Стаж работы 15 лет. Категория высшая. Поликлиники (детская и взрослая неврология), муниципальные, частные, санатории, реабилитационные центры. Контингент больных самый широкий. В большей степени вертеброневрология, последствия инсультов, эписиндромы во всех формах, неврозы. Прошел разные сертификационные курсы усовершенствования, повышения квалификации и подтверждения категории, как положено всем врачам на базе различных кафедр нервных болезней с нейрохирургией.

В профессиональном смысле тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана дал желание. Новое желание взглянуть на прежние проблемы под другим углом. Пересмотреть патогенез некоторых заболеваний, механизмы формирования патологии на ранних стадиях, по-новому оценить истинную причину ряда болезней.

Академические медицинские знания не давали ответа на все мои вопросы. Традиционная китайская медицина, парадигма их мировосприятия, концепция связей у-син, причины болезней в их видении, конечно, на первый взгляд, многим кажутся более глубокими и системными, чем ограниченность инструкций и стандартов лечения нашего родного минздравсоцразвития или понятий о функционировании человеческой психики в изложении ортодоксальных корифеев от психологии и медицины.

Поэтому и перелопачивались горы литературы, пробовалось все, что только находило хоть малейший отклик внутри для раскрытия хотя бы минимальной доли понимания. Гхеранда самхита, сутры Патанджали, аштанга Йога, К.Кастанеда, С.Гроф, Айенгар, все это наше, всем известное, все практики опробовались на себе, все перепроверялось и переощущалось, все эксперименты проводились с высокой степенью отрешенности, а куда деваться - природа не терпит пустоты, и одна из самых тяжелых для переживания - пустота в осознании самого себя. Все было впустую, все заканчивалось каким-то тупиком.

Первые же фразы, которые я прочитал и услышал о системно-векторной психологии надолго оставили своего рода круги в сознании, раскрывая и объясняя что-то очень простым, очевидным языком, пробуждая что-то до этого совершенно скрытое, как пазлы, которых очень не хватало, чтобы завершить однажды начатую картинку, а без них ну никак не понять, что же изображено. И вот тут пара пазлов, вот сюда еще немного, здесь еще один и ты вдруг видишь потрясающе простое, но в то же время правильное объяснение, которое не вступает в противоречие с очевидными истинами, за которым открываются какие-то новые объемы, вылетает весь лишний мусор.

Появляется четкая... нет, это не картина... тут слов не подобрать. Даже не замечаешь, как вылетает вся лишняя шелуха твоих представлений, навязанных каким-то невыразимым и хитро-запутанным способом убеждений.

Тебе даже не надо сидеть и медитировать в позе лотоса на вершине какой-нибудь горы Кайлас, не нужно поститься неделями, не нужно читать мантры, не нужно заниматься сыроедением, питаться одним арбузом, чтоб «вывести шлаки», или еще черти чем, не нужно убивать себя, соблюдая строгую дисциплину молчания и изоляции випасаны. Перечислять можно бесконечно много того, чего делать совершенно не нужно, чтоб получить доступ к Самому Себе. Что нужно, так это объем пустоты и согласие подставить уши. Наверно еще в какой-то мере безвыходность… как у того пациента, которому ничего не остается кроме как подставить известное место для инъекции.

Дальнейшие события развивались очень быстро, было желание научиться. То, что услышал, особенно на тренинге по звуковому, зрительному векторам, затронуло очень глубоко.

Мотивация и Деятельность - на эту и около этой темы написано столько книг, столько умничаний. Вряд ли стоит повторяться, что все это по глубине подобно устройству детского самоката по сравнению с космическим шатлом, который посредством системно-векторной психологии выводит сознание на новую орбиту. И однажды там очутившись, ты уже не сможешь получать детского восторга от того, что на своем самокате проехался до соседнего двора. Желания, мысли, мотивация, действия, сама жизнь меняются необратимо почти одновременно внутри и снаружи. У каждого ровно в меру его готовности вобрать в себя эти перемены, ровно настолько, насколько у него есть Вопрос.

Осознание через Системно-векторную психологию психических процессов открывает большой потенциал в медицине, понимание бессознательных причин психосоматических заболеваний. В частности в неврологии, как сейчас вижу, - в пересмотре патогенезов заболеваний, исходя из новой психосоматической парадигмы. Ряд болезней имеют универсальную модель, процессы, протекающие в организме одинаковы, свойственны всем без исключения, не зависимо от врожденного векторального набора. В то же время не все люди болеют одинаково, кто-то никогда не будет страдать от ожирения, а кто-то не будет знаком с артериальной гипертонией, и через системно-векторную психологию это хорошо видно.

Думаю, что состояний, приводящих к необратимым последствиям, можно избежать. Несмотря на то, что в настоящее время делается много открытий в области нейрофизиологии, и уже, к примеру, имплантируют искусственную сетчатку в виде чипа (пока еще очень грубого), передающего сигналы на зрительный нерв, реальных прорывов в области понимания мотиваций человеческой деятельности и самого механизма мышления (этот механизм практически раскрыт только в биохимическом понимании) достигнуто не было, за исключением системно-векторной психологии. Без последней не будет завершенной картины, связывающей детальную физиологию нейрона и процессы, которые возникают в результате деятельности систем, состоящих из этих нейронов.

В помощи больным немаловажно и системное осознание самого пациента. На данном этапе попытки раскрыть, например, невротикам причины их состояний особого энтузиазма и внимания со стороны пациента, по объяснимым причинам, не встречают, поэтому тут только полноценный тренинг Юрия Бурлана дает шанс быть здоровым и дать здоровое потомство, остальные обречены (да простят меня за радикальные взгляды).

Безусловно, Системно-векторная психология помогает в работе, как помогает понимание ближнего общению с коллегами, нахождению в коллективе, это не зависит от специальности. Многочисленные факты, примеры, люди с которыми сталкиваешься на приеме, оцениваются через призму их собственных желаний и миропонимания, что, безусловно, очень важно. Там, где другие будут выражать возмущение и неприязнь, вы, не прилагая особых усилий, естественным образом сохраняете внутреннее понимание и равновесие, которое в итоге дает большее КПД в той же работе. Это в двух словах.

Портал Системно-векторной психологии это всего навсего шанс встречи с Самим Собой - роскошь, которая стОит намного больше чем любая сумма. Лучше пускай это будет в комфортных условиях, чем через боль осознания упущенного шанса. А лет так через «Х» отсутствие признаков системного мышления будет считаться чуть ли не основным симптомокомплексом недоразвитости интеллекта или серьезного психического отклонения, в этом нет ни малейшего сомнения.

Многое мы откладываем на попозже и проходим мимо, а потом жалеем о безвозвратной потери самого бесценного - времени жизни, которое не купишь...

Соленов Иван Владимирович

Соленов Иван Владимирович

врач магистр общественного здоровья

окончил Московскую Медицинскую Академию им. И.М. Сеченова (ММА) ординатура «общественное здоровье и организация здравоохранения»

работал в Городской клинической больнице им Н.И. Пирогова в данный момент врач частной практики, преподаватель реабилитологии стаж работы врачом 6 лет

Мое знакомство с Системно-векторным психоанализом Юрия Бурлана произошло в 2011 году и до недавнего времени ограничивалось только прочтением написанных в библиотеке портала статей. Большое количество отзывов самого разного содержания, возбудили во мне весьма сильный интерес к этой науке.

Что было для меня наиболее значимо, так это то, что после прохождения тренинга у некоторых людей, как они свидетельствовали, проходили без применения специфической терапии определённые недуги, которые до этого не поддавались лечению. Надо отметить, что и мой выбор в профессии был сделан в пользу профилактики болезней, так как значительная часть всех имеющихся расстройств имеет прогрессирующие течение и рано или отсрочено приводит к инвалидности или, что ещё хуже, к преждевременной смерти.

Как человек думающий и несущий определенную ответственность перед людьми – своими пациентами, а также имеющий и сам определенные сложности, которые требовали разрешения, я выбрал время и прошёл тренинг. Надо сказать, что объем и количество уникальной информации меня приятно удивили, поэтому, не откладывая, для большего понимания, я прошел тренинг повторно.

Полученные мною знания не только расширили мой взгляд на природу болезней, но и дали ответ на ранее не дававшие покоя мои собственные вопросы. Результатом прохождения тренинга для себя лично я считаю точное понимание природы депрессии, как ее определяет СВП, а также понимание способов, как ее избежать и преодолеть, не прибегая к препаратам которые, как известно, имеют свое «сальдо».

Уверен, что заболевания нельзя рассматривать в отрыве от знаний системно-векторной психологии – СВП даёт врачу ценный инструмент навигации. Системное знание о психическом состоянии человека имеет неоценимую важность как в понимании причин возникающих отклонений, так и в профилактике всевозможных патологий. Его широкое применение позволило бы избежать многих неточностей и даже ошибок, связанных с недостаточным пониманием психологического состояния человека и его природных особенностей. Особенно это касается широко распространенных сегодня заболеваний сердечно-сосудистой системы. Если говорить о лечении, то взяв на вооружение знания системно-векторной психологии Юрия Бурлана, медицина способна продвинуться к возможности воздействовать на реальные корни проблем со здоровьем, которые чаще всего так или иначе берут начало из состояния психики.

Я понял прямую связь состояния здоровья и реализации врожденных психических свойств человека, которые впервые полностью определяет и дифференцирует системно векторная психология Скачать здесь можно доклад Всемирной организации здравоохранения в 2000г., где дается определение здоровья. «Здоровье - это состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не только отсутствие болезней и физических дефектов».

Прохождение тренинга по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана не только даёт объяснение, как достичь ЗДОРОВЬЯ, но и, словами Н.А.Островского, позволяет избежать того, «чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы».

С глубоким уважением к Юрию Бурлану, команде и всем, кто прочтёт данный текст.

Цой Наталья Борисовна

Цой Наталья Борисовна

врач первой категории заведующий неврологическим отделением

окончила Северо-Осетинский Государственный медицинский институт (СОГМИ) по специальности лечебное дело

окончила интернатуру по специальности «терапия» на базе Тбилисского государственного медицинского института (ТГМИ)

окончила специализацию по рефлексотерапии на кафедре Неврологии и рефлексотерапии факультета усовершенствования врачей Второго Московского ордена Ленина государственного медицинского института имени Н.И. Пирогова

окончила специализацию «Нервные болезни» на базе Российского государственного медицинского университета (РГМУ)

окончила сертификационный выездной цикл Российского научного центра восстановительной медицины и курортологии: «Медицинская реабилитация и рефлексотерапия при задержке умственного развития» на кафедре физиотерапии РПДО Северо-Осетинской государственной медицинской академии (СОГМА)

окончила сертификационный цикл «Неврология с курсом ВВЭ граждан, исполняющих воинскую обязанность»

с 2009 года – заведующий неврологическим отделением госпиталя ФГКУ «1602 ВКГ» МО РФ

стаж работы более 25 лет

Системно-векторная психология Юрия Бурлана вошла в мою жизнь внезапно, неожиданно и очень вовремя, не на пустое место. Врачебный стаж более 25 лет. Из них большую часть я проработала неврологом. В настоящее время заведующий неврологическим отделением.

Отделение рассчитано на лечение больных большого спектра нозологий не только неврологической, но и психиатрической направленности, имеющей отношение к пограничным расстройствам. Контингент - военнослужащие по контракту и призыву, а также гражданское взрослое население.

Познакомилась с Системно-векторной психологией Юрия Бурлана около года назад с подачи своего супруга, уникального врача в области ультразвуковой диагностики. Пока только познакомилась. Этого оказалось достаточно, чтобы понять простую вещь. Системно-векторная психология – это не очередная идея. Это то, что является правдой жизни, истиной, очевидным о которой мы просто не знали.

Даже те небольшие познания в СВП, которыми я обладаю, помогли в большей степени: -понимать суть каждой нозологии и патогенеза заболеваний; -найти новый подход к дифференцированию заболеваний; -подходить к ситуации нестандартно, используя возможности системного мышления; -правильно оценить психологию больного на момент осмотра, разобраться в поведенческом разнообразии и мотивациях больных; -избавить больного от заблуждений, помочь открыть человеку самого себя; -в определённой степени манипулировать больным для его же блага, не дать больному навязать врачу своё, часто ошибочное, мнение; -правильно оценить социальный статус больного, ранжирование и ментальность; -строить взаимоотношения с больным, рассматривая их с точки зрения СВП; -снизить в большой степени процент приёма лекарственных препаратов; -повлиять положительно на отношение больного к заболеванию, изменить мотивацию, в большей степени контролировать процесс лечения; -реализоваться в свой врачебной деятельности и как результат получить большее удовольствие от своей работы, поднять свой авторитет. В некоторых случаях результаты просто потрясающие.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана даёт углубленное понимание сути болезни, её причины, возможного развития и дальнейшего прогноза. А это, согласитесь, немало. Так мы уходим с плоскости понимания сути заболевания, видим её в объёме. СВП даёт нам возможность видеть заболевание со стороны, с высоты и снизу, с её центральной составляющей. Просчитать, как в дальнейшем она будет развиваться вширь и вглубь.

Психическое человека – это те двери, через которые может постучаться что угодно. Через психическое мы ощущаем эту жизнь, понимаем её и через психическое, к сожалению, очень часто принимаем в свои объятие и болезнь, создавая для её основы ту почву, которая может быть очень плодородной в случае психологической неустойчивости и может приобретать в конечном итоге соматический характер с необратимыми последствиями на уровне биохимических процессов. Отсюда приходит понимание генеза такого всеобъемлющего разнообразия болезней и их течений. Сколько людей, столько различных течений заболеваний.

Начинаешь понимать по какой причине в картине болезней столько исключений, чем правил. Заболевание никогда не протекает по правилам, оно всегда протекает в виде исключений и причиной этому разное психическое и его состояние. Любой больной требует нестандартного подхода. Нестандартный подход обязательно включает в себя изучение психики данного человека в данный момент. При составлении схемы лечения всегда включает в себя и должен включать гармонизацию душевного равновесия и его психического состояния. Это аксиома. Однако, надо не забывать об опасности пропустить органическое заболевание на уровне соматических расстройств. Сводить все заболевания к психосоматическим было бы не профессионально и порой просто преступно.

Мышление, мировоззрение, способность мыслить отличает нас от животного мира. Множество заболеваний имеет человечество, которыми животные просто не болеют и не могут болеть, т.к. у них нет мышления. Течение многих заболеваний и их патогенез напрямую связан с психическим и порой индивидуальной способности индуцировать на себя те или иные симптомы, и, такое разнообразие связано именно с разницей в психическом, познания которого нам даёт Системно-векторная психология Юрия Бурлана.

Построение взаимных отношений между больным и врачом является основополагающим для достижения положительного результата в лечении. Как строить отношения с больными непосредственно на амбулаторном приёме, как работать с больными в стационаре. Для врачей общей практики особое место занимает взаимоотношение с больными с отклоняющимся поведением. Вовремя выявить отклоняющееся поведение, правильно оценить, проанализировать помогает Системно-векторная психология Юрия Бурлана.

Положительный результат – та награда, которую ожидает и больной и врач. СВП помогает правильно оценить поведение больных, в том числе на приёме, понять их заблуждения, помогает врачу открыть человеку самого себя.

Поведение больного, оценка отношения больного к самому заболеванию просто затруднительны без СВП. Чего больной ждёт и хочет ли он выздороветь вообще. Иногда больной цепляется за болезнь как за спасательный якорь, используя своё заболевание для решения каких-то проблем. Откуда растут ноги у аггравации, симуляции? Положительного результата с такой установкой человек не ждёт. Он ему не нужен. Нужна сама болезнь. Масса не дифференцируемых состояний как нозология. Больной думает и более того хочет думать и чувствовать себя больным. Понять и разобраться в таких установках, оказать реальную помощь за пятнадцать минут стало возможным для меня только благодаря Системно-векторной психологии Юрия Бурлана и за эти пятнадцать минут решить проблему больного и убедить его в этом. Приём химических лекарственных препаратов сводится к минимуму или вовсе нивелируется.

Стало понятно, что зло в сокрытии. Крайне необходимо разъяснить больным словом. Больной должен, обязан знать всё. Системно-векторную психологию Юрия Бурлана в том числе, но в определённых дозировках. Это тоже важно. Надо учитывать ту почву, на которое падает зерно.

Поддержание своего авторитета для врача является естественным. Авторитет играет большую роль во взаимодействии врача и больного на всех этапах. СВП очень помогает мне в этих вопросах и в реализации как врача.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана должна обязательно входить в программу подготовки врачей всех категорий. И это не может быть формальным подходом. Не изучил, не можешь применять, не освоил как предмет – не получишь диплом. К больным не должен быть допущен. Да и потом, как может человек работать в такой тонкой сфере, если сам ощущает нехватки, находится в неврозе, а тем более фрустрирует. Прежде чем браться за что-то, начни с себя. Это в большой степени касается врачей. Подсознательно больной должен чувствовать не только правильность лечение, но и то, что врач сам здоров.

Предлагаю врачам всех специальностей для того, чтобы повысить свою квалификацию, получать большее удовольствие и наслаждение от своей работы, обязательно найти возможность пройти тренинг, познакомиться с основами системного мышления и планомерно развиваться в этом направлении, а также научиться максимально реализовывать свои знания СВП в практической деятельности.

Ирина Кран

Кран Ирина Алексеевна

врач первой категории заведующий физиотерапевтическим отделением

окончила Кубанский государственный медицинский университет (КубГМУ) окончила интернатуру по терапии прошла специализацию по физиотерапии и кардиологии

с 2008 года – заведующий физиотерапевтическим отделением клинического санаторно-курортного комплекса и центра реабилитации ожоговых больных «АКВАЛОО» контингент больных: широкого терапевтического профиля, включая пациентов, перенесших ожоговую травму

стаж работы 14 лет

Вот пошел уже третий год как совершенно случайно я познакомилась с Системно-векторной психологией Юрия Бурлана, наткнувшись на ссылку в одной из рассылок. После первых бесплатных лекций заинтересовалась глубже. В доступной форме были изложены яркие черты, которые узнавались у близких. Это была не просто классификация по психотипам, здесь были даны именно объяснения, после которых стало ясно, почему человек ведет себя подобным образом, что стоит за теми или иными свойствами, какие желания толкают его на определенные поступки. Каким-то непонятным образом осознание до настоящего момента скрытых признаков и мотиваций в себе и в других людях наполнило пониманием и приятием.

В медицинских институтах не преподается никаких, даже самых простых, основ психологии. При этом уделяется незначительное и формальное внимание вопросам этики и деонтологии. В основном мы имеем дело с физическим телом, биохимией, физиологией. На кафедре психиатрии разбираются только грубые и необратимые отклонения, с которыми, как правило, врач другого профиля не сталкивается.

После знакомства с Системно-векторной психологией Юрия Бурлана появилась возможность давать рекомендации, исходя не только из жалоб и данных клиники, но и основываясь на понимании внутренней сущности психики пациента. Это понимание не может остаться незамеченным и мгновенно располагает пациента к врачу. Но этого недостаточно.

Принимая довольно много пациентов с болезнями сердечно-сосудистой системы, при всем многообразии клинических проявлений, вдруг понимаешь, как глубоко они объединены в своем ментальном. Как на одной почве, практически от одной первопричины люди приобрели необратимые проблемы со здоровьем, от аритмий до трансмуральных инфарктов. Большинство заболеваний вообще можно было бы избежать, если бы обстоятельства привели их на тренинг Юрия Бурлана, а открытость и готовность услышать помогли им его взять для себя.

Несколько лет назад, когда еще не была знакома с СВП, отец перенес обширный инфаркт миокарда. Буквально чудом удалось спасти жизнь. Весь механизм развития и патогенез этого заболевания известны в кардиологии вдоль и поперек, но только Системно-векторная психология дала понимание первопричин, которые формировались задолго до катастрофы на морфологическом уровне, и которых, при старании, можно было бы избежать.

Работа врача связана с людьми, их проблемами, жалобами и страданиями. Любой вам скажет, что постоянно находиться в этом полностью невозможно. Формируются механизмы отгораживания, формального выполнения рутинной работы, в ряде случаев защитный цинизм, безразличие. Тем более, уровень достатка врачей во многих регионах далек от того, чтобы компенсировать моральные и физические усилия, прилагаемые на работе. Знание СВП дает практически неисчерпаемое вознаграждение в процессе работы. Это труднообъяснимое ощущение удовлетворения, когда у тебя есть система координат, в которую легко вписываются любые случаи, и пространство, в котором ты находишься, всегда несколько шире, ты не испытываешь затруднений даже в случае угрозы конфликтных ситуаций. Появляется какая-то точка опоры, которая позволяет разрешить и повернуть все в правильном направлении, как запас прочности, к созданию которого ты не прикладываешь особых усилий, но он всегда с тобой. Передать словами, как работает истинное осознание скрытой от других природы желаний человека, практически невозможно, его можно ощутить только после прохождения тренинга лично.

К сожалению, никакие внешние советы и рекомендации не помогут прийти к пониманию необходимости пройти всем этот ликбез. Необходимо лично дозреть до тренинга. Лишь искреннее желание, интерес и собственные вопросы о себе самом, людях, отношениях в паре и на работе могут привести на тренинг. И тогда это будет настоящий Подарок, в котором самая важная и интимная часть останется с вами на всю жизнь в вашем обновленном мышлении, полученном через системно-векторную психологию Юрия Бурлана.

Кирсс Диана Андреевна

Кирсс Диана Андреевна

врач

окончила медицинский факультет Тартусского Университета окончила резидентуру по специальности семейный врач работаю семейным врачом и врачом скорой помощи стаж работы 10 лет

С Системно-векторной психологией Юрия Бурлана я познакомилась 4 года назад, когда искала решения психологических вопросов, прежде всего, личного характера. Однако полученное за 12 занятий первого уровня знание о психике человека оказалось настолько объемным по своим смыслам, настолько точным в открывающихся новому пониманию примерах реальной жизни, что ограничиться этим не было возможности. С огромным интересом я прошла и 2ой уровень и окончательно убедилась: именно этого знания я искала всю жизнь. Именно здесь я могу найти и уже нашла ответы на вопросы, которые много лет мучали меня.

То, что Системно-векторная психология способна помочь разобраться в любой личной ситуации – не оставляло сомнений. Более того, изучение СВП имело настоящий психоаналитический эффект: на моих глазах люди, проходившие тренинг и имевшие те или иные проблемы со здоровьем, с удивлением обнаруживали, что ставшие привычными симптомы переставали их беспокоить. Люди не просто получали пилюлю от депрессии, плохого сна, панических атак или головной боли, они получал глубокое осознание психологических корней своих состояний и, как побочное действие этого понимания, проблемы исчезали или значительно облегчались.

Задолго до знакомства с Системно-векторной психологией я часто задавалась вопросами: Почему человек болеет? Какую смысловую нагрузку несет то или иное заболевание? Какие механизмы, сбои в психическом способствуют запуску патологических симптомов? Ни знания полученые в университете, ни литература, которую я в дальнейшем изучала, не помогали внести ясность в эти вопросы. Причины шизофрении, депрессий, суицидального поведения, сердечно-сосудистых заболеваний, кожных, желудочно-кишечных, неврологических оставались во многом на уровне физиологии, т.е. следствий, которые за неимением более глубокого понимания психики человека, принимались за причины.

С уверенностью могу сказать, что именно Системно-векторная психология открыла для меня человека. Те реакции, поступки, переживания, которые были для меня категорически непонятны, которые, очевидно, приводили людей к тем или иным психологическим проблемам и даже соматическим симптомам и заболеваниям, сегодня для меня обрели конкретное значение и глубокий смысл. Благодаря системному мышлению я точно понимаю механизмы формирования того или иного поведения, жизненного сценария, вижу их связи с возникновением проблем со здоровьем.

Особенно ценно системное понимание состояний человека в работе на скорой помощи. Ситуации бывают разные, разной степени тяжести, иногда реагировать нужно мгновенно и всегда безошибочно, и дополнительная информация о состоянии психического помогает оценить риски для здоровья и жизни пациента.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана – это, по сути, психоанализ, и как наука, математически точным образом раскрывающая принципы функционирования психического, она имеет невероятные перспективы в медицине. То, что сегодня стоит под грифом «неизвестно» (этиология многих болезней, их течение, прогноз, исход), завтра, когда специалисты и исследователи человеческого организма на всех уровнях возьмут на вооружение системное мышление, станет всем очевидным и закономерным. Уже сейчас я по-новому вижу и понимаю многие отклонения в здоровье. Это позволяет мне ежедневно помогать людям, быть более точной в диагностике и более эффективной в лечении самых разных состояний.

Причинно-следственные связи распространенных заболеваний - от депрессии и кардиальных проблем до бесплодия – возможно не только гораздо более точно дифференцировать, используя знания Системно-векторной психологии, но и иметь четкое руководство к действию, с учетом последних достижений медицины и психологических особенностей пациента.

Хохлова Анна СергеевнаХохлова Анна Сергеевна

Врач-офтальмолог

Как давно вы работаете врачом-офтальмологом?

– Я окончила Владивостокский Государственный Медицинский Университет в 2004 году. Прошла ординатуру по офтальмологии в 2004-2006 годах и с тех пор работаю врачом-офтальмологом на амбулаторном приеме.

Поменялась ли ваша тактика диагностики и подход к лечению после прохождения тренинга «Системно-векторная психология»?

– До 2017 года и до тренинга «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана я интересовалась психологией наших офтальмологических пациентов, еще в ординатуре писала работу совместно со студентами факультета клинической психологии. Затем было увлечение околоэзотерическими учениями, которые частично отрицательно относятся к медицине, что мне всегда не нравилось и вызывало внутренний конфликт.

На тренинге «Системно-векторная психология» я наконец нашла то, что искала много лет. Владение этим научным знанием никаким образом не мешает применять медицинские назначения, напротив, прекрасно их дополняет и делает меня как врача более внимательной к психологическим характеристикам пациента. Я продолжаю назначать известные мне препараты в соответствии со всеми рекомендациями и правилами. Надо сказать, что после тренинга мне стала более интересна моя профессия, я изучаю специальную литературу более заинтересованно, стала больше читать иностранных статей.

Параллельно с подбором терапии я теперь вижу своих пациентов более глубоко. Так как многие из них обладатели зрительного вектора, то моя задача показать им их эмоциональность, направить ее в нужное русло, что также способствует некоторому улучшению зрения и качества жизни.

Есть ли какие-то интересные случаи применения знаний, полученных на тренинге «Системно-векторная психология»?

– Хочу рассказать об одном недавнем случае, когда я точно поняла, что теперь чувствую людей лучше, могу быстрее понять пациента и даже заподозрить несоблюдение рекомендаций.

На прием приходит женщина 30 лет с жалобами на воспаление, покраснение глаз. После тщательного обследования ставлю диагноз «кератоконъюнктивит», назначаю обследование и терапию.

Во время консультации, уже параллельно обычному общению, диагностирую у нее кожный вектор не в очень хорошем состоянии. Она подергивает руками, суетлива, быстро говорит, торопится. В голове появляется мысль, что такие люди могут быть склонны к обману. Поэтому во время приема, чтобы немного замедлить ее и чтоб она меня услышала, дотрагиваюсь до нее, успокаиваю, говорю медленным спокойным голосом при этом.

Назначаю ей лечение: 4 препарата в инстилляциях и прием через день.

Она начала задавать вопросы о том, какие осложнения у препаратов, опасны ли эти осложнения, «не гормоны ли это», «не антибиотики ли это». Похоже на зрительный вектор в страхах, подумала я тогда. Стала ей как ребенку объяснять и успокаивать, что лечение необходимо, а без лечения будет совсем плохо. Когда она от меня ушла, осталось ощущение, что огромное количество страхов, крутящихся в ее голове, так и не даст ей полностью выполнить рекомендации, что она будет читать интернет и лечиться не полностью.

Итак, она возвращается через день. Я общаюсь с ней очень внимательно, смотрю пристально.

Во время осмотра динамика по воспалению положительная, но слабая, почти так же, как было. Я рассчитывала на более быстрый эффект при выполнении моих рекомендаций.

Спрашиваю, капала ли она все капли? Она отвечает, что капала все, что назначено.

Но я чувствую те же страхи, что и на первом приеме, и продолжаю расспрос, обращая внимание на проявление кожного вектора и зрительного. Показываю на одно назначение и спрашиваю еще раз: «Вы капали эти капли 4 раза в день?». Она говорит «да», но в это момент я вижу мимолетное подергивание верхней части тела, как пробежавшая дрожь (реакция кожного вектора), и изменение в глазах, похожее на испуг (реакция зрительного вектора).

Это были «милисекундные» вещи, но мне этого хватило. Опускаю голову и говорю спокойно: «Вы не капали эти капли». Она изменилась невероятно, побледнела. «Откуда вы это узнали?», ─ вот был ее вопрос. Я, конечно, сказала, что я врач и должна это видеть, и внутренне очень порадовалась, что разобралась, почему лечение идет не очень быстро.

Я сделала соответствующую запись в карте. Пациентка с того момента стала мне больше доверять, как специалисту, и лечение мы с ней закончили довольно быстро. Хотя на последний прием она так и не пришла, совсем дисциплинированной не стала, кожный вектор в не очень хороших состояниях продолжал себя проявлять, но с заболеванием мы справились и полную терапию она получила.

На тренинге Юрий Бурлан некоторое время посвящает плохому зрению, чаще близорукости. Что вы можете сказать о причинах этого заболевания с точки зрения психологии? Есть ли какие-то наблюдения?

– Да. Близорукость – заболевание, психосоматический компонент в котором известен уже давно. Обратимый компонент миопии – это спазм аккомодационной мышцы, которая отвечает за перевод зрения с близи в даль. Тут играет роль еще и состояние вегетативной нервной системы. На все эти компоненты может воздействовать тренинг «Системно-векторная психология». Поэтому накопилось множество результатов по некоторому улучшению зрения у людей, прошедших тренинг Юрия Бурлана.

Что касается моего опыта, то особый интерес сейчас у меня вызывают подростки и молодые люди с близорукостью.

Недавно на приеме была девушка 22 лет. К врачу ранее не обращалась, очки не носила. На приеме впервые диагностирована близорукость (-) 3,5 диоптрии. Назначена терапия, зрительные упражнения, зрительная гигиена. Параллельно увидела у нее кожно-зрительную связку ─ много суетливости, очень много страхов и какой-то растерянности в мыслях. У пациентки часто бывает мидриаз, то есть беспричинное расширение зрачков, что, скорее всего, говорит о дисбалансе вегетативной нервной системы.

Понимая ее состояние, я вела с ней разговор очень медленно, успокаивающе, объяснила ей роль вегетативной нервной системы, посоветовала обратиться к неврологу, заняться спортом, желательно плаванием, уделить внимание своему эмоциональному состоянию. Через месяц ко мне пришел совсем другой человек: лицо ровное, красивое, суетливости в лице и теле меньше раза в три, она стала более спокойная, миопия уменьшилась на 1,5 диоптрии, выписаны очки, даны дальнейшие рекомендации.

Нужны ли знания тренинга «Системно-векторная психология» врачу-офтальмологу?

– Да. Конечно, это не так критично, как, например, в психиатрии. В офтальмологии принципиальных изменений в терапии не происходит. Тем не менее дополнения, которые я теперь могу вносить в лечение, бесценны. Знания тренинга помогают мне теперь чаще, чем раньше, сосредоточившись на пациенте, за несколько минут понять о нем больше и найти способ убедить его принимать выписанное лечение или, например, принять решение об операции. Контакт с пациентами стал гораздо ближе, четче, яснее.

30.06.2019

Шубина Маргарита Валерьевна

Шубина Маргарита Валерьевна

младший научный сотрудник

врач-педиатр

Окончила Красноярскую медицинскую академию в 2003 году

Работаю в Научно-исследовательском институте «Медицинских проблем Севера» (НИИ МПС) с 2013 года младшим научным сотрудником в Клиническом отделении соматического и психического здоровья детей, а также дежурным врачом-педиатром в педиатрическом отделении и в детском аллерго-пульмонологическом центре Клиники НИИ МПС

Системно-векторная психология Юрия Бурлана во многом изменила мой взгляд на причины большинства заболеваний у детей. Кроме врачебной практики, я также занимаюсь научной деятельностью, работаю в Научно-исследовательском институте. Наше отделение изучает психосоматическую патологию у детей. Вот уже несколько лет мы работаем над исследованием болевых синдромов, в том числе рецидивирующих головных и абдоминальных болей (болей в животе) у детей. В Клинике нашего института есть отделение, где проходят обследование и лечение такие дети.

Согласно современным представлениям данные заболевания имеют тесную связь с психоэмоциональным состоянием человека, воздействием стресса, подтверждение чему мы нашли в наших исследованиях. Однако по сей день нет однозначного объяснения этих связей. Стресс воздействует на всех, но у одних развиваются боли, а у других нет. Широко обсуждается вопрос о связи головных болей и депрессии: ученые находят общие гены, предрасполагающие к развитию данной патологии; единые патогенетические пути и провоцирующие факторы. В некоторых публикациях авторы указывают на одинаковые черты характера и личностные качества людей, страдающих данными заболеваниями. И только благодаря Системно-векторной психологии Юрия Бурлана все встает на свои места.

Меня всегда интересовал поиск причинно-следственных связей потому, что, на мой взгляд, только радикально воздействуя (устраняя причину), можно вылечить заболевание (следствие). В системно-векторной психологии причинно-следственные связи находятся в центре внимания: все явления в мире имеют гениально простое логическое объяснение. Нет запутанных, подвергающихся сомнению рассуждений. Все подтверждается на практике, в жизни.

На тренинге Юрия Бурлана человек начинает ясно видеть и понимать не только свои психические особенности, скрытые желания и пути их реализации, удовлетворения (от чего возникает ощущение наполнения и счастья), но и других людей вокруг, что проявляется в изменении отношения к окружающим. Уходят неприязнь, страхи, комплексы, обиды (которые, по-моему, происходят от неизвестности, незнания, непонимания души другого человека). Их место занимают гармоничные взаимоотношения, построенные на оправдании, принятии другого (не такого, как у тебя) поведения, появляется интерес к людям, сопереживание, стремление помочь. Вместе с этим изменяется и наше физическое тело, так как не секрет, что нервная система регулирует все процессы в организме, а психика еще более высокий уровень управления.

Согласно Системно-векторной психологии Юрия Бурлана, каждый тип характера, или точнее сказать – набор психических свойств (присущих одному из восьми векторов) заложенных при рождении (но не передающихся по наследству), на уровне тела имеет все физические свойства для своей реализации (т. е. для реализации в обществе определенного таланта). Например, для будущего организатора, изобретателя, предпринимателя, спортсмена (кожного вектора) характерно подвижное, юркое, удлиненное, легкое тело; быстрые, но экономные, очень четкие, рассчитанные движения, так как для него основная цель – экономия времени, пространства, энергии и информации. Для преподавателя, ученого, исследователя, историка (анального вектора), наоборот, характерно приземистое, крупное телосложение, некоторая неуклюжесть, склонность к полноте; медленные движения, усидчивость, неторопливость, сосредоточенность на деталях, так как его цель – накопление и передача опыта в поколениях.

Вместе с тем, у каждого вектора есть своя, с одной стороны, сильная, наиболее чувствительная (эрогенная) зона в организме, а с другой – наиболее уязвимая, так как наиболее подвержена ударам в стрессовой ситуации (которая, кстати сказать, тоже будет для каждого вектора своя, согласно его особенностям психики). Из этого следует, что, зная векторную принадлежность человека (его психические особенности) мы можем предположить к каким заболеваниям он склонен. Соответственно, зная заболевание, можно пронаблюдать соответствующие психические особенности личности и догадаться о возможной причине, вызвавшей развитие данной патологии. В свою очередь, воздействуя на эту причину (ситуацию), можно устранить заболевание. У детей несколько сложнее: кроме своих проблем, на них отражаются еще проблемы родителей (особенно матери), так как между ними существует тесная связь, нарушения которой ведут к утрате ребенком ощущения безопасности и защищенности.

До тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана я часто сталкивалась с ситуацией, когда к нам приходили в стационар дети с головными болями или болями в животе. Как правило, при обследовании у них не выявлялось никакой патологии (дети чаще страдают первичными головными болями и функциональными заболеваниями пищеварительной системы). Они получали курс сосудистых, ноотропов или симптоматической терапии по гастропатологии, но имели только временный эффект, а потом боли возобновлялись, и дети приходили вновь и вновь все с теми же жалобами. Я думаю, это стандартная ситуация в педиатрии.

Еще более плачевно обстоят дела с синдромом вегетативной дисфункции. Ребенок реально страдает, но по обследованиям у него все хорошо, за рубежом и диагноза такого нет. А у нас лечат по одним стандартам для всех. Руководитель нашего отделения предлагает назначать детям с рецидивирующими болевыми синдромами антидепрессанты в микродозах, по примеру из взрослой практики. Но, по-моему, это не решение проблемы. Нужен психолог. Теперь, после прохождения курса по системно-векторной психологии Юрия Бурлана у меня пропала необходимость направлять таких детей к психологу, во всем могу разобраться сама. Ушло ощущение беспомощности и бесполезности. Появилась уверенность в своих силах, возрос интерес к работе, возникли новые идеи и планы для исследований.

Так, например, сейчас во всем мире широко обсуждается проблема Хеликобактерпилорной инфекции (которая вызывает язвенную болезнь, а затем рак желудка и двенадцатиперстной кишки), в частности рассматриваются вопросы устойчивости бактерии к эрадикации (антибиотикотерапии), необходимость (показания к проведению) эрадикации в странах с большой распространенностью данной инфекции, влияние эрадикации на развитие ГЭРБ. В то время, как ранее превалирующее мнение о прямой связи язвенной болезни со стрессом, тревогой, вообще отошло на второй план.

С точки зрения системно-векторной психологии ясно, что заболеваниям желудочно-кишечного тракта наиболее подвержены люди с анальным вектором. Таким образом, в условиях широкой распространенности данной инфекции в России, тестирование на Хеликобактер пилори с последующей ее эрадикацией целесообразно проводить только таким людям. С другой стороны, не исключено, что именно у них будет отмечаться устойчивость этой инфекции к эрадикации. Это требует проведения дополнительных исследований.

Таким образом, становится очевидной необходимость внедрения системно-векторной психологии Юрия Бурлана в медицинскую отрасль знаний. Это облегчит работу врачам любой специальности, особенно в педиатрической практике, где очень важно установить контакт не только с ребенком, но и с его родителями. Только с системно-векторной психологией можно по-настоящему достигнуть персонифицированной медицины (т. е. индивидуальный подход к пациенту), к которой так стремится все современное здравоохранение.

Диана Гадлевская

Гадлевская Диана Игоревна

анестезиолог врач 2й категории капитан медицинской службы

окончила Винницкий национальный медицинский университет имени Н.И. Пирогова, лечебный факультет окончила Украинскую военно-медицинскую академию (УВМА) по направлению подготовка военных врачей прошла курсы повышения квалификации при Украинской военно-медицинской академии по направлению анестезиология

ординатор отделения анестезиологии и реанимации Главного военного клинического госпиталя стаж работы врачом – 9 лет

Анестезиология-реаниматология. Сколько раз все говорят о том, что это не женская специальность, но всё же именно туда в последние годы приходит всё больше женщин. Анестезиологи обеспечивают общую или местную анестезию во время проведения оперативных вмешательств или других манипуляций, и они же работают в отделении реанимации, осуществляя интенсивную терапию пациентов в критических и тяжёлых состояниях.

Работа, требующая постоянного напряжения, быстрой реакции, способности держать в памяти огромные объёмы информации – борьба за жизни, борьба с болью – реанимация и анестезиология. Ночные дежурства, постоянно на ногах, высокий риск опасных инфекций, колоссальная ответственность, ежедневный стресс и пациенты, которых теряешь, чуть ли не каждый день.

Только теперь я понимаю, почему выбрала эту специальность. В реанимацию идут люди, стремящиеся познать суть жизни и механизм смерти, только здесь можно узнать, что значит спасти жизнь, остановить и заново заставить биться сердце, погрузить человека в кому и вернуть обратно, управлять всеми жизненно важными функциями организма и избавлять от боли. Только здесь можно наблюдать, как человек заново учится жить.

Казалось бы, как далека психология от реанимации? Большинство анестезиологов не считают актуальными для себя эти знания. И я так думала, пока училась… Но всё оказалось совсем не так.

Анестезиолог общается с пациентами, которые находятся в тяжёлом состоянии, часто разражённые, обозлённые, уставшие от своей болезни и от боли, иногда отчаявшиеся и смирившиеся со своей участью, перепуганные, издёрганные, плачущие – здесь можно столкнуться с любым психическим состоянием, в том числе и патологическим.

Родственники больных – отдельная категория пациентов. Да, я тоже считаю их пациентами, ведь именно от родственников можно ожидать чего угодно, любой, самой непредвиденной реакции – от вспышки гнева до потери сознания и даже остановки сердца. Общение с родственниками всегда интрига – либо слёзы, благодарности и подарки, либо тоже слёзы, но обвинения и даже проклятья.

Смерть пациента… тяжёлая тема. Как говорится, у каждого врача есть своё кладбище. Из всех врачебных специальностей самое большое кладбище у анестезиолога. Даже при самых безнадёжных состояниях и неизлечимых заболеваниях, когда уходят пациенты, всегда (!), всегда думаешь, что можно было сделать что-нибудь ещё, всегда чувствуешь свою вину, даже если сделано было всё возможное и невозможное. Любого пациента тяжело терять, и неправда, что к этому можно привыкнуть и не брать близко к сердцу. Можно научиться скрывать свои чувства, но привыкнуть – никогда. Любой анестезиолог готов отдежурить десять ночей, только бы кто-нибудь другой сообщил родственникам о смерти пациента.

Но самый трудный пациент для меня всегда была я сама. Разобраться в себе не под силу даже самым умным и образованным докторам. А точнее этим самым умным и труднее всех. Теперь я понимаю, что без знаний системно-векторной психологии понять, что на самом деле с тобой происходит, просто нереально. Апатия, депрессия или эйфория, энтузиазм, обиды и страхи или просто непонятное, необъяснимое состояние, когда внешнее благополучие скрывает совершенно отвратительное внутреннее состояние.

Системно-векторная психология раскрывает психические состояния как самого доктора, так и его пациентов, даёт возможность справиться с любой проблемой в собственной голове и быть заранее готовым к тому, что может произойти с пациентом перед тобой. Снижается процент непредвиденных ситуаций.

К примеру, передо мной внушительный мужчина, выглядит очень крепким, обстоятельно расспрашивает меня о предстоящей операции и анестезии, даже записывает, скрупулёзно выполняет все назначения и готов предоставить любые медицинские документы, вплоть до карты детских прививок. Казалось бы, прекрасно, идеальный пациент, опасаться нечего. Не тут-то было! Именно такие люди переживают самый большой стресс уже от того, что находятся в незнакомом месте, спят на больничной кровати и ходят в общественный туалет. Именно эти пациенты могут постесняться рассказать о важных симптомах, если стыдятся их проявлений по разным причинам. И именно такой крепкий мужчина может перед операцией дать аритмию, гипертонический криз или другую неожиданность. Теперь я это знаю.

Благодаря Системно-векторной психологии я могу спрогнозировать, как человек отреагирует на ситуацию.

Мало того, понимая и наблюдая векторальный набор человека, я могу сориентироваться касательно скорости его метаболизма, от чего частично зависит длительность действия некоторых препаратов, а значит и дозировка.

Я понимаю, что Системно-векторная психология только начинает развиваться, что на данном этапе обозначены лишь направления, сказаны только «заголовки новостей», каждый из которых очень скоро будет развит в самостоятельную науку.

Бессонница, апатия, депрессия, алкоголизм, наркомания, истерики, фобии, панические атаки, заикание, аутизм, синдром раздражённого кишечника, почечные колики, ожирение, аритмия, инфаркт миокарда – это далеко не полный список проблем, которые можно решить или предотвратить, самостоятельно, пройдя тренинг.

Перспективы применения Системно-векторной психологии в медицине сложно переоценить. Это и решение массы психосоматических заболеваний, причины которых до этого времени так и не были определены, и выявление механизмов развития заболеваний, которые начинают формироваться ещё в детском возрасте, выливаясь в серьёзную проблему у взрослого человека.

Совмещая собственные знания и накопленный опыт с системным мышлением, полученным на тренинге Юрия Бурлана, каждый врач сможет заново открыть для себя науку медицину.

Караказова Татьяна Юрьевна

врач-невролог, кинезиолог, остеопат

окончила Санкт-Петербургскую Государственную Педиатрическую Медицинскую Академию в 2002 году, интернатуру по неврологии в 2003 г., первичную специализацию по иглорефлексотерапии в 2005г., ординатуру по мануальной терапии на кафедре, реабилитологии СПбГПМА в 2006 г.,

Школу Прикладной кинезиологии в 2009 г., Школу Психокинезиологии в 2010 г., Европейскую Остеопатическую школу в 2012 г.

Опыт работы врачом мануальным терапевтом: 5 лет.

Когда-то в 1990 году я увидела по телевидению передачу про остеопатию. Показали врача, держащего руки на голове пациента. Я помню, что внутри меня появилось чувство восхищения. Я подумала тогда, что это самые счастливые люди в мире. Притом что я так и не поняла, что такое остеопатия, как она работает и в чем ее смысл.

Тем не менее, когда на 6 курсе медицинского института встал вопрос о выборе специализации, я выбрала мануальную терапию. Потом был долгий путь. Непростой. Тем не менее я стала работать с телом человека. Мануальным терапевтом.

Сначала на простом материальном уровне. Мышцы, суставы, связки, внутренние органы, кости черепа. Все это тщательно изучалось. Анатомия, биомеханика, тесты, техники.

Потом пришло понимание, что структурные нарушения чаще возникают вследствие нарушения адаптации к внешним условиям среды. К питанию, например, в случае отравления или инфекции. Или в результате непродуктивного типа реагирования, когда человек впадает в стресс или накапливает негативные эмоции.

С помощью прикладной кинезиологии стала изучать тело не только с позиции структуры, но и с позиции биохимии, эмоциональной и энергетической составляющей здоровья.

Затем почувствовала, что не хватает пальпаторной чувствительности. Пошла учиться в остеопатическую школу.

Параллельно занималась психокинезиологией. Влияние эмоций на тело человека никак не оставляло меня равнодушной. Я всегда считала, что нужно уметь адекватно реагировать на внешние события, не впадать в стресс. Иначе стресс запускает биохимические нарушения и напряжение в теле. Их (напряжения) можно убрать руками, но сам человек при этом не меняется. Выйдя на улицу, столкнувшись опять с ситуацией, в которой он не умеет себя правильно вести, он опять впадает в стресс, и его тело опять «скручивается в бараний рог».

Нужно было учитывать эмоциональную составляющую здоровья. И человеку совершать определенную внутреннюю работу, чтобы не лечиться постоянно у врачей. Уметь правильно реагировать. Психокинезиология дала мне очень мощные инструменты по снятию стресса, проработке определенных ментальных блокировок.

Когда я прошла обучение по системно-векторной психологии Юрия Бурлана, я стала различать людей по их бессознательной природе. Их векторальному набору. Я поняла, почему они впадают в стресс. Почему у них есть те или иные заболевания. Психосоматические, которые никак не удается вылечить традиционными способами. Это обогатило меня как личность и как профессионала.

Теперь я понимаю себя, понимаю людей. Гармонично выстраиваю отношения со своими пациентами. В течение доли секунды я понимаю природу бессознательного человека, который ко мне пришел. Его векторальный набор.

Это помогает в налаживании контакта. Человек расслабляется, чувствует, что его понимают и принимают таким, какой он есть. С ним гармонично взаимодействуют. Это способствует укреплению его веры и доверия к врачу. «Раз врач так легко понимает меня, значит, он разберется и с моим недугом». И это очень важно. Потому, что хочешь – не хочешь, но я пока отвлекаюсь на личность пациента. И если он мне не верит, то я ощущаю это как дополнительную нагрузку на себя. Я трачу больше сил. Как будто экзамен сдаю, доказывая свою компетентность. Здесь же весь лечебный процесс становится легким, интересным и захватывающим. Никто ни с кем не борется, не проверяет тебя, не доказывает свою правоту. Врач и пациент идут рука об руку к цели выздоровления. 

Я всегда уважительно относилась к телу. К тем сигналам, которые оно посылает. И всегда хотела их понять. Знание СВП мне в этом помогло. Произошло раскрытие человека, той природы, которая нами управляет. И в зависимости от воспитания она либо реализует себя на благо обществу, либо нет. И в последнем случае тело откатывается в болезнь.

Важно лечить не только симптом, а понять первопричину тех или иных недугов, дисбалансов. Да, бывает чисто травматическое повреждение, и здесь остеопатия оказывает эффективную помощь в выздоровлении. Но если причина находится в бессознательном, в негармоничном психическом развитии, то нужно до нее «докопаться». Нельзя игнорировать эти сигналы. Это те уроки, которые нам нужно пройти.

Поэтому сейчас я работаю с человеком глубоко. Я учитываю его психологическую составляющую. Помимо этого, и многое другое: образ мыслей, питание, режимные моменты. К телу человека подхожу очень уважительно, зная, что внутри живет нечто ценное и нужно помочь вернуть ему состояние баланса, равновесия, помочь вернуть единство сознательного и бессознательного стремления. Как принято у нас писать, единство тела, души и разума.

Знание системно-векторной психологии внесло огромный вклад в понимание психосоматических заболеваний. Неоценимый вклад эта методика привнесла и в педиатрию. После того, как я стала использовать знания системно-векторной психологии Юрия Бурлана в своей работе, ко мне выстроился поток пациентов-детей. Родители порой обращаются ко мне как к последней инстанции. Ведь традиционное лечение у разных специалистов не всегда приводит к выздоровлению. Это связано с тем, что не учитывается психологическая составляющая здоровья. Недостаточно дать пустырник или другое успокаивающее средство, чтобы считать, что психологическая помощь оказана. В каждом конкретном случае нужно смотреть глубже.

Нужно понять бессознательное ребенка. Его векторальный набор. Как правило, физические симптомы уже указывают на принадлежность к какому-то вектору. И дальше нужно понять, созданы ли в семье условия для гармоничного развития этого вектора. Для этого нужно, чтобы на консультацию пришли родители. И тогда вся картинка складывается в единое целое.

Часто родители смотрят на своих детей через себя. Не учитывают индивидуальных качеств ребенка. И калечат их своим «воспитанием». Сейчас знания системно-векторной психологии позволяют человеку понять себя и других. И, что важно, понять своих детей. Идти от них, а не от себя. Развивать ИХ способности.

Тогда вектор у ребенка будет развит и впоследствии реализован. Если этого не происходит, возникает дисбаланс. Дисбаланс проявляется в том, что врожденные свойства ребенка или не развиваются, или, в случае невроза, проявляются с точностью до наоборот. Например, стремление к лидерству и успеху в кожном векторе при ошибках в воспитании проявляется в подсознательном стремлении к боли, унижениям, неудачам, предрасположенности к мазохисткому комплексу.

У таких пациентов отсутствует желание быть здоровым. И сколько их не лечи, толку не будет. Они бесконечно ходят по докторам, и никто не может им помочь. При этом сами они никогда не выполняют рекомендации врачей, никогда курс лечения не доводят до конца. Это связано с тем, что в случае мазохисткого комплекса в ответ на плохие состояния (страдания) вырабатываются эндорфины. И человек подсознательно испытывает от этого удовольствие. Такие люди порой сами ставят себя в такие условия, в которых им «тяжело дышать», истязают себя отношениями, нелюбимой работой…

Когда знаешь природу мазохизма, то по-другому смотришь на человека и по-другому выстраиваешь с ним лечебный процесс. Ты не можешь игнорировать этот комплекс. При этом не пропадает вера в себя как врача, вера в медицину. Ты понимаешь, что это сложный путь, который должен пройти сам человек, и не через таблетки, а через осознание комплекса мазохиста. Только после этого возможно выздоровление.

Иногда, когда не получается выстроить диалог с таким пациентом, внутри возникает спокойное чувство: «Ну не хочешь меняться – не надо. Это твой выбор. Все, что от меня зависело, я сделала!» Но очень жаль, когда такая мама портит жизнь не только себе, но и жизнь своим детям. У меня было несколько случаев, когда кожная мама в неврозе доводила своего ребенка до инвалидности. Она приходила ко мне с целой кипой обследований и медицинских документов и жаловалась на врачей, что никто не может поставить правильный диагноз и вылечить ее дитя. И вся ее страдальческая жизнь положена на то, чтобы докопаться до истины. А ребенок тем временем, в принципе, особенно ничем и не болен. Он просто послушно выполняет мамины указания, идет у нее на поводу. Свою голову не включает.

Если свойства вектора более-менее развиты, но не реализованы, то состояние человека можно помочь откорректировать. Самостоятельное прохождение тренинга по системно-векторной психологии этому поможет. Но если вектор в неврозе, это сложная задача. Как я уже писала выше, человек подсознательно получает эндорфины от плохих состояний, и здесь нужен высокий уровень осознанности, чтобы развернуть себя на 180 градусов. И как следствие, самому, без лекарств, изменить биохимию своего головного мозга. Это задача самого человека, это его путь развития.

Огромную помощь оказала мне системно-векторная психология в понимании депрессий, с которыми я раньше вообще не могла ничего сделать. Я только изумленно смотрела на таких людей и искренне не понимала, почему они не могут из этого состояния сами выйти. Теперь я знаю: у этих людей есть выход. Им нужно познакомиться с собой, с природой своего звукового вектора. Сколько таких потерянных людей, не верящих в себя, не видящих смысл в жизни, сидят сейчас на антидепрессантах. Теперь они могут кардинально изменить свою жизнь.

Да, сколько открытий привнесла системно-векторная психология Юрия Бурлана в понимание психологической составляющей здоровья. И сколько их еще впереди...

Благодаря психокинезиологии и системно-векторной психологии Юрия Бурлана я могу эффективно оказывать помощь в случае психосоматических заболеваний, при фобических и депрессивных состояниях, панических атаках. В последнее время удалось добиться успеха в лечении вазомоторных ринитов, аденоидов, бронхиальной астмы.

Очень радует то, что с помощью данных методик человек раскрывает себя. Понимает себя. Встает на свой путь развития. Ведь очень важно, чтобы в нашем обществе были развитые и гармоничные люди. Способные созидательно реализовывать себя на благо общества, мира.

Голохвастова Александра

Голохвастова Александра Евгеньевна

Врач педиатр

Окончила Ярославскую медицинскую академию по специальности «педиатрия».

Ординатуру по педиатрии в Первом МГМУ им. И.М. Сеченова.

О медицине я мечтала с детства, еще ребенком играла в доктора и представляла, как ко мне будут все приходить и я буду их лечить. Со школы начала заниматься более углубленно химией и биологией, как появилась возможность — перешла в профильный класс гимназии.

Закончила Ярославскую медицинскую академию по специальности «педиатрия». Далее прошла ординатуру по педиатрии в Первом МГМУ им. И.М. Сеченова, и после этого началась моя карьера врача педиатра.

Что было ДО

Я сменила несколько мест работы, потому что вс никак не могла найти подходящее для себя. Вроде бы поначалу все было хорошо, но потом, спустя месяца 3-4, я поняла, что «все не то».

Я не понимала коллег, руководителей, родителей пациентов, которые приходили с одними и теми же жалобами и проблемами.

При всей своей любви к профессии я порывалась уйти из нее 2 раза. Хорошо, что этого так и не случилось, где-то на границе сознания я ощущала, что нужно отыскать, в чем же секрет таких странных метаний и непониманий.

За плечами тонна перечитанных книжек и статей по психологии, а понимания «почему?» и «как?» нет. Я не могла понять, например, почему одни родители четко выполняют схему лечения и у них все идет тяжело, а другие, наоборот, ничего не делают, а ребенок выздоравливает за пару дней. И это не единичные случаи. Также не укладывалось в голове, как в одной семье при одинаковых условиях и воспитании рождались и вырастали такие разные дети. Почему один ребенок живет в идеальных бытовых условиях и все равно страдает от проявлений аллергии, а в другой семье никто особо не заботится о бытовых вопросах, и там дети практически здоровы. А ведь когда нет глубокого понимания происходящего, то сложно давать какие-либо действенные рекомендации, можно только следовать общепринятым стандартам.

Однажды, сидя в кресле парикмахера, я хвасталась очередным карьерным достижением, но в душе радости не ощущалось. Мой мастер был как всегда великолепен, я расслабилась, и беседа плавно потекла в направлении психологии и умения понимать людей. Я уже взрослая женщина и точно знала, что читать мысли других людей невозможно. А вот разговор с моим мастером пошатнул мою уверенность, он начал мне рассказывать о зрительном векторе, что это очень эмоциональные люди, которые могут ни с того ни с сего расплакаться, что они очень добрые и ранимые.

Я поняла, что он говорит обо мне, о моих мыслях, о которых никто не знал. С того вечера началось мое знакомство с Системно-векторной психологией Юрия Бурлана. Я не переставая читала статьи на портале и удивлялась, как точно описаны мои состояния или как четко все подходит под описание моих знакомых. Вскоре начались бесплатные вступительные лекции, и это был шок! С первых слов я поняла, что «это оно!», то, что я так долго искала. Несмотря на то, что я не смогла присутствовать на всех вступительных занятиях, я сразу же взяла полный тренинг. Это событие делит мою жизнь на «До» и «После».

Что стало ПОСЛЕ

Как-то само собой нашлось новое место работы. Причем там, куда я в свое время зареклась ходить. В настоящее время я себя чувствую на своем месте абсолютно комфортно, мне не хочется никуда сбежать, как раньше. Конечно, новое место — значит, много новых функций, новых знаний, подстраивание под новые правила — это не просто, но так интересно и увлекательно!

После тренинга мне стали понятны мои коллеги, понятны мои руководители, нет ощущения, что «они все сговорились и желают испортить мне жизнь», наоборот, я вдруг поняла, что вокруг все очень дружелюбны. И даже если возникают какие-либо недопонимания, то, как правило, все решается парой фраз.

Взаимодействие с пациентами и родителями — вообще песня. Я рада каждому новому человеку! Когда в кабинет заходит мама с ребенком, то в течение первых минут становится понятна общая картина их жизни, а значит, и причина заболевания. Теперь, глядя на маму, знаю, как правильно с ней нужно говорить: кому-то надо объяснить и несколько раз повторить, а кто-то хочет вылечиться быстро и только самыми модными препаратами. Сейчас у меня есть возможность использовать для лечения минимум препаратов, потому что есть четкая картина причины заболевания.

Самое интересное, что в процессе беседы и обсуждения лечения инфекционных заболеваний, например, родители начинают советоваться по поводу своих жизненных ситуаций. Так я начинаю принимать непосредственное участие в жизни своих маленьких пациентов. Как правило, это касается выбора факультативных занятий, кружков, секций. Родители и дети часто удивляются, когда я, не зная их жизни, как им кажется, начинаю им рассказывать о них самих. Например, советую ребенку сменить секцию, которую он часто прогуливает и заняться плаванием, определив для себя его вектора. Интересно наблюдать в такие моменты удивление родителей, а самое главное, как радостно загораются глаза ребенка, оттого что я «угадала» его тайное желание. В итоге меня покидает счастливая семья.

Осознание векторов своих пациентов и их родителей дает понимание, что именно следует использовать для лечения. Это происходит на уровне какого-то внутреннего угадывания. Например, на приеме мама с ребенком. Мама явно кожная, шустрая, ощущение, будто она куда-то все время торопится, передо мной стоит задача выбрать лечение для ее ребенка из похожих препаратов, разных по виду: микстура или ингаляции. Посмотрев на маму, я поняла, что с ее активностью вряд ли ей будет удобно возиться с ингаляциями, и назначила микстуру. В конце приема после решения всех вопросов она вдруг задержалась возле двери и сказала о том, что была очень удивлена тому, что я назначила микстуру, а не ингаляции, как все другие врачи. И добавила, что не хочет тратить время зря, а вот микстуру от кашля они будут пить с удовольствием и что она никогда не обсуждала этот вопрос с докторами.

Также я заметила, что изменился подход в решении конфликтных ситуаций. Например, в кабинет заходит мама с ребенком, мама явно раздраженная, на вопросы отвечает со злостью и неприязнью. Раньше такая ситуация могла легко перетечь в конфликт, а сейчас я четко вижу, что человек расстроен и раздосадован, поэтому его колкие фразы — это не повод меня задеть, а попытка облегчить свою внутреннюю боль.

Такое понимание происходящего дает возможность сохранять спокойствие и переводить беседу в доброжелательный тон. Человек чувствует, что его понимают и принимают, поэтому расслабляется, и после пары грубых фраз разговор становится конструктивным, и мы получаем возможность решить все вопросы без взаимных обид и претензий.

Могу сказать с уверенностью, что тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана изменил мою жизнь. Понимание устройства психики привело к умению правильно контактировать с окружающими, выбору направления в трудовой деятельности и расширению горизонта возможностей.

Горячева Маргарита Анатольевна

Горячева Маргарита Анатольевна

практический психолог, педагог групповой психотерапевт

окончила Международный институт практической психологии, практический психолог; Латвийский университет, магистр по психологии; Литовскую школу по групповой психотерапии г.Хаментаускаса, групповой психотерапевт

окончила Международную Академию Психологических Наук, интегративный психолог; Рижскую высшую школу педагогики и образования, педагог по психологии

прошла около 50 программ и курсов по повышению квалификации у ведущих специалистов Латвии, России, Литвы, Франции, Америки

В данный момент работаю в академии Life Energy, консультирую, провожу тренинги, семинары, читаю лекции, являюсь автором книг на русском и на латышском языках по психологии, имею несколько успешных бизнес проектов.

Тренинговую работу я начала 15 лет назад, это то, что меня всегда вдохновляло, но мне не хватало концептуальной основы, опоры на базу, которая бы объясняла психические особенности человека. Не хватало системного знания, объединяющего интуитивные наработки, опыт, практические приемы работы в единую картину.

После тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана произошло столько изменений в моей работе – один тренинг и такие фантастические результаты, о которых я могла только мечтать!

1. Психические особенности людей выстроились в четкую систему. Я приобрела реальный и адекватный способ взаимодействия с моими клиентами, которые также поражаются позитивным изменениям в их жизни.

2. Открыла для себя природу различных психических отклонений, неадекватного поведения, психических расстройств, эмоциональных особенностей и т.д. Например, появилось четкое представление о суицидных тенденциях, о страхах и фобиях, об истероидных поведенческих реакциях, о повторяющихся жизненных сценариях со знаком «-» (у каких людей и при каких обстоятельствах они могут сформироваться и каким образом можно это трансформировать). Системное понимание позволило решать психологические задачи более целенаправленно и эффективно.

3. Получила опыт по прохождению тренинга, который имеет трансформирующее, длительное и стабильное воздействие на поведение, здоровье, эмоциональные реакции, отношения: страхи, фобии, депрессия, апатия, истерия, проблемы с кожей, алкоголизм, наркомания, заикание, проблемы со сном, проблемы со стулом, с кишечником, аритмия, булимия, анорексия и другие расстройства уходят в течение нескольких месяцев.

Приведу несколько примеров из практики для иллюстрации новых возможностей, которые мне дали знания по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Недавно я консультировала девушку, которая пришла на прием в угнетенном состоянии. У клиентки в течение 6 лет наблюдался нейродермит. Высыпания появляются на лице и руках раз в месяц. На работе она чувствует себя неуверенно, ей кажется, что она не может хорошо выполнять свои обязанности. В отношениях с молодым человеком она хотела бы стабильности, есть сложности в проявлении чувств.

Психологический запрос: «Я хочу понять, с чем связана моя болезнь. Хочу осознать, с чем связана моя неуверенность и раздражительность, как с ней справиться».

В ходе работы клиентка узнала о векторных особенностях, нашла свой «векторный набор» и осознала те особенности, которые присущи ей и ее окружению. Кожный вектор в нереализованном состоянии в ситуации стресса (в данном случае – перед получением зарплаты) давал нейродермитные высыпания. Фрустрация материальной сферы, особенно в получении и отдаче, как на работе, так и в отношениях с молодым человеком, также прорабатывалась через осознание особенностей кожного вектора. После трех консультаций клиентка была в уравновешенном состоянии, высыпания остались только на локтях, улучшились отношения с партнером, на работе она получила новый проект (для кожного вектора важен «эффект новизны», поэтому смена деятельности или обязанностей приводит к открытию ресурса). Для закрепления результата клиентка обратилась к порталу системно-векторной психологии Юрия Бурлана для прохождения тренинга.

Ко мне обращаются и семейные пары. Естественно, что время консультации ограничено, но даже за такой короткий промежуток времени можно объяснить основные положения системно-векторной психологии, чтобы клиенты могли определить свои вектора и разобраться в особенностях своего партнера. Семейные пары, которые вместе прожили 15-20 лет, узнают о себе и других с точки зрения векторной науки и для многих (по их словам) открывается «новая жизнь». Использование системно-векторной психологии в практике психотерапевта дает 100%-ную эффективность, это инструмент, ежедневно необходимый для работы.

В бизнес консультировании ко мне обращаются различного уровня бизнесмены, у которых возникли какие-то сложности или в развитии бизнеса, или в отношениях с персоналом. Конечно, работа с этими клиентами имеет теперь совершенно другой уровень. Начиная использовать даже первичные знания системно-векторной психологии Юрия Бурлана, они способны более эффективно решать свои проблемы, не становясь зависимыми от психолога или какого-то другого специалиста.

На тренинговой работе я даю небольшую вводную информацию о векторах. Семинары и тренинги приобретают тогда точечный и емкий формат. Не только я понимаю, для кого я провожу какие-то занятия, почему использую те или иные практики, но и сами участники более осознанно подходят к занятиям. Людей, заинтересовавшихся системным подходом, я знакомлю с источником – порталом Юрия Бурлана, где можно получить объемное знание по системно-векторной психологии.

Я долго шла к этому тренингу. Конечно, не хотелось вкладывать деньги («лучше вложу в бизнес»), не хотелось учиться («чему меня там могут научить»). Искала негативные отзывы. Прислушивалась к тому, что говорят близкие, меня одолевали сомнения. Но внутри я знала - мне это нужно.

Я очень рада такому опыту, рада, что решилась. Благодарю Юрия Бурлана за работу, за его вклад в развитие психологии и обучение людей системно-векторной психологии, знанию, способному улучшить жизнь каждого.

Искренне желаю вам, чтобы у вас появилась мотивация сделать себя качественно лучше, понять и осознать себя – время и деньги на тренинг тогда точно найдутся!

С уважением, Маргарита Горячева.

Латвия, Рига, 2013 г.

Драгонецкая Вера Вячеславовна

Драгонецкая Вера Вячеславовна

клинический психолог

окончила Свердловское медицинское училище, специальность фельдшер-акушер окончила Одесский национальный университет им. Мечникова, кафедра клинической психологии

прошла курсы повышения квалификации в Институте инновационного и последипломного образования г. Одесса, курсы аутогенной тренировки, психокоррекции и психотерапии на базе ОНУ им. Мечникова, психотерапевтическую гештальт-группу в Одесском филиале Московского Гештальт Института (МГИ)

За плечами у меня обучение на кафедре клинической психологии, годы фельдшерской практики, изучение различных направлений практической психологии и самостоятельная психотерапевтическая практика, как индивидуальная, так и групповая, по методу символдрамы, телесно-ориентированной терапии и трансперсональной психологии.

Тем не менее, с определенностью могу сказать, что до знакомства с системно-векторной психологией Юрия Бурлана я не имела четкого понимания психики человека, мотивов человеческих поступков, причин возникновения различных психоэмоциональных состояний. Применяя в своей практике психодиагностику (для выявления различных психоэмоциональных показателей), психотерапию (клиническую и неклиническую), различные методы психокоррекции, я, тем не менее, сама для себя не могла ответить на вопрос, почему один и тот же человек проявляет себя в различных состояниях по-разному и каковы причины психопатических и пограничных расстройств.

Все, что мы изучали в университете, не давало системной, полной картины бессознательного человека. Да, мы изучали акцентуации характеров, виды темперамента, виды клинических психических расстройств, но это были лишь описания внешних проявлений без глубинного понимания корней этих процессов, скрытых в бессознательном.

Я всегда понимала, что в работе с людьми важно системно подходить к каждому случаю возникновения психического расстройства, в особенности к вопросам психосоматического характера, однако у меня не было точки отсчета для выстраивания этой системы. За годы работы в медицине мне доводилось наблюдать самые различные заболевания, а также отслеживать динамику их развития, все это время я пыталась установить взаимосвязь различных заболеваний с психоэмоциональным состоянием пациента.

Мои поиски не были бесплодными, и какие-то отдельные вещи удавалось обнаруживать, однако у меня не было достойного инструмента, работающего во всех случаях без исключения, позволяющего действовать не по наитию, а с ясным пониманием того, что я делаю. Этот инструмент появился у меня после прохождения тренинга по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана, и называется он – системное мышление.

Системное мышление стало для меня тем ключом, который позволил сложить весь паззл различных проявлений психики воедино, что неоценимо для практикующего специалиста-психолога. От Юрия Бурлана я впервые получила ответы на многие вопросы клинической психологии и практической психотерапии.

В частности, я стала понимать корни страхов и фобий (у кого и при каких обстоятельствах рождаются страхи, а у кого их не будет никогда), научилась понимать природу депрессии, отличать ее от других расстройств. Благодаря СВП я могу дифференцировать внешне похожие жалобы своих пациентов, понимать, какая именно нехватка вызывает дискомфорт - это значительно облегчает проведение любой консультации и позволяет оказать эффективную психологическую помощь.

Приведу несколько случаев из своей практики.

Ко мне с жалобами на тяжелое эмоциональное состояние обратилась женщина пожилого возраста, сама о себе она говорила, что находится в состоянии глубокой тоски и живет с ощущением одиночества: «дети выросли и живут своей жизнью, муж умер, и я осталась одна». В ее пожилом возрасте она уже не искала работу, ее одолевали панические атаки, страхи, а внезапно охватывающее чувство тревоги не давало спать по ночам. Системно для меня сразу стало понятно, что страхи моей пациентки связаны с нереализацией зрительного вектора, и страх появляется от невозможности вынести свою от рождения богатую эмоциональную амплитуду наружу – в сострадание и сопереживание другим.

Это подтвердил и наш дальнейший разговор, когда выяснилось, что до выхода на пенсию женщина много лет была медсестрой, где работала с отдачей и большим удовольствием. Итогом наших консультаций стало ее решение вернуться к работе в новом качестве и начать помогать больным на дому. Когда она стала оказывать первую медицинскую помощь знакомым и устроилась помогать в дом престарелых, у нее сами собой ушли тревожные состояния и панические атаки. Изменения происходили буквально на глазах. На одной из последних наших консультаций она сказала, что смысл ее жизни – быть полезной, и сейчас она поняла, что может помочь очень многим людям.

Другой случай, когда ко мне обратилась девушка с жалобой на неуверенность в себе и сомнения во всем, что она делает. Ей было сложно начать что-либо делать, ее «придавливали сомнения и накрывали страхи», что она ни на что не способна и не сможет обеспечить себе жизнь. Это не была лень или оправдания, было понятно, что она находится в ступоре, который характерен для анального вектора. А страхи в зрительном векторе усугубляли ее неуверенность.

После нескольких сеансов психотерапии, на которых мы подробно разобрали причины ее состояний и обсудили способы реализации ее векторов, пациентка сказала, что ей стало легче, она успокоилась, и страхи ей больше не мешают. Сейчас она преподает детям, тем самым реализуя себя и в анальности, и в зрении, и получает большое удовольствие от этого занятия.

После тренинга Юрия Бурлана мне стали понятны причины возникновения ряда психосоматических заболеваний.

К примеру, сегодня для меня очевидно, что экземы, кожные высыпания, в частности, опоясывающий лишай – проявления длительного сверхстресса в кожном векторе. Неоднократно имела возможность убедиться в этом на практике. В ходе консультаций людей, имевших серьезные проблемы с кожей, удавалось выявить именно те жизненные обстоятельства, которые вводили в сильнейший стресс кожный вектор (как то: невозможность погасить кредит в установленные сроки или удержать от развала бизнес и т.п.). Нередко сопутствующей проблемой была неспособность анального вектора предпринять решительные действия: страх за будущее мешал человеку проявиться в кожном векторе, чтобы, к примеру, сменить работу.

После подробного системного разбора ситуаций у пациентов проблемы с кожей проходили сами собой, в короткий срок и без длительного применения медикаментов.

Понимая суть вектора и его желания, я могу проследить, какие причины привели человека к конкретным заболеваниям. Когда я помогаю человеку осознать эти связи, увидеть конкретную причину, он перестает быть винтиком в системе неконтролируемых реакций: осознавая, он получает возможность нивелировать свой стресс, реализовать себя в направлении векторальной заданности.

Консультируя юношей и девушек, сомневающихся в выборе профессии, я уже при первой консультации могу понять, какой у человека векторальный набор, в каком состоянии (развит или неразвит) тот или иной вектор, и вследствие этого дать четкие ориентиры в выборе профессиональной деятельности.

Системное знание помогает не только различать людей по векторам, но и дает полное понимание того, что стоит за любым сказанным словом. Даже просто наблюдая человека, я могу рассказать о его состоянии, желаниях, чувствах, нехватках. Это тут же позитивно отражается на пациентах: им становится комфортно, они ощущают, что их понимают. Благодаря системному мышлению сегодня я могу правильно подвести пациента к осознанию причины его страдания, показать не только механизм его возникновения, но и возможные решения. Таким образом, системное понимание бессознательных процессов, которые движут любым человеком, и которые скрыты от него самого, позволяет значительно повысить качество психологической помощи.

Сегодня я понимаю, что всеобъемлющее понимание психических расстройств возможно только при наличии системного мышления.

Я задумываюсь, какое направление в психологии может так быстро поменять жизнь человека, зачастую кардинально? Всевозможные техники, применяемые практикующими психологами, различные виды психотерапий не помогают справиться с многолетними депрессиями, обидами, нерешительностью, психосоматическими заболеваниями, разного рода зависимостями, сексуальными расстройствами, и ни одна из них не дает стойкого результата. Для меня очевидно, что системно-векторная психология Юрия Бурлана – это та самая методика, которая позволяет достичь стойкого позитивного эффекта в работе с любыми расстройствами.

В настоящий момент я общаюсь с разными людьми, прошедшими тренинг, и наблюдаю у каждого свои хорошие результаты. Сам по себе тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана запускает механизм глубокого самоосознания, что оказывает позитивное побочное влияние на психосоматические расстройства, а результат, возникший на базе глубокого осознания причин своих состояний, является очень устойчивым.

Для меня системно-векторная психология – это прорыв в бессознательное. Благодарю Юрия Бурлана за гениальные знания, которые формируют мое системное мышление каждый день, дают невероятные творческие идеи и открытия, помогают мне профессионально расти и помогать людям!

Желаю многим специалистам в разных направлениях пройти тренинг Юрия Бурлана.

Маранова Анна Николаевна

Маранова Анна Николаевна

специальный психолог

окончила Московский городской психолого-педагогический университет по специальности перинатальная психология окончила Московский государственный областной университет по специальности специальная психология окончила Московский Гештальт Институт, с присвоением квалификации гештальт-терапевт

Я специальный психолог, 10 лет работаю с семьями, имеющими детей с диагнозом ранний детский аутизм. За эти годы я перепробовала много педагогических и психологических методик помощи этим семьям. А сейчас, пройдя тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана, понимаю и свои ошибки в работе с детьми, и находки, которые помогали моим маленьким друзьям заговорить, начать играть, увидеть других детей, захотеть контактировать с ними.

Системно-векторная психология стала важным инструментом моей ежедневной работы с детьми-аутистами, а применение полученных на тренинге по СВП знаний позитивно отражается на результатах моих маленьких пациентов. Глубокое понимание психики ребенка, которое предлагает системно-векторная психология, востребовано не только в детской психологии, но еще более необходимо в работе с детьми, имеющими отклонения в поведении или нарушения здоровья.

Напишу о своих первых системных открытиях...

Аутизм, этот малопонятный для психологов и педагогов диагноз, ставят детям со звуковым вектором, которые, без сомнения, составляют основу интеллектуального богатства человечества. Системно очевидно, что именно звуковые дети в потенциале обладают самым мощным интеллектом, который, к сожалению, часто, в силу многих причин, не получает должного развития. Звуковой ребенок «понимается» мамой (чаще кожно-зрительной), детским врачом (анально-кожно -зрительным) и детским психологом (кожно-зрительным) через самих себя, то есть они пытаются интерпретировать его действия через свои врожденные свойства, и в этом основная проблема. Системно понятно, что понять его они не в силах – настолько разная у них сущность, настолько взрослые не понимают, что движет ребенком со звуковым вектором.

Наш звуковичок хорошо растет в тишине, любит ночь и долго-долго не засыпает. Он периодически "подвисает", задумываясь о чем-то и как будто бы сосем улетая из реального мира. Он не любит, когда убирают его лучшего друга - планшет, с ним он может взаимодействовать часы напролет, проявляя удивительную сообразительность…

Маме звукового ребенка, если она сама без звукового вектора, действительно трудно. Их взаимодействие асинхронно. Когда все происходит на огромной скорости, а мать взаимодействует с ребенком на повышенных тонах, это только больше замыкает звукового ребенка внутри себя - так как выходить наружу больно. Часто наблюдаю, как за короткое время мама дает ребенку противоречивые указания, либо количество указаний превышает способность ребенка запомнить инструкцию.

Так как звуковому ребенку надо больше времени, чтобы «выйти» для взаимодействия с другими людьми, я стала тренировать домочадцев проявлению терпения и толерантности к не похожему на них ребенку. Рекомендации простые. Попросили сына о чем-то одном и ждите, молчите, считая про себя до 150. Когда он ответил, дайте ему обратную связь, напомните, похвалите: «Я тебя просил, и вот ты мне ответил - здорово!». Применение только одного такого простого совета позволяет в дальнейшем сократить время между заданным ребенку вопросом и его ответом, а ребенок получает позитивное подтверждение на выход из своей звуковой ракушки наружу, во взаимодействие с миром.

После прохождения тренинга Юрия Бурлана мне стали понятны причины отклонения развития и «особенности» речи аутичных детей. Очень многие родители бьют тревогу, если ребенок молчит до 3 и более лет. Но дважды интровертированному человеку, у которого оба мира, и внешний и внутренний, внутри него, говорить не так просто, и это нормально. При этом такой ребенок может удивительно быстро освоить клавиатуру, и его письменная речь великолепна.

Нередко речь у такого ребенка есть, но она "какая-то непонятная", жалуются родители. Объясняю родителям и учителям, что в предложении из 10 слов, ребенок произносит три первых и три последних, а серединку он проговорил в уме, но вербально не произнес. Хотя сам ребенок об этом может и не догадываться и очень удивляться и даже сердиться на непонимание его близкими и педагогами.

Я проследила, что если ребенку дать возможность спокойно развивать свой звуковой вектор, его поведение меняется и иногда очень резко. В моей практике был случай, когда мальчик 5 лет с описанным выше диагнозом после изменения ряда условий, не позволявших раскрыться его звуку, стал подвижным, любопытным и даже иногда начал упрямиться. Такое поведение кардинально отличалось от предыдущего - настолько живо ребенок реагировал на происходящее вокруг него. Этот феномен произошедшего изменения я смогла понять и поддержать, вовремя перестроившись в работе, благодаря лекциям Юрия Бурлана. Для меня это было колоссально! Как только ребенок начал больше выходить наружу, мы стали работать над развитием зрительного, кожного и анального вектора – соответственно его векторным особенностям. И это была уже другая кропотливая и не менее интересная работа.

Конечно, не могу не подчеркнуть, насколько упростилась диагностика различных состояний, есть ясное понимание, чего не хватает конкретному ребенку, какие психологические причины тормозят его развитие или мешают адекватно выразить себя, адаптироваться в коллективе, глубже понимаю родителей, какие переживания испытывает мама и отец ребенка. И самое главное, сегодня я могу им объяснить, как помочь развитию конкретного ребенка, как улучшить его состояние.

И только сейчас я системно понимаю, какая ответственность лежит на мне как на специалисте!

Всем-всем психологам рекомендую, не откладывая на потом, пройти тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

А еще спасибо вам огромное (всей команде портала) за чудо, которое вы мне подарили: внутреннюю радость, улыбку, спокойствие, узнавание себя в других, других в себе. Наполненность! Желание много успеть!

Марина Воронова

Воронова Марина Викторовна

Психолог, преподаватель психологии

В 2003 году окончила МГЭИ по специальности «Психолог. Преподаватель психологии». В 2002-2003 гг. прошла повышение квалификации при МАУП Харьковского института по специализации «Позитивная психология и психотерапия, психосоматическая медицина, транскультуральная семейная терапия».

С 2004 года преподаватель ВУЗа.

В психологию меня привел мучавший с юности вопрос: «В чем смысл жизни и всего в ней происходящего?» Кроме этого меня интересовало: «Почему люди разные и как определять, кто перед тобой находится, каковы причины того или иного поведения, что делать в различных ситуациях и как научиться реагировать без “нервов”?» Поступая в ВУЗ на профессию психолога, я была твердо уверена, что получу ответы на все эти вопросы, более того — я смогу помогать людям!

Эйфория на первых стадиях обучения вскоре сменилась удивлением — «Как же так, почему в учебниках нет и половины ответов на мои вопросы? А та информация, которую мы воспринимаем как ответ, довольно размыта и чаще всего подходит под категорию “Это философский вопрос, о котором можно только размышлять”». На что вообще ориентироваться, общаясь с людьми? Как их понимать? Через типологию темпераментов, которую ввел Гиппократ еще в 5 веке до нашей эры?! А «посвежее» что-нибудь есть?

Есть! Масса типологий, в которых за основу берутся самые разные качества или параметры. Кто-то разделяет людей, ориентируясь на их склонность к общению (экстраверт — интроверт). Кто-то подразделяет по крайним точкам проявления внутренних процессов (шизоид, эпилептоид, истероид).

Есть масса тестов, определяющих те или иные качества человека, склонности. Можно дать человеку час заполнять какой-нибудь тест, а потом еще час его интерпретировать, чтобы узнать одну-две-три характеристики. А дальше что? Что с того, что вы знаете — перед вами сидит человек с истероидной акцентуацией?

Его внутренний мир так и остается «потемками», как в пословице.

Изучая учебники и практическую литературу по психологии, я не находила той информации, которая могла бы ответить на мои вопросы. Порой даже эзотерические учения казались более конкретными. Среди психологов, с которыми мне приходилось сталкиваться в первые годы работы, я видела массу людей, которые увлекались чем угодно: йогой, медитациями, астрологией, цигун, рейки и др., но только не научной психологией. Тем не менее ответы, которые они давали на мои вопросы, также были размыты, непонятны, а то и вовсе — напоминали бред.

Внутри меня постоянно было ощущение, что это все не то; что есть где-то знание, которое поможет собрать все кусочки информации воедино и поможет понять то, что я до сих пор не поняла.

Это приводило к тому, что я бралась за изучение различных направлений, знакомилась с гештальт-направлением, трансактным анализом, кинезиотерапией. Но после изучения основ этих направлений становилось понятно, что ответов на мои вопросы нет.

После того, как в моей жизни возник серьезный стресс (развод), я вообще хотела отказаться от психологии как таковой. Я сама стала клиентом многих психологов. Начинала работать то с одним, то с другим и через время понимала, что никто не может понять мое состояние и помочь мне пережить это. За год я прошла массу консультаций, «проработала» множество личных ситуаций и добилась… ничего.

Я ничего не получила, собственное состояние ухудшалось, а надевать маску перед посторонними людьми становилось все сложнее. Я стала отвергать психологическое знание, полностью разочаровавшись в науке. Отчаяние привело меня даже к «провидцам» и «специалистам оккультных наук». Например, после расклада карт Таро у меня появлялась надежда, что все будет хорошо, надо просто немного подождать. Время проходило, и я понимала, что это очередной ноль! Очередное ничего, которое внутри еще больше гложет, чем ранее.

Больше всего беспокоило то, что реальной помощи людям оказывать не удавалось. Конечно, после применения тех знаний, которые были у меня в арсенале, людям становилось легче и лучше! Но мне эта работа не приносила удовлетворения, я понимала, что проблема может появиться вновь и вновь, потому что не удален «корень». А как его найти?

Порой появлялась даже злость на себя — «Ну какой из меня психолог, если я просто своеобразный гигиенический душ!» Пришел человек, вывалил кучу проблем, пожаловался на что-то серьезное, а ты внутри понимаешь, что эта помощь временная. Это как дать больному с болью в животе обезболивающее средство; ему станет лучше, но ведь причина боли не ясна — а вдруг аппендицит? Еще несколько «таблеток» — и исход может быть весьма безрадостным.

Однако поиски я не прекращала, все равно была уверена, что существует метод, который мне поможет.

И годы поиска увенчались успехом! Едва я услышала о Системно-векторной психологии, я сразу решила, что пройду тренинг. Я не ошиблась. Те знания, которые дает Юрий Бурлан — азбука, благодаря которой становятся понятными и ясными любое слово, любой смысл, любой человек становится, как раскрытая книга.

Именно системно-векторная психология позволила сложить единую картину с момента зарождения психики и сознания человека, объяснила, как и что происходит с человеческим «Я» в процессе жизни, как отражаются те или иные условия жизни, воспитания, взаимодействия на поведении конкретного человека; как работает разная психика людей и как определять, каким образом устроено психическое у собеседника; как лучше всего с ним общаться и как вообще он воспринимает мир и других людей.

То, что я услышала на тренинге от Юрия Бурлана, принесло мне максимальную пользу! Личные результаты — это, конечно, отлично, но важнее всего то, что сегодня это позволяет мне полностью реализовываться в качестве специалиста, профессионала в области психологии.

Вспоминая себя как преподавателя до системно-векторной психологии, невольно улыбаюсь: на многие вопросы студентов я не знала ответов, многие явления не могла объяснить ни я, ни учебники.

Теперь, приходя на лекции и начиная рассказ о любом из направлений психологии, я прекрасно вижу не только те моменты, которые упущены в учебнике, которые непонятны автору, я вижу, что и как нужно рассказать студентам. Многие явления, которые в обычных учебниках стоят под грифом «феномен» и по сути не имеют объективного объяснения, легко и просто объясняются с точки зрения системно-векторной психологии.

К примеру, в «Организационной психологии» лидерство рассматривается как феномен — ведь непонятно, какой человек проявит себя как лидер в том или ином коллективе: кто-то проявит свои лидерские качества, а кто-то нет. Можно ли развить лидерские качества? Только СВП дает понимание того, кто стремится к лидерству и почему именно он захочет занять ведущие позиции. А кому лидерство не понятно и не интересно — у него совсем другие желания, реализовав которые, он может быть счастлив и удовлетворен жизнью.

Более того, с первого взгляда видно не только заданные от природы таланты, но и уровень их реализации. Этот человек с кожным вектором — ведущий инженер или ценный топ-менеджер, а этот — мелкий вор и мошенник. Внешне оба могут выглядеть, как образованные и культурные люди, но масштаб их мыслей отличается разительно.

Не менее противоречивые реакции вызывает во мне и учебник по «психологическому консультированию», где основная масса информации о том, как обустроить кабинет для консультации, что нужно сесть под углом к клиенту на расстоянии 60-70 см. Кто вообще выводил эти «формулы»? А что если человек будет на расстоянии? На другом континенте? Стоять на улице, а не сидеть в уютном кабинете? Столько внимания уделено деталям, которые не существенны для современного мира (многие ведь консультируют по интернету). Но главные вопросы оставались вопросами: где знания о том, как человеку реально помочь, где гарантия результатов?

К сожалению, комплексного, ясного, внятного и полностью понимаемого ответа я не нашла ни в одном из прочитанных и изученных учебников. Да есть мысли, хорошие, ценные, весомые, но их порой одна-две на всю книгу! И сколько жизней мне понадобится, чтобы изучить все это? Ответ в полном объеме я нашла в системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Любому человеку я настоятельно рекомендую познакомиться с системно-векторной психологией Юрия Бурлана, будь то студент или человек, ищущий помощь в качестве клиента. Я твердо уверена в том, что системно-векторная психология — это наука будущего. Уже через совсем небольшой промежуток времени не знать основ СВП будет дурным тоном.

Ведь именно системно-векторная психология Юрия Бурлана не просто раскрывает психику как таковую, но и показывает все закономерности и ее работу. Это абсолютно точное знание, применяя которое нельзя ошибиться, как при использовании таблицы умножения.

Прохождение тренинга для меня лично стало новой вехой в моей жизни, я твердо начала понимать, что такое психолог, какую функцию в обществе он должен выполнять, как сделать так, чтобы те ситуации, которые являются травмирующими, перестали быть таковыми. Любая проблема психологического характера понятна, объяснима и устранима, если использовать СВП.

Более того, именно системно-векторная психология дает ответы на вопросы: «В чем смысл жизни? Для чего я живу? Что нужно делать в этой жизни, чтобы ощущать удовольствие и счастье?».

До знакомства с СВП мне приходилось часто «разводить руками» и говорить, что наука бессильна перед многими болезнями и проблемами, такими, например, как панические атаки, хроническая бессонница, депрессии. Для тех, кто проходит тренинг Юрия Бурлана, эти состояния становятся хорошо забытым прошлым, а не настоящим и тем более будущим.

Знание системно-векторной психологии позволяют определять людей по их характерным признакам, а также по поведению, по нескольким словам. Одного взгляда порой достаточно, чтобы понимать, какими свойствами и способностями человека наградила природа, какие желания он может испытывать, как может проявить себя, в какой деятельности реализует себя.

Более того, можно с точностью прогнозировать, каково его общение с близкими людьми, как он относится к друзьям, второй половине, детям, родителям. Как он выполняет свою работу и не хочет ли он сменить вид деятельности. За любыми проблемами, на которые жалуется человек, сразу видны истинные причины. Видно направление, в котором необходимо действовать, чтобы максимально улучшить состояние человека.

Системно-векторная психология в прямом смысле слова позволяет отделить «зерна от плевел», видеть истинные причины, знать и понимать, что происходит на самом деле.

Козловская Светлана Александровна

Козловская Светлана Александровна

Психолог

В 1995 г. окончила Южный Институт Менеджмента в г. Краснодаре по специальности «Менеджмент». Работала в маркетинге, отделе кадров, менеджером по управлению персоналом.

В 2010-1011 гг. обучалась в Школе системно-интегративного коучинга в г. Москва.

В 2016-2017 гг. прошла профессиональную переподготовку в Кубанском Государственном университете г. Краснодара по специальности «Практическая психология».

В 2016 году получила сертификат специалиста по эксплуатации аппаратно-программного комплекса «РОФЭС-Профессионал».

В 2016 г. прошла обучение по программе «Адаптация и реабилитация в методе «РОФЭС». Психофизиологические и метафизические аспекты».

В 2017 году прошла Первый и Второй уровни тренинга «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана.

Работает психологом в Отделении помощи семье и детям в КЦСОН Лазаревского района, г. Сочи.

— Светлана, сколько лет Вы работаете по специальности? В какой области?

— Я практикующий психолог. Работаю в Отделении помощи семье и детям со взрослыми и детьми. Это моя вторая профессия, до этого я изучала психологию управления персоналом, коучинг и работала менеджером по персоналу. Психологом работаю с 2016 года.

— Как вы познакомились с «Системно-векторной психологией» и попали на портал Юрия Бурлана?

— Впервые я встретилась с векторами, когда набрала запрос в интернете на тему «Почему дети такие разные». В моей работе мне откровенно не хватало знаний. Я видела, что если с одним ребенком я работаю и у меня есть результат, то такие же методы совсем не подходят к другому ребенку.

Первая статья про особенности у детей в каждом векторе уже дала мне ответ. И больше всего меня привлекло то, что эти описания особенностей и поведения детей были очень точны и узнаваемы. Поэтому у меня не было сомнений, что это мне нужно изучить. Я всегда была открыта новым знаниям и, если мне их не хватало, то активно искала их.

Тренинг «Системно-векторная психология» прошла летом 2017 года. Я очень рада, что встретила системно-векторную психологию и сделала допущение, о котором так любит говорить Юрий Ильич, что я могу чего-то не знать.

— Как изменилась Ваша работа после знакомства с системно-векторной психологией?

— Благодаря этому знанию я чувствую себя очень уверенно на работе. Я стала гораздо эффективнее как специалист. К моему мнению прислушиваются, со мной советуются. И самое главное — эти знания позволяют мне реально помогать людям.

— Можете привести случаи из Вашей практики, когда полученные знания сразу давали результат?

— Да, и немало. Приведу недавний пример. Приходит мамочка и жалуется, что ее сына первоклассника оставляют на второй год. Он якобы не знает алфавит, не рассказывает его, а уже конец года. А мама говорит, что он знает, просто почему-то не рассказывает. И читать никак не читает.

Я вижу, что у ребенка есть звуковой, зрительный и анальный вектор. А у мамы противоположные анальному свойства — кожный вектор. Вполне естественно, что она пытается помочь ему, по-кожному постоянно подгоняя его: «Ну чего ты не читаешь, давай читай, ты же можешь». Напирают на него и мама, и учительница (со слов мамы) во весь голос. Теперь понятно, от чего именно малыш впадает в ступор!

Я показала всего один раз, как нужно разговаривать с таким ребенком. Совсем тихонечко, почти шепотом, выстраивая с ним эмоциональную связь при помощи улыбки и тем самым создавая для него безопасность. Я предложила ему рассказать алфавит — он и рассказал мне его на ушко шепотом и только один раз запнулся. А через день мама сказала, что он начал читать, причем не хотел даже отдыхать. «Я, — говорит, — попробовала как вы, и у меня получилось!».

В результате ребенка перевели во второй класс и все у него хорошо.

— Помогаете ли Вы родителям в определении векторальных характеристик ребенка? Как это влияет на их отношения?

— Да, вот еще один пример. Мама никак не могла найти общий язык с ребенком 6 лет. С ее слов, он никак не подчинялся ей, не слушался и уходил жить к бабушке. Я, как только его увидела, сразу разглядела в нем уретральный вектор: по поведению, жестам и позе (руки в карманы), взгляд совершенно взрослый такой — сверху вниз. Серьезный пацан! Несмотря на то, что ему всего 6 лет.

Конечно, он никому не собирается подчиняться! К нему нужно искать подход через свойство его вектора — ответственность за стаю: если не ты, то кто? Маме говорю: «Давайте проверим, попробуйте к нему подход через ответственность». Рассказала, что к такому ребенку нельзя обращаться сверху вниз, он реагирует на это как на понижение в ранге. Только восхищаться и, если просить, то снизу вверх.

В результате проблем с ним стало меньше. Простой, казалось бы, совет сработал — мальчик больше не сбегает к бабушке.

Именно такие уретральные дети становятся трудновоспитуемыми. Хотя на самом деле их воспитывать легче всего, если знать, как правильно это делать. Тогда они вырастают в будущих вождей, самоотверженных и способных повести за собой людей.

Вообще, если развивать ребенка через его векторальные свойства, то процесс воспитания никогда не будет сложным и мучительным. Он будет в радость и детям, и взрослым. Потому что в каждом векторе мы точно знаем, что важно и нужно делать, а что бесполезно или ни в коем случае нельзя.

— Скажите, что общего у «сложных» детей, тех, которые впоследствии становятся трудными подростками?

— Это наблюдаемо, что все сложные дети были лишены чувства защищенности и безопасности (http://svp.expert/psixologiya/chuvstvo-zashhishhennosti-i-bezopasnosti-osnova-razvitiya-rebenka/) в своей семье, а ведь оно абсолютно необходимо для полноценного развития ребенка. Системно-векторная психология дает очень точное объяснение, почему один ребенок становится вором, другой бандитом, а третий наркоманом. В каждом векторе мы знаем сценарий развития психических свойств от нормы до патологии, тот или иной негативный жизненный сценарий формируется при неправильном развитии свойств ребенка.

Это дает нам колоссальный профилактический ресурс, если обращается семья с ребенком дошкольного возраста. Когда обращается семья со «сложным» ребенком старше этого возраста (и родители заинтересованы в результате), то мы тоже имеем все шансы на успех при плотном взаимодействии и сотрудничестве.

Гораздо сложнее добиться результата, когда мы имеем дело с неблагополучными семьями, где родители страдают алкоголизмом, наркоманией, другими зависимостями и плохими состояниями. Эти люди сами нуждаются в серьезной психотерапевтической помощи.

Тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана дает стабильные результаты в избавлении от психических патологий и зависимостей. Сложность заключается в мотивировании таких родителей на изменения.

— Как Вы думаете, каким образом сможет помочь системно-векторная психология в профилактике социального сиротства?

— Вам не кажется странным, что до сих пор у нас в обществе есть дети-сироты? Хотя уже появились сверхзвуковые самолеты, космические корабли и подводные лодки. Складывается ощущение, что мы что-то упускаем из виду. Социальное сиротство, к сожалению, очень актуальная тема в нашей стране. Дети, лишенные чувства защищенности и безопасности в своей семье, попадают в учреждения, где далеко не всегда созданы условия коллективной безопасности и защищенности. Именно поэтому они зачастую вырастают с травмированной психикой.

У нас на учете есть такие семьи, где сами родители воспитывались в детском доме, и в их семьях тоже есть проблемы с детьми.

Знания тренинга «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана отлично помогли бы работникам детских домов и учреждений по временному пребыванию детей без родителей именно в воспитании и развитии благополучных детей. Как однажды в свое время прекрасной оказалась авторская методика А.С. Макаренко по воспитанию детей-сирот после революции 1917г.

Но с тех пор дети очень сильно изменились. Объем их психики стал гораздо больше. Они рождаются и растут уже в новой реальности, в которой присутствует интернет, новые технологии, новые профессии. Воспитание новых детей требует и новых знаний.

— Как может помочь СВП, если у ребенка пьющие и жестокие родители?

Сегодня нельзя останавливаться и говорить только о безопасности и благополучии для ребенка на уровне семьи. Все дети наши. Неблагополучие одного ребенка так или иначе сказывается на других детях. Какие бы родители ни были для ребенка, они всегда для него очень важны. Особенно мама.

В случае если родители неблагополучные, хорошей альтернативой может быть коллективная система безопасности и защищенности в детских садах и школах и неравнодушие взрослых. Понимание психических особенностей при помощи СВП — это возможность раскрыть потенциал ребенка, создать для него такие условия в коллективе, при которых он может реализовать этот потенциал и стать счастливым человеком.

Тренинг Юрия Бурлана помогает еще понимать и видеть влияние социальных и глобальных процессов на развитие человека и общества. Понимать перспективы этих процессов.

— Что бы Вам хотелось пожелать нашим читателям?

— Сегодня научиться понимать психику другого человека — это жизненная необходимость. Это так же, как научиться читать и писать 100 лет назад. Сегодня же ни у кого не возникает вопрос, нужно ли нам читать и писать?

Поэтому каждый родитель должен знать психику своего ребенка, чтобы не причинить ему вреда и воспитать его наилучшим для него образом. Гораздо эффективнее не бегать каждый раз за советом к психологу, а самим уметь видеть свойства ребенка и знать, как их развивать.

Хочется пожелать каждому психологу пройти тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана. Это дает огромный эффект в результативности работы. Нам нужно сегодня решить одну очень важную задачу — воспитание поколения психических здоровых детей. Мы можем это сделать только объединив усилия всего общества.

Спасибо, Светлана! Желаем Вам дальнейших успехов в Вашей работе!

Интервью записала Анна Хохлова

29.06.2018

Адамова Оксана Сергеевна

Социальный педагог

Педагогический стаж – 18 лет.

1995-2000 – Гомельский государственный университет им. Ф. Скорины, геолого-географический факультет.

2005-2006 – переподготовка на базе первого высшего образования в ГГУ им Ф. Скорины по специальности «Социальная педагогика».

2000-2005 - учитель географии.

С 2006 года и по сей день работаю социальным педагогом в системе образования.

В своей работе видела разные жизненные ситуации: боль, утраты, потери, возвращения и опять потери детей родителями, страдающими алкогольной зависимостью, родителей – детьми, отобранными из семьи в социальный приют, чтобы просто спасти от голода. Грязь, отсутствие элементарных продуктов питания, коммунальные долги с непосильными суммами, желание все изменить, надежду на чудо, которое однажды должно произойти и вернуть прежнюю, счастливую и трезвую жизнь, отчаяние, агрессию, апатию, слезы боли от удушающей безысходности людей взрослых, но таких беспомощных…

Работая с семьями, в которых дети проживают с родителями-алкоголиками, наблюдая и слушая часто нетрезвые истории и оправдания, внутри меня всегда бился вопрос: «Почему?..» Почему совсем недавно вполне благополучная семья вдруг катится в тартарары, почему мать (МАТЬ!) не может найти в себе силы почувствовать ответственность за своих детей и с календарной периодичностью уходит в алкогольное пике до состояния невозможности контролировать позывы своего организма? Почему их отец (ОТЕЦ!), муж, мужчина (который сильней, надежней), пребывая некоторое время в трезвости, по каким-то безошибочным бессознательным признакам дает ощущение, что живет мыслями предвосхищения очередного алкогольного беспамятства?..

Почему в благополучной семье во главе с основательным, уважаемым отцом единственный сын попадается на краже? Чего ему не хватает? Почему паренек, который учится в 11 классе физико-математического профиля, пытается спрятаться за створками дверей во время перемен и под партами во время уроков? Почему его отец ошарашивает меня признанием о том, что сын одержим идеей смены пола, ищет у меня, специалиста, ответа: откуда в голове его ребенка родилась такая мысль? Просит помочь, а я хватаю воздух от бессилия хоть что-то ему ответить. Почему это паренек уходит в свой «космос» и часто засыпает в кресле в тишине моего рабочего кабинета? Почему он, однако, очень увлеченно и нестандартно решает сложные задачи вне всяких следований правилам и алгоритмам? Почему среди девчонок он иногда (слава Богу) говорит и даже улыбается?..

Почему в моем классе наблюдается желание одного из учеников причинять физический дискомфорт одноклассникам, троллить их в соцсетях?..

И над всеми этими «почему» нависает еще один вопрос, монолитный и непробиваемый, к самой себе: «Почему я не знаю, откуда берутся такие проявления в поведении людей?»

Не устану повторять, что безошибочные, наблюдаемые и проверяемые ответы на все свои «почему» я получила только на тренинге «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана. После тренинга у меня больше нет вопросов о причинах и мотивах любого поведенческого проявления, как у взрослых, так и у подростков.

Тренинг наделяет уникальным знанием и объемным пониманием психических качеств любого человека любого возраста. Действительно, после тренинга достаточно первых нескольких секунд общения с человеком, чтобы понять – кто он есть по своей природе. Какие у него ценности и жизненные приоритеты, в каких состояниях находится этот человек и с какими скрытыми вопросами он приходит ко мне. И самое главное во всем этом – мое системное знание! Сейчас я безошибочно знаю и чувствую природную суть человека, чего ему не хватает, какие смыслы он ожидает услышать от меня.

После тренинга получается уже непроизвольно наладить душевный контакт с человеком, включиться в его переживания, сосредоточившись не на своем ощущении: «Что же ему такого посоветовать?», а на том, кто сидит напротив, на его внутреннем состоянии.

После тренинга Юрия Бурлана тыкать пальцем в небо больше не получается, также как и советовать «через себя», бессознательно проецируя особенности собственного поведения в схожих проблемных ситуациях и выдавая «профессиональные» советы, которые могут не просто не помочь, а навредить! Особенно в работе с подростками. Это отдельное направление в моей работе.

Пример из практики:

Парень. 16 лет. Воспитывается в благополучной, с высоким уровнем материального достатка, семье. В поведении наблюдается желание причинять физический дискомфорт более слабым. Чаще в форме «дружеского» удушающего захвата. Имеют место факты троллинга одноклассника в социальных сетях, объясняемые причиной: «Просто по приколу». Вместе с тем открытой агрессии не проявляет, по просьбе может оказать посильную помощь. В одежде предпочитает брендовые вещи, дорогие ювелирные мужские аксессуары. Наблюдается активное желание к отношениям с девушкой.

Системно понимаю, что парень – обладатель анального, кожного и зрительного векторов.

Кожный вектор – это желание подчинять и подчиняться, желание к ограничению и экономии, желание к материальному и социальному превосходству. Кожный вектор – это еще и ограничение законом. «Нет» и «нельзя»! Поэтому ситуацию с троллингом одноклассника в социальной сети разъясняю ему с позиции запрета на причинение вреда другому в рамках административного законодательства с пояснением невыгодных для нарушителя последствий. Не запугивая и обвиняя, а в форме беседы «на равных», без унижения, потому что психика парня включает в себя и анальный вектор. Анальный вектор – это стремление к «ровному» состоянию, без перекосов от слов, наделенных унизительными или обвинительными смыслами.

В ходе беседы деликатно демонстрирую возрастную и социальную иерархию. В этом случае кожный вектор моего подопечного принимает комфортные для кожной психики условия подчинения иерархии, анальный вектор откликается стремлением к почитанию и уважению старших.

Далее разбираем проблему с желанием причинения физического дискомфорта более слабым. Подобные желания испытывают люди с анальным вектором в случае переживания обиды. Дело в том, что психика человека с анальным вектором негибкая, ригидная, а память – мощная, с феноменальным ресурсом к накоплению и запоминанию информации (в идеале – для передачи опыта подрастающему поколению через обучение). Она надежно хранит в себе не только хорошее, но и плохое. Обида, испытываемая к матери по причине недостаточного внимания к парню (в семье еще два младших ребенка, 6 и 3 лет), молчаливая позиция поддержания ею суровых воспитательных приемов отца накапливается напряжением в психике подростка. И рано или поздно напряжение будет требовать выхода наружу. Например, в виде «дружеских» удушающих захватов, троллинга.

Кроме этого анальный вектор в сочетании со зрительным – это привязанность к матери и потребность в материнской любви и внимании, которое в большей степени уделяется младшим детям. Отец много лет подряд находится дома только по выходным, в будни работая в другом городе. Огромный дом и забота о детях полностью лежит на матери. Нашему герою не хватает эмоциональной связи с матерью. Даже во «взрослом»16-летнем возрасте.

Системно понимая, что человек с анальным вектором – это в потенциале самый лучший муж и отец, надежный, сильный и уверенный тыл для своей семьи, пробую вывести моего ученика на ощущение чувства необходимости помощи и поддержки матери. Стараюсь чувственно передать ему ситуацию материнских переживаний и забот со стороны, помочь прочувствовать невозможность справиться с грузом повседневных забот без помощи уже повзрослевшего сына. Проигрываю ситуацию возможных вариантов помощи, пусть небольшой, но значимой для его мамы. Осторожно и деликатно рассказываю о том, что человеку кажется, что его родители будут всегда рядом. О том, что человек не замечает, как родители устают, стареют, как с годами у них слабеет здоровье. Привожу пример из своей личной жизни… Это помогает зрительному вектору парня прочувствовать силу эмоциональных переживаний за тех, кому непросто справляться с житейскими трудностями.

Человек, обладающий зрительным вектором, – это желание любить, желание создавать эмоциональные связи, умение сопереживать и сочувствовать тем, кому тяжело. Детей нужно учить чувствовать боль и страдания другого человека, учить любить и сопереживать. В идеале – вовлекая их с детства в чтение качественной литературы на сострадание.

Книги во время консультации мы не читали, но, системно понимая особенности психики в зрительном векторе, удалось «вывести» Алексея (назовем его так) на чувственное понимание состояний его матери и понимание причины, почему мамы для него «не хватает». Для меня было важно постараться передать переживания, чувства, волнения, которыми каждый день живет его мать. На глазах парня навернулись здоровые слезы. Слезы понимания, каково это – одной «тянуть» на себе большой дом, уделять внимание троим детям, обеспечивая им чувство безопасности и защищенности.

Думаю, что вместе с этим зрительный отклик у парня сведет на нет желание анального вектора сбрасывать напряжение через удушающие захваты и троллить тех, кто слабее. В этом направлении работа продолжается. Пока наблюдаю за промежуточными результатами. Воспитание и раскрытие природных стремлений зрительного вектора не может ограничиться единичной беседой.

Вместе с тем вывод зрительного вектора Алексея на чувства и эмоции при восприятии матери, как женщины, по своей природе нуждающейся и зависящей от мужчины, поможет сформировать уже в анальном векторе парня ощущение мужественности и желание реализовать свой природный потенциал самого лучшего мужа и отца семейства в будущем. Семья – это жизненная ценность человека с анальным вектором.

Учитывая же кожный вектор у Леши, беседу получилось не затянуть и «мыслию по древу не растечься», но при этом максимально точно, системно прочувствовать каждое скрытое желание в анальном, кожном и зрительном векторах парня и «проработать» накопившиеся состояния напряжения.

Работа с подростками – это не эпизодичная или «случайная» консультация, это системный подход к решению проблемных вопросов в детско-родительских отношениях. Но без знаний, полученных на тренинге «Системно-векторная психология», я все так же испытывала бы тяжелые состояния от отсутствия результатов в своей работе. А ведь человек счастлив и доволен только тогда, когда он реализует свои врожденные психические свойства среди других и для других. Когда он полезен и приносит плоды своей работы – результат.

Без системных знаний, которые каждый имеет возможность получить на тренинге Юрия Бурлана, работать результативно с подростками, взрослыми людьми, ищущими выход из своих замкнутых траекторий трудностей и неудач, невозможно. Тренинг Юрия Бурлана дает колоссальное, объемное знание и понимание других людей. Для меня, как для специалиста, сейчас это безоговорочный постулат.

Ремезова Ирина Захаровна

Ремезова Ирина Захаровна

медицинский психолог окончила Харьковский государственный университет (ХГУ) по специальности медицинская психология стаж работы в психоневрологическом диспансере – 20 лет

Знания системно-векторной психологии сейчас только начинают раскрываться для меня во всем своем объеме, и уже сейчас я вижу результаты, которые они мне приносят.

Характеристики каждого из векторов настолько ярки и узнаваемы, что для каждого участника тренинга они становятся настоящим откровением. Люди узнают себя, своих близких, всех, с кем они когда-либо были знакомы. Оторваться от каждой лекции просто невозможно – настолько интересна разворачивающаяся картина. Ни одна типология, которую изучаешь, получая академическое образование по психологии, не даёт такого инструмента, который дает системно векторная психология.

Часто в практике мне приходилось сталкиваться с такой ситуацией, когда пациент или клиент спрашивал: «А вы можете сразу рассказать обо мне, какой я?» И он был прав, адресуя этот вопрос именно мне. Я и сама представляла себе, что после окончания ВУЗа смогу сразу читать человека как «открытую книгу». Но, увы, такой способности не появилось.

Мне приходилось объяснять, что психолог – не гадалка, что надо пройти тестирование, чтоб определить ваш характер и потребности, приблизительно выявить ваши склонности к тому или иному заболеванию. Так вот, теперь в этой тестовой диагностике нет никакой потребности, разве что лишь для того, чтоб в документации написать, на основе чего ты сделал такие выводы.

Уже после одного тренинга я стала сразу видеть, что за человек передо мной, знаю его проблемные места, могу совершенно точно сказать, правильно ли поставлен врачебный диагноз и возможно ли у этого человека в принципе такое заболевание. А как известно, неправильная диагностика и залечивание в психиатрии наносит непоправимый вред здоровью, который впоследствии исправить практически невозможно.

Такой важный фактор, как доверие, формируется в данном случае сразу же, поскольку только взглянув на человека, ты знаешь, какие слова он употребляет, какие жесты для него характерны. И тебе не нужно тратить много времени на тренировку навыков распознания и подстройки, как в НЛП . Это облегчает работу и позволяет проводить успешную консультацию, а в случае необходимости и психотерапию.

Знания по системно - векторной психологии Юрия Бурлана позволяют значительно сокращать время, необходимое для успешного осознания и эффективного решения проблем клиентов. Помогают понять в первую очередь самого себя, что очень важно для продуктивной работы, чтоб не решать чужие проблемы через призму своих.

Эти результаты так очевидны уже после прохождения одного цикла лекций, где рассматривается каждый вектор в чистом виде. А ведь человек - многовекторный, и далее, впереди еще больше открытий и откровений при узнавании смешений векторов. Безусловно надо идти дальше, это такое знание , которое захватывает и остаётся с тобой на всю жизнь. Ты меняешься и уже не можешь быть прежним.

Самое ценное в этом тренинге, на мой взгляд, то, что человек получает возможность эффективной самопомощи. И что еще более важно – значительное повышение общего уровня осознанности у каждого человека, прошедшего тренинг по системно -векторной психологии. Потенциальные последствия этого очень глубокие: мир вокруг нас будет становиться комфортнее для каждого. А значит счастья, того, к чему стремится каждый человек всю свою жизнь, будет больше.

Что касается прохождения различных тренингов, их за всю мою профессиональную деятельность было очень много, как и предостаточно практики, чтоб сказать, что действительно является настоящим, приносящим пользу знанием, а что нет. Реально работающим является, на мой взгляд, только системно - векторная психология Юрия Бурлана.

Хотелось бы пожелать пройти этот тренинг максимально возможному количеству людей. Это настоящее знание. Жалеть об этом вы не будете никогда.

Я вижу, что за системно - векторной психологией будущее. Ускорение и прорыв в технических областях происходят повсеместно, что неизбежно и в области человеческих отношений!

Лаптева Ольга Владимировна

Лаптева Ольга Владимировна

Клинический психолог

Окончила Северный Государственный Медицинский Университет в Архангельске. Кафедра клинической психологии.

Окончила Санкт-Петербургский государственный институт психологии и социальной работы по специальности «психологическое консультирование взрослых».

Опыт работы: 2 года в Архангельской областной больнице клиническим психологом на отделении раннего возраста, 8 лет частной психологической практики (индивидуальное консультирование, ведение психотерапевтических групп, тренинги для трудных подростков).

— Ольга, по первому образованию ты психолог?

— Да. Клинический. Но не работаю по специальности уже давно. И пока не хочу. Я перестала практиковать еще в 2010 году.

— Почему перестала практиковать, если не секрет?

— Потому что процесс «подсаживания» человека на себя как на психотерапевта посчитала неправильным. Пока он ходит к тебе на прием, у него вроде бы что-то происходит к лучшему. Перестает ходить — все возвращается на круги своя. Конечно же не в первоначальные состояния, с которыми он пришел. Но долгосрочных, а значит качественных, изменений практически не происходит.

Для того чтобы клиенту поддерживать результат, он должен ходить на психотерапию годами, а то и всю оставшуюся жизнь... Я наблюдала это явление в психологии повсеместно. И в целом нужных ответов, как в науке, я там не нашла. Также среди коллег-психологов я встречала крайне мало действительно счастливых людей (по моим критериям). Окружение, как известно, — наше все. И иметь такой же результат я точно не хотела.

— Как ты пришла на тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана?

— Системно-векторную психологию я встретила через 7 лет, после того как ушла из профессии. Мне рассказала о тренинге подруга. Мы с ней не виделись 3 года, а когда встретились, передо мной был совсем другой человек — более здоровый во всех смыслах. И я спросила: «Как это вышло? Что ты сделала?». Она рассказала про СВП.

Мне как исследователю стало интересно. Хотя я была уверена, что ничего нового я там не узнаю — столько всего пройдено в этой сфере, столько теорий изучено, практик испробовано. И к тому моменту я была разочарована в психологии практически полностью. Но меня зацепил ее результат. И я рискнула.

— Расскажи, пожалуйста, о своем опыте прохождения этого психологического тренинга. Что-то изменилось в твоем сознании, в отношении к работе психолога, к возможностям психологии как науки, вообще какие впечатления?

— Изменилось мое восприятие. Звучит громко, но этот так. Раньше ни одна теория или практика не давали мне долгосрочного результата. Проще говоря, чтобы поддерживать то или иное состояние, мне нужно было постоянно «тренировать сознание», читать тонны информации по этой теме, ходить на профессиональные круглые столы, семинары и т.д. И это как в психотерапии: перестаешь ходить — все возвращается. Но в этом случае все было иначе.

Я не могу точно сказать, в какой момент это произошло, но сейчас я просто другой человек: внутренне спокойный, гораздо более стрессоустойчивый, здоровый. И эта информация просто раскрывается внутри тебя. Она не навязывается извне, как любая другая теория. Ты как будто носил в себе эти «архивные документы», и в один момент нажали нужную кнопку — и она просто встроилась в твое сознание, как будто всегда там и была.

Так происходит только тогда, когда ты слышишь правду. Глубинную правду. И она меняет тебя навсегда. Я пока не планирую возвращаться в профессию. Но с новым видением, пониманием природы психики людей и точным знанием, как помочь тому или иному человеку так, чтобы он начал жить ту жизнь, о которой мечтает, — точно могу рекомендовать тренинг «Системно-векторная психология» каждому.

Интервью провела Ирина Русакович

01.08.2018

Дёмина Ольга Владимировна

Дёмина Ольга Владимировна

психотерапевт, детский психолог преподаватель

окончила Московский Педагогический Университет им. В.И.Ленина, факультет специальной педагогики и психологии получила Европейский сертификат психотерапевта

опыт работы психотерапевтом 12 лет сейчас занимаюсь частной практикой

Знания по системно-векторной психологии Юрия Бурлана систематизировали мои предыдущие знания в области психологии и психотерапии. СВП - четкая, точная и наблюдаемая система закономерностей психических проявлений, благодаря которой я нашла ответы на многие профессиональные вопросы.

Сейчас, когда ко мне приходят клиенты, я сразу начинаю определять их векторальный набор, опираясь на внешний вид, речь, по рассказанным ими событиям в жизни, часть из которых я уже могу предугадать, понимая системно закономерности их жизненных сценариев. Это позволяет глубже понять их неудовлетворенные потребности, или, как говорит Юрий Бурлан, нехватки.

Интересно наблюдать пары, как они притянулись друг к другу по векторам, и видеть показанные Юрием на тренинге закономерности. Легче давать советы родителям по развитию их детей. Стало ярче и очевиднее,как нехватки родителей мешают раскрываться потенциальным возможностям ребенка. А также гораздо проще стало отвечать на такой популярный сейчас запрос от клиентов, как предназначение.

Самой ценной информацией на тренинге для меня оказались занятия по звуковому и зрительному векторам, сразу многое встало на свои места. Запомнился тот яркий момент, когда были разведены понятия сердечная любовь через эмоциональную близость, выражение чувств, жертвенность и гуманизм и духовная любовь через духовное самопознание и развитие.

Особенно важной для меня лично и как для психотерапевта была проработка темы жертвы, страхов, травматического опыта в зрительном и звуковом векторах. Рассмотрение темы жертвоприношения стало более ясным, когда протянулась нить от древних предков до настоящего времени. Раньше читала и слушала о древних обрядах, но на тренинге это стало ощутимо на уровне взаимосвязей определенного поведения человека сегодня с его корнями, а не просто как исторические факты. Такими реальными, понятными и значимыми стали люди с кожно-зрительной связкой, их суть и задача.

И когда сразу пришло несколько таких травмированных клиенток в кожном и зрительном векторах, моя работа с ними наполнилась особенным смыслом и от этого большим удовлетворением и радостью. Я понимала, что с ними происходит и почему, понимала, как можно им помочь выйти из тяжелых состояний.

Со звуковым вектором тоже сразу пошли результаты. Звуковики очень быстро начинают раскрываться, как только получают разрешение на свою индивидуальность. Одна клиентка сразу написала стихи. Хватило одной консультации для мамы, которая запрещала звуковой дочери чтение духовной литературы и занятия йогой. Надо было видеть, как заявленная вначале депрессия сразу превратилась в несходящую улыбку с лица дочери.

На занятиях по оральному вектору прочувствовала по-другому значимость мата и работы с ним в терапии, которая тоже обрела новый смысл. Занятие по обонятельному вектору дало новое понимание понятия интуиция.

Потрясли открытия Системно-векторной психологии Юрия Бурлана в плане таких тяжелых социальных явлений, как педофилия, физическое насилие, в том числе в семьях, алкоголизм и наркомания. Здесь СВП обладает огромным ресурсом для оздоровления всего общества. Я согласна с Юрием, что СВП обязательно должны знать родители, от того, что будет заложено в подрастающего человека, насколько родители смогут понять и развить его природные свойства, зависит дальнейшая способность человека реализовать себя и быть счастливым, минуя всевозможные негативные сценарии.

Тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана - это не просто огромный кладезь информации, познавательной и захватывающе поданной, так, что 6 часов кряду не можешь оторваться от монитора - это еще и поразительный терапевтический эффект. Юрий великолепно работает с группой, это потрясающе, потому что группа 100 человек, и это дистанционно. Он не только внимательно и подробно отвечает на вопросы, тонко чувствуя членов группы и их внутренние запросы, скрытые за внешним поведением в чате, он чувствует и руководит групповым процессом так, что группа, становится единым организмом, живет единым состоянием. Происходит эффект групповой работы, когда члены группы способствуют осознаниям друг друга, оказывая позитивное воздействие на результат каждого , на тренинге в течение двух месяцев выстраивается и сохраняется атмосфера доверительности, искренности, приятия, поддержки. К концу тренинга многие перестают бояться открыться перед группой в самых сокровенных переживаниях, улучшается контакт с близкими людьми.

Отдельным элементом процесса является команда и участники прошлых групп, которые активно продолжают читать и писать на форуме, техническая поддержка, которая оперативно приходит на помощь. Есть ощущение того, что тебя как будто постоянно бережно передают с рук на руки, сопровождая и направляя, что каждый охвачен вниманием и участием. Форум тоже можно назвать активным участником тренинга, здесь можно почитать конспекты не только своей группы, но и предыдущих групп, обсуждение векторального набора знаменитостей, рекомендации по фильмам, большой объем обсуждений и высказываний на самые разные темы, историю развития системно-векторной психологии, а главное, результаты многих и многих людей, прошедших тренинг.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана, безусловно, должна найти свое применение не только в психологии, но и в педагогике, медицине, юриспруденции и других важных отраслях человеческого знания.

Оно ценно еще и тем, что это наглядное и доступное знание, которое закрепляется письменным осмыслением. В результате формируется собственное системное мышление и ответственность по решению жизненных задач.

В СВП нет лишних тем, каждое открытие, понятие обладает своей ценностью и значимостью не только для понимания себя и близких, но и для понимания развития мира и общества в настоящее время, в истории и на ближайшую перспективу.

Отрадно видеть, как Системно-векторная психология Юрия Бурлана помогает людям самого разного возраста, психологического склада и социального уровня находить себя и преодолевать даже самые тяжелые психологические состояния.

Артамонова ЛарисаАртамонова Лариса Алексеевна

Психолог

2013-2016 гг. ─ Высшая школа психологии (институт), г. Москва

Психолог. Преподаватель психологии

2014 г. ─ Институт групповой и семейной психологии и психотерапии

Программа «Эриксоновская терапия и гипноз»

2006 г. ─ Московский государственный университет культуры и искусств

Программа «Имиджелогия»

1991-1997 гг. ─ Московская государственная юридическая академия, юриспруденция

Мой путь в психологию был долгим и тернистым. Еще на 3 курсе обучения в юридической академии поняла, что мне интересен внутренний мир человека, мотивы его поступков и вообще устройство мира и смысл жизни в целом. На философии, психологии, криминологии, когда основная часть группы, позевывая, отсиживала лекции, я внимала словам преподавателей и задавала бесконечное число вопросов. Долгое время поиск ответов на вопросы продолжался через прочтение огромного количества литературы по интересующим темам и различные тренинги и семинары. И наконец осознала, что мне необходимо как воздух целостное научное знание для того, чтобы понимать внутренний мир людей и оказывать профессиональную психологическую помощь.

Уже во время обучения в институте психологии стали одолевать сомнения, что возможно постичь психическое. Не хватало целостной структуры, системного знания. В голове образовался словно калейдоскоп разрозненной информации, чуть повернул его – и картинка изменилась, повернул еще – и новая картинка.

Я полагала, что опыт работы каким-то образом поможет стабилизировать и структурировать информацию в голове, даст целостное восприятие и я действительно смогу помогать людям быть более счастливыми, радостными, довольными. Едва дождавшись получения диплома, всецело предалась психологическому консультированию. Вникала в человеческие проблемы, переплетенные как клубок, которые (как мне тогда казалось) можно было распутывать до бесконечности, видела боль и страдания.

Снять ситуативно боль, облегчить страдания, помочь разобраться в текущей ситуации получалось вполне успешно. Но я осознавала, что этого слишком мало для того, чтобы человек был по-настоящему счастлив. Я искала эффективные методы помощи и не находила. Спустя 2 года работы стало накатывать разочарование в профессии, в собственной компетенции и появились мысли уйти из сферы психологии.

В какой-то момент на один из моих поисковых запросов нашлась информация о тренинге «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана. Интуитивно, мгновенно эта информация воспринялась мною как то, что мне нужно. Прослушала вводные бесплатные лекции, прочла множество статей на портале и наконец созрела для прохождения полного тренинга.

Что изменилось после тренинга?

Самое главное, изменилось мое восприятие мира и людей. Странновато звучит для тех, кто пока не прошел тренинг, но действительно открывается видение и осознание людей такими, какие они есть – видение влечений, потребностей, ценностей, желаний, проблем каждого конкретного человека. Мы смотрим на мир через себя. Чем больше внутри боли, травм, фрустраций, тем более искаженной становится картина мира и окружающие люди. Живем словно в королевстве кривых зеркал: куда ни посмотрим ─ всюду наше собственное отражение. Вот тренинг Юрия Бурлана позволяет вырваться из этого «королевства» и увидеть других людей.

Кстати, сначала я не понимала, почему кажущиеся на первый взгляд лекции называются тренингом, а не вебинаром, например. Однако в процессе осознанного слушания этой информации (в режиме реального времени), непосредственно передаваемой Юрием Ильичом, действительно вырабатывается навык и умение мыслить системно и воспринимать других людей не через себя. То есть это именно тренинг.

Что дает это умение видеть других отличными от нас? Вот, к примеру, совсем свежий случай из практики. Приходит на прием молодой, респектабельно выглядящий мужчина с запросом о своей профессиональной деятельности (назовем его Кирилл). Говорит, что потерял работу и сейчас совершенно не понимает, чем ему стоит заниматься. Смотрю на него и понимаю об этом человеке все. Я не имею в виду событийный ряд, а его влечения, таланты, потребности, страхи. Задаю несколько вопросов. Он удивленно смотрит и спрашивает: «Вы ясновидящая?». В какой-то степени, да. Ясно вижу, благодаря тренингу «Системно-векторная психология». Вижу, что человек не спит ночами и крутит «бетономешалку» мыслей, что ему сложно начинать что-то новое, что он консервативен и придерживается традиций, что для него важно быть хорошим человеком, что любое дело ему комфортнее выполнять сообща, что он прирожденный папа, что он эмоционален и чувствителен, что он умеет создавать своими руками удивительно красивые вещи и еще много-много чего.

Кирилл был потрясен, что его понимают. А пока отвечал на вопросы, осознавал сам себя и причину своей растерянности и страхов. К концу консультации Кирилл сформулировал, чем будет заниматься в профессиональном плане. Мы назначили еще одну встречу. Теперь ему важно начать делать то, что он наметил. А благодаря тренингу «Системно-векторная психология» я знаю, что для Кирилла будет побудительными мотивами и каким образом ему можно помочь осознать эти мотивы в себе.

На тренинге Юрия Бурлана я получила исчерпывающие ответы на вопросы: что есть психика, что такое сексуальность, откуда берутся страхи и каков их корень, что такое стыд, что такое сознание, что объединяет людей и что делает нас разными, что нужно каждому конкретному человеку для счастья и на многие-многие другие. Эти знания позволяют воспринимать человека целостно и, соответственно, меняется структура работы с клиентом. Теперь мне не нужно тратить время на выяснение причин проблемы (они лежат на поверхности), а основной акцент в работе делаю на восполнение нехваток и развитие определенных качеств (в чем конкретно нехватки и что развивать ─ осознается в процессе прохождения тренинга).

Сейчас я успешно работаю со страхами, паническими атаками, сексуальными дисфункциями, потерей смысла жизни. Ранее я не взяла бы клиентов с подобными запросами в работу, направив к более опытным коллегам. Теперь же работа с этими запросами ─ наибольшая часть моей психологической деятельности (явление это столь объяснимо после прохождения тренинга, что остается только улыбнуться).

И еще, благодаря тренингу Юрия Бурлана, поменялось многое в моей личностной структуре. Я вновь испытываю удовлетворение от работы, искренний интерес к людям, радость от общения, от каких-то простых вещей. Открываются новые перспективы, возможности, проекты. И ресурсы для этого появляются тоже.

27.06.2019

Андреева Татьяна АндреевнаАндреева Татьяна Андреевна

педагог-психолог

в 2003 г. окончила Калининградский государственный университет по специальности «Педагогика и психология».

Системно-векторный психоанализ в действии

Почему я решила стать психологом? Мне хотелось разобраться в себе, понять других людей и помогать им. Это позже станет ясно, что никакой ВУЗ, а только системно-векторный психоанализ способен логично, математически точно объяснить устройство человеческой психики не за пять-шесть лет обучения, а за три месяца тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. А пока…

Разочарование пришло уже на третьем курсе, когда общие дисциплины были пройдены, специализация определена, но никто из преподавателей еще не начал отвечать на заветные вопросы. Но надежда оставалась — впереди еще несколько лет обучения.

И вот государственные экзамены сданы, дипломная работа успешно защищена, диплом «с отличием» в руках. Эйфория, облегчение, праздник… А что дальше?

Теперь я психолог. Что я могу дать людям? Что мы все, окончившие ВУЗ, знаем и умеем?

Мы знаем множество типологий личности. Только не знаем, какая из них правильная. Потому что на практике ни одну из них на реальных людях мы не наблюдаем. И это оставляло чувство беспомощности. Системно-векторный психоанализ дает возможность различать врожденные психические особенности людей — вектора. Это знание позволяет безошибочно определять желания, способности, стремления и даже жизненный сценарий каждого человека. Но тогда всего этого мы не знали.

Мы отлично научились измерять уровень тревожности у пятилетних детей. Даже курсовую работу на эту тему успешно написали. Вот только причины, по которым эта тревожность у детей формируется, и как от нее избавить малышей представляем весьма смутно.

Мы понимаем влияние среды, наследственности и воспитания на развитие ребенка. Только нам не понятно, почему однояйцевые близнецы в одной семье вырастают абсолютно разными.

Мы умеем применять различные психологические приемы и техники — только с одним человеком это работает, а с другим нет.

Разве можно нас допускать к работе со взрослыми людьми? Однозначно нет! Значит — пойдем к детям…

Психолог в детском саду

И вот мы разошлись в детские садики. Самые смелые устроились на работу в школу.

Вы знаете, чем занимаются психологи в детском саду?

Мы определяем, как ребенок смог адаптироваться к новому коллективу, какова степень его тревожности, наблюдается ли гиперактивность, нет ли задержки психосексуального развития и другое.

А дальше — в лучшем случае с этими результатами начинаем работать с помощью различных методик (сказкотерапия, арт-терапия, песочная терапия, игровая психотерапия).

В худшем случае рабочего времени хватает только на диагностику. И тогда рекомендации получают воспитатели и родители ребенка. Подразумевается, что они будут эти рекомендации выполнять.

Результат этой работы совершенно непредсказуемый. Мы действуем методом тыка. «Тыкнули» — применили определенную методику — получилось ребенку помочь. Применили эту же проверенную методику для другого — не получилось, только хуже стало. Почему? Неизвестно. Если бы еще тогда я знала, что такое системно-векторный психоанализ, все могло быть иначе.

Вечер встречи выпускников

Через год нашей профессиональной деятельности мы с волнением пришли на вечер встречи. Ведь мы теперь не только друзья и однокурсники, мы коллеги. Профессионалы. Это же так интересно — делиться профессиональным опытом, своими успехами, обсуждать случаи из практики.

Радость встречи постепенно переросла в тревожный мотив. Кто из нас за этот год смог помочь хоть одной семье или одному ребенку? Одному!..

Расставались с неоднозначным чувством. Утешали себя отсутствием опыта, надеялись все-таки доказать себе и другим, что наша профессия нужна и важна. И результативна!

Через пару лет большинство устроились на другую работу — менеджером по продажам, специалистом по недвижимости, оператором в банке. «Артель „Напрасный труд“» — я долго не могла забыть эти слова моего однокурсника, который уволился из «Центра помощи семье и детям» и занялся автомобильным бизнесом.

Ответы на вопросы о психике человека дает системно-векторный психоанализ

Испробовав различные методики работы с детьми и отчаявшись добиться вдохновляющего результата от своей работы, я прошла тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Именно здесь я наконец нашла ответы на свои вопросы:

— Как понять особенности поведения ребенка?

— Как правильно воспитать ребенка?

— Как вырастить гения или просто счастливого человека?

— Что делать, если уже имеются нарушения в развитии ребенка?

— Как понять человека, в котором уживаются, казалось бы, несочетаемые психические свойства?

Системно-векторный психоанализ отвечает на эти и множество других вопросов. Это уникальное знание, раскрывающее психику человека, которое можно применить к каждой конкретной жизненной ситуации и получить прогнозируемый и устойчивый результат!

Детский садик, по которому дети скучают в выходные

Системно-векторный психоанализ дает понимание, что в первую очередь малышам в детском саду необходимо обеспечить ощущение защищенности и безопасности в непривычной и пугающей ситуации отрыва от родителей. Как сделать процесс адаптации к садику максимально безболезненным?

  1. В самый первый день воспитатель знакомит малыша с группой, проводит экскурсию и рассказывает: «Мы все тебя ждали, вот ты в нашем доме, мы все тебе рады».
  2. Воспитатели обнимают детей, берут их на руки, всегда успокаивают, если ребенок плачет.
  3. Никто никогда не кричит на детей, не повышает голос. Вопрос, «как переговорить 30 звонких голосочков», легко решить с помощью микрофончика, который воспитатель носит на голове как обруч. И говорит, не напрягаясь.
  4. Никакого насилия над детьми. Ни физического, ни морального. Никто не заставляет детей кушать. Если ребенок не голоден или нет аппетита, он может скушать ту еду, которую захочет, и столько, сколько захочет. А может не кушать вообще. Если это произошло и малыш проголодался до следующего приема пищи, он получит пару кусочков хлеба и стакан компота или молока на кухне в любое время, когда захочет. По опыту, в скором времени у всех ребят появляется отличный аппетит и вместо вопроса «можно я не буду есть?» возникает вопрос «а можно мне добавки?».

Все дети талантливы. Создаем каждому ребенку ситуацию успеха

Мы знаем, что все дети разные, но как уже при первом контакте выяснить, какое занятие заинтересует конкретного ребенка? Системно-векторный психоанализ помогает раскрыть способности каждого малыша. Это значительно облегчает работу воспитателя, ведь наша задача понять, в чем талантлив ребенок, и создать ситуацию для развития его врожденных качеств.

Теперь я вижу — вот ловкие и шустрые детки — и уже знаю, какой подход им нужен. Они во всем хотят быть первыми! Соревнования — это для них. Как же сделать так, чтобы, развивая свою выносливость и жажду к лидерству, каждый из них в какой-то момент стал победителем, а когда-то принял достойно свое поражение?

Хороший воспитатель должен знать, что у каждого лучше всего получается. Так, в понедельник мы будем прыгать на скакалках — «кто быстрее», и победит Маша. А во вторник — бегать на короткую дистанцию, и первым прибежит Миша. А в среду Коля быстрее всех приедет на велосипеде.

А есть малыши, которые не любят игры на скорость и ловкость. Они не придут на финиш первыми. Им гораздо интереснее все делать медленно и качественно. Пока «шустрики» строятся на старте, выдаем остальным лопатки и ведерки. Теперь мы строители замков из песка! И тут не важно, кто быстрее. Все молодцы! Для каждого строителя у воспитателя найдутся слова искренней похвалы его достойному кропотливому труду!

Есть в группе особенные детки, которым сложно дается общение с шумной компанией ребятишек. Они быстро устают от громких звуков и хотят побыть в одиночестве. Для них особое удовольствие приносит упражнение, когда вся группа играет в игру «кто больше услышит». Это когда все малыши сидят или лежат (в группе или на прогулке) с закрытыми глазами в полной тишине и слушают звуки. Вот муха пролетела, вдалеке собака лает, машина проехала… Каждый старается услышать как можно больше! А потом дети рассказывают или рисуют на эту тему.

Классическая музыка для детей спокойно играет во время тихого часа.

Особенно малышам нравится, когда воспитатель читает вместе с няней «по ролям» хорошие детские книги, интонацией изображая героев.

Не возникает труда подобрать нужные формы занятий, чтобы обеспечить развитие каждого малыша, когда понимаешь психику ребенка благодаря системно-векторному психоанализу!

Развивается ребенок — изменяются родители

Интересно, что когда родители, забирая малыша из детского сада, получают обратную связь от сотрудника о том, как у ребенка прошел день, какие успехи, достижения и открытия произошли в его маленькой жизни, то очень скоро они перестают задавать вопросы «Что он ел? Как он спал?». Их теперь интересуют действительно важные вопросы о ребенке. Многие мамы и папы начинают по-другому воспринимать малыша. Меняется их отношение к детям. Меняются взаимоотношения в семьях. Родители с радостью и благодарностью получают рекомендации от специалистов. Многие из них, видя к какому результату приводит знание системно-векторного психоанализа, сами проходят тренинг, тем самым в корне меняя жизнь своего ребенка и свою жизнь в сторону счастья!

Наше будущее в руках наших детей

Если взрослые люди — родители, воспитатели, учителя — смогут и в дальнейшем обеспечить ребенку развивающую среду до подросткового возраста, то в будущем наши «шустрики» вырастут отличными руководителями, инженерами, изобретателями.

«Строители замков» станут замечательными мужьями и отцами, надежными работниками, учителями, мастерами-наставниками.

Наши «тихони» вырастут композиторами, физиками-ядерщиками, учеными, создателями ИТ-технологий.

И еще, благодаря правильному воспитанию в детском саду, сами дети учатся понимать, что все они разные. При этом все они очень хорошие, замечательные, умные, способные и талантливые. Каждый в своем. И нам очень нужны и важны они все и каждый из них. Это понимание создает ребенку на всю жизнь вперед уникальную способность жить среди других людей! Он никогда не будет испытывать неприязни к человеку другой национальности или вероисповедания. И вообще ни к какому другому человеку!

Главный критерий — результат

Я хотела разобраться в себе и помогать другим людям, и я вижу, теперь это возможно!

Понимание того, какая огромная ответственность лежит на взрослых людях за воспитание будущего поколения, не оставляет возможности остаться в стороне. Кто, как не психолог, владеющий системно-векторным психоанализом, способен достучаться до родителей, воспитателей, педагогов и внедрить системный подход в практику воспитания в детских садах, школах, семьях?

Мы просто обязаны помочь нашим детям состояться в современном мире, мы должны вырастить здоровое поколение людей.

Когда я познакомилась с системно-векторным психоанализом Юрия Бурлана и прошла тренинг, перевернулось все мое представление о психологии! Теперь даже невозможно представить, как раньше я жила без этого знания. Прошлую жизнь можно сравнить с прохождением дремучего леса с завязанными глазами.

Сегодня, видя перед собой любого человека, я могу сказать, какие у него желания, способности, мыслеформы, какая у него сексуальность, темп деятельности. Какой он муж, отец, сотрудник, друг.

Уже после первых двух занятий по системно-векторному психоанализу я научилась понимать людей лучше, чем за пять лет университета!

Я счастлива, что мои поиски реально работающего и помогающего людям психоанализа увенчались успехом. Теперь я действительно знаю, что профессия психолога востребована, что мы очень нужны людям. Сейчас для меня любая ситуация в детско-родительских отношениях, в отношениях в паре, в личностном поиске человека ясна как белый день.

Это непередаваемое ощущение радости и удовлетворенности, потому что твой профессионализм востребован, потому что ты на самом деле приносишь пользу людям. Спасибо Юрию Бурлану за удовольствие быть профессионалом!

Калашникова Ирина ВикторовнаКалашникова Ирина Викторовна

Педагог-психолог, выпускница Томского Государственного Педагогического Университета по специальности «педагогика и психология»

— Ирина, расскажите, с чем был связан выбор специальности?

— С детства мне было интересно, как люди взаимодействуют друг с другом, почему с одними получается хорошо ладить, а с другими нет. Почему после разговора или нахождения с кем-то рядом становится на душе светло и тепло, а после встречи с некоторыми чувствуешь опустошение, как будто картошку копал два дня беспрерывно.

Больше всего меня интересовал вопрос, как живут люди, у которых есть проблемы в семье. Я видела, как часто были несчастны мои родители, и мне хотелось сделать их счастливыми, но я не знала как. Это наивная детская мечта, чтобы родители не ругались и любили друг друга.

Когда я заканчивала 11-й класс, меня волновал вопрос: какова вероятность повторения судьбы моей мамы? Мама была властным человеком и привыкла, что есть ее мнение и другого практически не существует; она всегда была во главе семьи, и папа со временем стал употреблять алкоголь. В то время об этом никому нельзя было рассказывать, это считалось постыдным, потому что внешне все выглядело хорошо — счастливая семья, только на душе не было счастья ни у кого из нас троих.

И тогда я поступила в университет на специальность «педагогика и психология», чтобы разобраться в себе и ответить на поставленные вопросы. В процессе учебы я наблюдала детей, которые выросли в семьях, подобных моей, и я видела, как они не могли найти себя, не понимали своих состояний, проживали как бы не свою жизнь. Мне хотелось помочь себе и другим людям, оказавшимся в подобной ситуации.

Практику я проходила в школьных лагерях и школе, там я поняла, что, для того чтобы дети выросли успешными и счастливыми, важно, чтобы родители их любили и поддерживали, иначе будет сложно. Поэтому я захотела работать со взрослыми людьми.

— Да, спасибо, Ирина. Действительно, большинство тех, кто идет изучать психологию, ищет ответы на свои вопросы, пытается разобраться в себе и своей ситуации в первую очередь.

Как сложилась ваша профессиональная судьба? Получилось ли найти ответы в академической психологии? Удавалось ли изменить отношение родителей к детям?

Бывали ли проблемные ситуации, которые не удавалось разрешить?

Почему вы решили пройти тренинг «Системно-векторная психология» (СВП)?

— Академическая психология не дала ответов, кроме диагнозов. Шучу.

Если честно, наверное, меня бы преподаватели закидали помидорами после прочитанного, потому что я не совсем понимаю, зачем нужно было изучать столько дисциплин, которые не имели отношения к терапии. Возможно, потому, что специальность — «педагог-психолог». Поэтому требовались дополнительные курсы, ступени, в которых я продолжала искать ответы, а также анонимные сообщества.

После окончания вуза я работала воспитателем в детском саду, а позже, когда узнала о том, что есть сообщество анонимные алкоголики, я углубилась в эту тему. И в 2012-м в городе Томске я с коллегой организовала сообщество «Взрослые Дети Алкоголиков», которое существовало без поддержки извне. В основе была 12-шаговая программа.

Некоторое время я работала с семьями, в которых есть зависимые люди.

В этот же период я прошла трехмесячный коучинг по достижению целей, где получила новые знания, опыт и инструменты для работы.

В 2015 году я прошла курсы по одной из популярных методик, помогающих прорабатывать внутренние убеждения, которые живут в нашем бессознательном, применяла эту методику в своей практике по работе с клиентами. В 2016-м я прошла две ступени социально-психологического тренинга «Пробуждение» и «Трансформация» (активация жизненных ресурсов). В 2018 году прошла психокоучинг по проработке жизненных сценариев. И продолжала искать ответы, «как перестать себя обесценивать» и не стыдиться брать деньги за консультации. Я работала практически бесплатно со своими клиентами, зная, что так будет малоэффективно, потому что любой качественный труд должен быть оплачиваемым. Но, даже понимая это, мне сложно было принимать деньги за свою работу, в которую я вкладывала много сил и знаний.

Я долго не понимала, почему я могу познакомить своих подруг с их будущими мужьями, за которых они позже выходили замуж (таких пар 5-6 уже есть), а у самой ничего не выходит. Как есть поговорка «сапожник без сапог» — мне не хотелось быть таким сапожником. Это был какой-то конфликт внутри: когда нужно было выбирать карьеру или семью, мне не хотелось выбирать что-то одно.

Из-за этого конфликта не получалось ни там и ни там. Это было отчаянием.

Я узнала от подруги Анастасии, что она прошла тренинг Юрия Бурлана летом 2018. Она рассказала, как она изменилась благодаря тренингу. Подруга находилась на эмоциональном подъеме, но мне было важно увидеть, что будет после прохождения тренинга, потому что обычно после окончания есть некоторая эйфория, которая быстро проходит. И я отложила в сторону свой запрос.

В январе 2019-го от другой своей подруги, Ирины (врача диетолога), я снова услышала об СВП. И я решила в феврале пройти тренинг Юрия Бурлана, чтобы получить ответы на следующие вопросы: «Как стать счастливой и перестать “умирать”?», «Как встретиться и создать гармоничные отношения со своим мужчиной?», «Как стать любящей женой и отдающей любовь и поддержку своим детям матерью?», «Как лучше понимать людей и, исходя из их особенностей, строить отношения и помогать клиентам лучше осознавать себя?».

И я нашла эти ответы на тренинге «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана.

— Ирина, Вы ищущий человек, не останавливаетесь, пока не докопаетесь до сути. Мне хотелось бы спросить про ваш личный результат от прохождения тренинга по СВП.

— Для меня всегда проблема была в том, что я любое свое действие обесценивала. Какой бы я тренинг ни прошла, какое бы я новое осознание для себя ни прожила, я всегда обесценивала, говоря: «Зря прошла, толку нет». Я хотела научиться уважать свой выбор, свой путь, себя. Но я не знала, как это сделать. И в принципе запрос на СВП был связан с обесцениванием, так же как и с вопросом «Что делать со своими мыслями о суицидальных попытках?».

Я могу применять полученные на тренинге Юрия Бурлана знания в работе, потому что это как раз та глубина, которой мне всегда не хватало в других направлениях. То есть я занималась тетахилингом, и я понимаю теперь, почему у меня это не работало на 100 %. Да, хороший метод, я ничего плохого не хочу сказать. Но мне нужно было осознать причины. И вот СВП именно дает это осознание причин возникновения проблемы.

Вчера у меня был потрясающий результат — я по старой привычке хотела этот результат «слить», обесценить. Но я этого не сделала. Я вовремя увидела, что вот это оно и есть — мое обесценивание. Вместо того чтобы похвалить, поблагодарить себя, я начинаю говорить, что это ничего не работает. И вот это и есть результат — когда я увидела свои колоссальные изменения.

В моей жизни были сложности — увольнение с работы, уход молодого человека. Это все в один день произошло. И раньше я бы не встала с кровати. Даже не смогла бы ничего делать. Билась бы в истерике и умирала, как обычно я это делала.

А сейчас такое спокойствие и уверенность — да, случилось, да, так люди поступили. Значит, идем дальше. И я четко поняла, что я хочу и дальше продолжать работать психологом, именно в этой сфере. Не в какой-либо другой. Для меня всегда увольнение — это был какой-то страх, паника — куда же теперь устроиться? Сейчас, конечно, страх небольшой есть, но он не такой панический, как раньше. У меня есть внутреннее спокойствие, что все будет хорошо и обязательно все случится самым лучшим образом. Естественно, я приложу для этого максимальные усилия. Вот это и есть один из самых важных результатов для меня.

— Есть ли результаты от тренинга, связанные с работой? Знание векторальных особенностей людей помогает в решении их проблем? Есть ли примеры?

— Да, безусловно, помогает. Например, есть клиент с анально-звуковой связкой векторов. Прекрасный семьянин, муж и отец троих детей. У него свой бизнес, и он пришел ко мне четыре месяца назад с запросом: «В чем смысл жизни и как найти свое предназначение?» Причем у него периодически были мысли о разводе, но он не понимал, откуда они. Проработали с ним обиды на родителей, он стал снова писать стихи, которые забросил писать лет в 20 (сейчас 30), принял свое мужское либидо (ранее ему было стыдно, что его в избытке по сравнению с другими мужчинами).

— Ирина, здорово! Очень рада за этого мужчину и за вас. Да и за всех ваших клиентов! Это ведь так важно, когда профессионал на деле является таковым и все понимает про человека и соответственно может ему помочь.

А если вернуться к вашему изначальному запросу про детско-родительские отношения, желание работать со взрослыми людьми так, чтобы не возникало у детей проблем в будущем. Есть какие-то результаты или понимание в этой области?

— Да, можно вернуться снова к примеру данного клиента. Он стал лучше понимать себя, и его отношения с детьми изменились. Сейчас старается больше проводить с ними время, читать книги и узнавать — а что именно его детям нравится?

Есть результаты мои собственные. Раньше я считала, что не смогу быть хорошей мамой, которая способна воспитать счастливых детей. Мысль про семью, беременность вызывала дикий ужас, а сейчас я с интересом наблюдаю, когда мимо меня проходит беременная женщина, и я вдохновляюсь этим и уже совсем без страха и отвращения. Мне есть что дать своим детям — любовь и поддержку. Именно это является залогом успеха взрослого человека.

Человек, имеющий обиды на своих родителей, на жизнь в целом, не желающий брать ответственность ни за себя, ни за того, кто рядом, или, наоборот, гиперответственный и контролирующий, не сможет подарить любовь и быть примером.

Поэтому с клиентами, которые сейчас одиноки, прорабатываем детско-родительские отношения, отношение к собственной сексуальности, потому что там много запретов, прорабатываем страхи (некоторые мужчины боятся контактировать с женщинами), и они уже перестают видеть в мужчинах своих отцов, а в женщинах — собственных матерей. И тогда возникает желание построить гармоничные отношения, которые будут вдохновлять, помогать больше чувствовать вкус жизни.

— Здорово! Скажите, пожалуйста, какие рекомендации вы можете дать своим коллегам? Можете ли вы, исходя из твоего богатого опыта изучения различных техник и методов работы психолога, рекомендовать тренинг СВП? Почему?

— Можете прямо обратиться к начинающим психологам и подсказать им верный на ваш взгляд путь. Чтобы избежать ошибок, разочарования в профессии.

Как мы уже ранее выяснили, в профессию приходят те, кто хочет найти ответы на свои вопросы, помочь себе.

Поэтому я рекомендую пройти тренинг Юрия Бурлана «Системно-векторная психология» не только коллегам, но и людям, которые не понимают, почему в жизни все идет не так, как хочется.

Тренинг дает ответы на все вопросы, которые каждый из нас задает в процессе жизни. И чем раньше мы получим ответы, тем быстрее сможем изменить свою жизнь.

Психологи получат эффективные инструменты, которые помогут понимать людей не из видения себя, а с точки зрения сущности самого человека. Тренинг «Системно-векторная психология» — это совершено новое восприятия себя, мира, людей, которое позволяет чувствовать себя свободным и счастливым человеком.

Чем раньше психологи пройдут тренинг Юрия Бурлана, тем в дальнейшем продуктивнее это отразиться на качестве терапии, а значит, и на результатах клиентов.

Тренинг «Системно-векторная психология» — это то, чего нет нигде. Это уникальный психоанализ.

18.06.2019

Тихонюк Ольга ВикторовнаТихонюк Ольга Викторовна

Магистр психологии

В 2012 году окончила Николаевский национальный университет имени В. А. Сухомлинского, факультет психологии.

Дополнительно изучала практические направления в психологии: транзактный анализ Э. Берна, НЛП, провокативная психотерапия, арттерапия, системно-векторная психология Ю. Бурлана.

Преподавала психологию в Николаевском национальном университете имени В.А. Сухомлинского.

Работала в психологической службе университета: психологическая помощь студентам с ограниченными физическими возможностями.

 

Прежде чем я смогла написать этот отзыв, прошло семь лет с момента прохождения тренинга Системно-векторная психология. Проблема поиска себя, своего места в обществе для меня не ограничивалась созданием семьи и воспитанием детей. Камнем преткновения стала возможность адекватной профессиональной реализации. Я долго к ней шла.

В моем дипломе написано — преподаватель психологии, психолог. Я одна из тех, кто потратил пять лет жизни, чтобы получить законное право и квалификацию для работы в области научной и практической психологии. Но с получением диплома магистра у меня так и не возникло морального права на работу. Вопросы, которые все-таки усадили меня на студенческую скамью в тридцать с лишним лет, остались без ответов. Это для меня оказалось непреодолимым препятствием, несмотря на законный статус дипломированного психолога, полученный в национальном вузе на очной форме обучения.

Системно-векторную психологию Юрия Бурлана я встретила на третьем курсе. С этого начались перемены. Я получила ответы не в университете, а на тренинге Юрия Бурлана. Внутреннюю улыбку от системных узнаваний омрачала мысль, что в среде моих будущих коллег и преподавателей не существует вопросов, которые способны их привести к системному мышлению. Я уже была социализирована в этой среде, и отказаться от своего положения в обществе было крайне трудно. Но мыслить прежними категориями я не могла, да и не хотела.

После тренинга у меня возникла дилемма между тем, как оставаться социально адаптированной среди коллег, которые продолжают мыслить линейно, и не утратить системное восприятие реальности. Кроме того, я стала ощущать одиночество от невозможности говорить с ними на одном языке. Внешне продолжала сохранять привычный всем образ мысли, но чем больше проходило времени, тем больше я убеждалась в бессмысленности такого существования. Я безмолвно наблюдала происходящее в психологии и не смела никому ничего объяснять, чтобы своей неловкой попыткой не обесценить очень дорогое мне знание.


И вот я пишу этот отзыв с огромной благодарностью к Юрию Бурлану и команде людей, которые помогают развивать системно-векторную психологию. Во мне больше нет конфликта. Сегодня я могу с полной уверенностью сказать, что я — психолог. Удивительное восприятие целостности, которое формировалось на протяжении семи лет, сегодня дает мне возможность говорить о системных вещах простым языком.

Вопросы, вопросы, вопросы… Только теперь я могу сказать, что испытываю огромную радость от того, что умею на них отвечать. Это не готовые рецепты, услышанные на тренинге, а методика системно-векторной психологии, позволяющая получать ответы, точно попадая в запрос. Она стала моей настолько, что обратная связь уже не заставляет себя ждать.

  • «Спасибо. Вы действительно все прочувствовали».
  • «Спасибо огромное, так все понятно объяснили».
  • «Вы потрясающая! Точно описали сына, его повадки и характер! Спасибо огромное!»
  • «Я все услышала... буду делать все возможное и невозможное для того, чтобы мой ребенок был счастлив!!!»
  • «Дай Бог Вам здоровья и сил и дальше помогать всем нам в таком прекрасном, важном и непростом деле. У меня годовалая внучка! И наверняка понадобятся Ваши советы. Спасибо Вам!»
  • «…теперь прямо гора с плеч. Спасибо вам большое за помощь, все так доступно объяснили».
  • «Я думаю, вы правы во всем!!!!»
  • «Спасибо!!!! Вы очень поддержали!»

Таких реакций множество. Я, в свою очередь, адресую их системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

В этическом кодексе психолога написано, что психолог не дает готовых рецептов. Это, по крайней мере, честно. На самом деле у психологов этих ответов нет, потому что нет дифференцированного представления о психической норме. Вместе с тем и ответственность за результат клиента такой психолог нести не может. В этом месте психология нарушает принцип научности и превращается в масс-культуру. Так было раньше. Теперь появилась системно-векторная психология, которая всегда ведет к прогнозируемым результатам каждого, кто в них нуждается.

Скажу еще, что очень благодарна Юрию Бурлану за осознание ценности письменного слова, классической музыки, за навык сосредоточения, за качественно новые мыслеформы, за ожившие желания и чувства, за смысл жизни, который теперь хорошо мне известен. Это для меня очень важный результат.

16.08.2017

Гончарова Наталья НиколаевнаНаталья Гончарова

Педагог-психолог

Сотрудник инклюзивного Центра раннего развития «Росток Надежды».

Окончила Кубанский государственный университет по специальности педагогика и психология.

Прошла тренинг по арт-терапии, различные программы по детско-родительским отношениям, отношениям в паре и многое другое.

Каждое новое обучение давало частичные ответы, немного успокаивало, но недостающие пазлы побуждали меня искать новые знания. Это был поиск универсальных психологических инструментов, помогающих всем. Поиск ответов на вопросы: «Почему у людей настолько разные взгляды, ценности?», «Как взаимодействовать с каждым так, чтобы приносить пользу и получать удовольствие от общения?»

Почему одно и то же упражнение у кого-то работает, у кого-то нет. Почему одни счастливы, а других ничто не радует? Они «пачкают» все вокруг себя, обесценивают, ругают, критикуют даже самые благие дела.

Когда я впервые пришла на цикл бесплатных лекций Юрия Бурлана, сначала было недоверие. «Ну, так уж и всем помогает тренинг «Системно-векторная психология!» Сказывался прошлый опыт работы.

С улыбкой вспоминаю свою мысль: «Поскромнее надо быть!» Это относилось к словам Юрия, что на тренинге «Системно-векторная психология» даются единственно научные, проверяемые, эффективные знания. Я прошла обучение на тренинге. Узнала особенности восьмивекторной структуры психики человека. И теперь могу сказать, что Юрий Бурлан был прав!

А моя дотренинговая мысль стала подтверждением его слов: «Каждый смотрит через себя, свои травмы, опыт, ценности и векторальные особенности психики».

Ответы и узнавания стали приходить уже на бесплатных занятиях. Ситуации, наброски, которые давал Юрий, – потрясали своей точностью, наглядностью, повторяемостью и предсказуемостью!

«Системно-векторная психология» Юрия Бурлана дает целостную картину психического человека. Это не просто передача лекционного материала. На занятиях изменяется восприятие мира. Знания, чувствование других людей начинает идти откуда-то изнутри. Сосредоточение на других полностью меняет общение. Разговор идет на одном языке. Раскрываются лучшие стороны каждого человека. Люди, с которыми я заговаривала на улице, не хотели прекращать разговор, тянулись ко мне, раскрывались. А это особенно важно в работе психолога.

До тренинга я участвовала в реализации социальных проектов. В качестве психолога работала с родителями детей-аутистов.

Мамы, бабушки спрашивали совета, как сдерживать себя. Как не кричать на детей, когда они «ничего не понимают». Жаловались, что «приходится» повышать голос, чтобы быть услышанными. Чтобы вернуть ребенка из собственного мира в реальность.

Только после тренинга Юрия Бурлана я стала понимать, как им можно помочь. Рассказываю о векторах, которые есть у них самих. И чем отличается ребенок. Что ему нравится. И почему звуковому ребенку «больно» выходить наружу.

Рассказываю, что их дети имеют тонкие, чувствительные барабанные перепонки. Что у них от природы идеальный слух, глубокое понимание смыслов. И очень много вопросов по устройству мира, вселенной.

Говорю, насколько травматичны для них оскорбительные смыслы, громкие и неприятные звуки. Закрываясь от этого, они уходят в себя.

Советую обратить внимание, что дети выбирают для общения людей с тихими и приятными голосами.

Тишина. Вот, что способно облегчить состояния детей со звуковым вектором.

Рекомендую создать в доме «пространство тишины» — не ругаться, не стучать, не хлопать дверями, не греметь кастрюлями. Включить тихую классическую музыку. Тогда ребенок будет «выходить» из своего мира и вслушиваться в то, что происходит вокруг. Начнет искать контакт глазами, прислушиваться к негромкому, доброму голосу мамы.

Отмечаю, что такая обстановка в доме делает спокойнее всю семью.

Рассказываю про лекции родителям, специалистам. Что только на тренинге Юрия Бурлана они научатся в полной мере понимать себя, своих детей, окружающих. Приглашаю на вводный курс. Хотя часто вижу сопротивление.

Первые догадываются и не хотят признавать, что состояние ребенка зависит от родительских методов воспитания. Вторые — боятся обесценить академическую психологию. Ведь выстроилась уже целая индустрия — обучение специалистов, работающих с детьми-аутистами.

При этом специалисты отмечают различную степень эффективности. Однако, сложно справиться с диагнозом и помочь ребенку, когда не убраны первопричины его аутичных состояний.

Аналогов тренингу «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана просто не существует. Только знания об особенностях восприятия человека со звуковым вектором дает глубокое понимание его поведения. Мама проходит тренинг «Системно-векторная психология», а с ребенка снимают диагноз аутизм. Дети начинают разговаривать, взаимодействовать с окружающим миром.

Специалисты, которые прошли тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана отмечают, что стали понимать, как лучше помогать детям с таким диагнозом, их родителям. В своей работе они используют знания об особенностях психики каждого из 8 векторов и их сочетаний.

Как психолог я занимаюсь с разными детьми. Приведу пример из практики:

Обратилась мама девятилетнего нормотипичного ребенка. У Кирилла в школе, в одно и тоже время, начинается психосоматический кашель. Через 2 часа кашель заканчивается.

Обращались к психологу краевого Центра. Но:

  1. Дорога в одну сторону занимает около 2 часов, это если без пробок.
  2. Стоимость бензина.
  3. Оплата работы психолога.
  4. Работа длится 40 минут.

А главное, что не устраивало маму: «В кабинете я видела кого угодно, только не своего сына!»

Ребенку не хватало времени раскрыться, довериться специалисту. И таких поездок надо было совершить много, прежде чем началась бы сама работа.

Наша встреча с Кириллом, его мамой и младшим братом продлилась час. За это время мы определили, какие вектора влияют на мамино поведение, а какие — на поведение ее детей.

Мама хорошо понимала старшего сына потому, что оба имели зрительный и анальный вектор. А за поведение младшего ребенка ей везде было стыдно!

Он ни минуту не мог усидеть на одном месте, постоянно разговаривал, но до сих пор не мог нормально выговориться. Не мог правильно построить предложение.

Ребенку самому сложно. Имея оральный вектор, он везде хотел поделиться тем, что происходило дома. Мама всегда «закрывала ему рот» словами: «Замолчи! Никому это не интересно!»

Я предложила маме рассказать сыну, на какую тему ей было бы интересно его послушать. И тогда он начнет читать, искать информацию, думать — лишь бы его слушали.

Договорились, что кожный вектор мальчика получит хорошее развитие в командных, соревновательных видах спорта. Позже мне сообщили, что ребенок пошел на футбол, и его поведение изменилось.

Юрий Бурлан говорит: «Таланты, обусловленные векторальными особенностями, каждому человеку даны от природы. Заложены, но не обеспечены. Их надо развивать дома, в детском саду, в школе».

Меня порадовало, когда в конце встречи мама пришла к выводу, что только от нее зависит атмосфера в семье, поведение, развитие и здоровье детей.

А работа психолога лишь на время снизит напряжение, но не даст устойчивых положительных, далеко идущих результатов.

Мама прошла цикл ближайших бесплатных лекций «Системно-векторной психологии» Юрия Бурлана и позже поделилась, что ей стали понятны мотивы поведения детей. Она поняла, где были допущены ошибки в воспитании. Увидела, что у детей разные таланты, способности и даже разговаривать с ними надо по-разному. Стала лучше понимать окружающих.

И эти осознания только после цикла бесплатных лекций! Как же изменится жизнь этой семьи, если мама пройдет тренинг…

Я рекомендую пройти этот тренинг каждому родителю. Каждому специалисту, работающему с детьми — начиная с роддома, детского сада, школы и заканчивая высшими учебными заведениями.

Только понимая индивидуальный набор векторов ребенка, можно правильно выстроить его воспитание. Одного надо хвалить, причем особым образом. Второго включить в соревнование и ввести контроль. А третьему ребенку необходимо вручить ответственность за младших, за коллектив. И ни в коем случае нельзя перепутать — результаты будут прямо противоположные задачам воспитания.

Дети — наше будущее. Сегодня, имея такое точное восьмивекторное знание, преступно калечить психику собственных детей.

Благодарю Юрия Бурлана за его огромный труд по исследованию человеческой психики и передаче ценнейших знаний!

Благодарю команду портала!

Благодарю всех, кто проходил это обучение! Друзья, опираясь на ваши отзывы, я, да и многие другие люди пришли на тренинг! Каждый получил свои результаты. Мы, так или иначе, делимся полученными знаниями, рассказываем о тренинге «Системно-векторная психология», меняем жизни людей к лучшему!

Алешина Инесса КонстантиновнаИнесса Алешина

Преподаватель живописи. Художник. Психолог.

Образований у меня несколько. Уже проходя ПУ тренинга «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана, стало ясно, что послужило в этом процессе освоения новых знаний пусковым механизмом, — это поиски смысла.

Окончила Тверской государственный университет, химико-биологический факультет.

Пять лет отдала работе во Всесоюзном научно-исследовательском институте маслоделия и сыроделия (ВНИИМС). Занималась проверкой и разработкой технологий и их результатов в сыродельном производстве.

Исследования увлекали и уводили в свое пространство, где время текло своим чередом и выбираться из этих процессов не хотелось. Открытия изумляли и звали в глубины и дебри неведомого.

Кроме того, еще в университете, активно увлеклась изучением психологии. Позже, уже спустя несколько лет, продолжила изучение психологии в Государственной академии специалистов инвестиционной сферы (ГАСИС). По окончании которой меня пригласили на кафедру. Разрабатывая очередной проект, попутно занималась усовершенствованием методик вывода пациентов из физических травм, в основе которых была психосоматика; опиралась я на опыт преодоления, который пришлось пережить самой.

Постепенно осознавала, что даже лучший опыт выдающихся специалистов, которые занимались психосоматикой, добиваясь своих больших результатов и создавая системы восстановления для широких масс (к чему стремилась и я), имел ограниченные рамки. Не было сплошного попадания. Не любой и далеко не каждый человек мог получить требуемый результат. Но доподлинно понять причины этого мне случилось лишь теперь, после освоения знаний, полученных на тренинге «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана.

Только опираясь на 8-мерность психического, можно распознать особенности людей и точно прогнозировать вероятность того, как повлияет на человека то или иное обстоятельство, действие, практика. И то, что обладателя кожного вектора поставит на ноги, носителя анального вектора приведет к противоположному результату.

А тогда, разочаровываясь в возможностях западной школы психологии и, продолжая поиски более тонкого и точного взаимодействия с психическими процессами, я обратилась к восточному направлению в философии, медицине, питании и традиции в целом.

Владея академической школой живописи, познакомилась с уникальной техникой живописи У-Син. Обнаружила в ней простоту и емкость, настраивающую в первую очередь на знакомство с собой и транслирующую те грани красоты и гармонии, которые включают эмоциональные связи. Вот только звучало это слишком тихо.

Оттого, что лишь включало эмоциональные связи, а не создавало их. И если их недоставало, то это художественное повествование не могло само по себе помочь их создавать, потому что на это требуются определенные действия, понимание которых так легко открывается лишь после знакомства с тренингом «Системно-векторная психология». Но не владея еще этим знанием, обнаруживала утрату смыслов и уверенности в своих силах, что отрицательно повлияло на самочувствие и требовало уединения от окружающего мира.

Именно тогда счастливый случай познакомил меня с тренингом Юрия Бурлана.

Это было столь долгожданное обретение смыслов, что я наполнялась ими будто путник в пустыне, утративший окончательно всякую надежду на выживание, вдруг оказавшийся в оазисе и получивший шанс насладиться доселе неизведанным нектаром, вкусить неведомых яств и встретить дорогих людей, которых уже не чаял когда-либо узреть, и усладить слух их родными голосами.

Я всегда знала, что мир вокруг — это математическая формула. И когда Юрий Бурлан мне это подтвердил такой стройной системой взаимодействия в общем психическом человечества, мне словно стало легче дышать в «безвоздушном» пространстве. Все встало на свои места, и многовековая жажда была утолена.

Больше не нужно было искать смыслы, шаря в темноте догадок, которые для меня так явственно проступали, но не были подтверждены ни в каких известных мне источниках. А оказывается, и в самом деле все прозрачно, четко, выверено. С этим знанием устойчивое, наполненное, гармоничное состояние становится нормой, и лишь одно сожаление порой проскакивает: как жаль, что не случилось встречи с тренингом «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана хотя бы лет 10 назад. Зато больше не нужно изобретать велосипед. Можно с радостью и удовольствием управлять им в своей жизни.

И сегодня, когда я знакомлю желающих освоить технику живописи У-Син с каждым из ее явлений, то попутно раскрываю для них самый важный смысл, который подтвержден системным взглядом, — все, что нам не ведомо, управляет нами, а то, что мы постигли, тем владеем мы.

Работая в группе уже не интуитивно, а осознанно, я уделяю каждому участнику процесса столько внимания и такого качества, которое наилучшим образом помогает освоить навыки техники легко и с максимальным включением в тему. И те, кто слышит смыслы в передаваемых знаниях, стремятся уловить не только нюансы техники живописи, но и хотят прикоснуться к тайне, которая звучит лейтмотивом сквозь все мои действия и состояния, к тайне знаний, передаваемых нам на тренинге «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана.

Светлана ЧуеваЧуева Светлана Александровна

психолог

окончила Межрегиональную академию управления персоналом (МАУП, г. Киев), факультет психологии.

прошла курсы повышения квалификации «психологическое консультирование», «семейная консультация», «работа с детьми и подростками», «гештальт-терапия», «символдрама» - 1 ступень

прошла тренинги «эффективные продажи», «маркетинг в сфере услуг», «имидж», «рейки 1-3 ступень, «метафорические карты», «РПТ», «The Ultimate Game of life», «коучинг», а также курс личной терапии - 1 год

Закончив университет, я работала в социальной службе и в тренинговой компании, а также вела частную практику. Проработав два года, я ушла из психологии. Основной причиной было эмоциональное выгорание и отсутствие четкого понимания, как помочь конкретному человеку. Во время работы у меня все время оставалось ощущение, что, несмотря на свои знания, я как психолог делаю что-то не то.

Два года назад я снова вернулась к психологической практике и стала проводить частные консультации, но работать могла только периодически, так как постоянная работа с проблемами клиентов снова приводила меня к выгоранию. Было желание помочь, но я понимала, что методики и инструменты, которыми я владею, не работают так эффективно, как мне бы хотелось. Сильная эмоциональная чувствительность часто выбивала меня из рабочего ритма, и порой, чтобы вернуться к собственной жизни, требовалось некоторое время...

Должна сказать, что после университета у меня была реальная боязнь клиента, я немного преодолела это лишь со временем. При всем багаже полученных в университете и на практике знаний мне не хватало глубинного понимания человеческой психики, законов ее функционирования. Очень сложно работать вслепую, гораздо легче, когда есть инструменты, позволяющие быстрее понять и точно обозначить психологические особенности конкретного человека.

Теперь, после знакомства с Системно векторной психологией Юрия Бурлана, я понимаю, что именно этих знаний, системных, глубинных, мне так не хватало. СВП стала для меня, прежде всего, частью личной терапии и еще одним большим шагом к познанию и осознанию себя и окружающих меня людей. Это новый виток в понимании мира в целом и каждого отдельного человека в частности. Это новый угол зрения, новое системное мировосприятие. С одной стороны, Системно-векторная психология – совершенно иное знание, нестандартное, с другой – это классика психоанализа.

Студенты-психологи выходят из институтов, вобрав в себя огромный объем теоретических знаний, но не имеют четкого понимания психической природы людей. Помню, как сама когда-то вышла с психологического факультета: голова была полна знаний, но у меня не было ни единого реального инструмента для помощи своим клиентам. Положа руку на сердце, нужно признать: несмотря на то что в университетах изучаются и практические техники, они по-прежнему далеки от того, чтобы обеспечить эффективную помощь клиентам. Кроме того, далеко не все психологи проходят личную терапию, а это крайне необходимо, чтобы стать хорошим специалистом.

Осознавая свою беспомощность в решении практических вопросов, я, как и многие психологи, пыталась отыскать что-то, что поможет мне в моей ежедневной работе. Отсюда обычно начинается долгий путь повышения квалификации, одна за другой осваиваются различные подходы и техники... Стоит ли это затраченного времени и усилий, я не уверена. Вопросов все равно остается больше, чем ответов, а клиент, даже получая облегчение, не становится способным в дальнейшем самостоятельно разрешать возникающие ситуации, а скорее становится зависимым от психолога.

Часто эти поиски занимают длительное время, потому что оказывать эффективную практическую помощь, не понимая объемно психического другого человека и опираясь только на теоретические академические знания, очень сложно. Я точно могу сказать по своему опыту, что тонны перечитанной психологической литературы не дали того понимания и эффекта, которые дает Юрий на своих лекциях.

Не секрет, что в психологию люди идут, в первую очередь, чтобы решить свои вопросы (проблемы). А те, кто сумел решить свои проблемы, в дальнейшем нередко уходят из психологии. Остаются те, у кого есть сильная мотивация «помогать». В прошлые времена можно было годами ходить к психоаналитикам, сегодня же психологическая помощь должна быть максимально эффективной и занимать более короткое время. И для этого нужен более современный подход, который я нашла на тренинге по СВП.

Тренинг по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана не просто дает ценную информацию о психике человека. Слушая и анализируя полученный материал, каждый участник проходит личную терапию, в результате которой меняется мышление, оно впервые становится объективным, т.е. исходящим не из себя, своих индивидуальных свойств и убеждений, а способным распознавать и учитывать особенности каждого человека. Это и есть так называемое системное мышление. На тренинге за относительно короткое время каждый психолог получает инструмент, в котором нуждался для точного понимания состояний и запросов клиентов и более качественной работы.

Часто в своей практике я понимала, что мне чего-то не хватает, какого-то более глубокого и объемного знания и видения целого. Мне хотелось помочь так, чтобы дать человеку в руки те ключи, с помощью которых он сам сможет в дальнейшем помогать себе и разрешать свои сложные ситуации. А это далеко не всегда удавалось и часто оставалось ощущение, что я делаю «что-то не то».

Изучение работ Фрейда, Юнга Адлера, тренинги, разные техники, личная терапия и т.д. не давали того структурированного знания, все было как бы разбросанно на кусочки и не было вИдения целого, которое было мне так необходимо. После СВП в моем сознании выстроилась точная и четкая картина психического человека. Появилось желание глубже изучать векторную психологию, так как это действительно то знание, которое работает в реальном мире.

Считаю, что знания по системно-векторной психологии Юрия Бурлана необходимы сегодня всем психологам, особенно после университетов. Если говорить не о специалистах, а о тех, кто думает пойти на тренинг, чтобы решить свои проблемы, то здесь ответ также однозначно утвердительный. Элементарный психологический ликбез сегодня необходим каждому. Часто, приходя к психологам, мы хотим исправить своих детей, мужа, начальника, не понимая, что начинать нужно только с понимания и изменения самого себя. Психолог может поработать с вашим ребенком, но если этот ребенок вернется в ту же семью, в те же условия, то же окружение и обстановку, то все вернется на круги своя.

Только поняв себя и научившись распознавать природу других, мы приобретаем способность строить более счастливые отношения с детьми, супругами, коллегами и т.д., не манипулируя ими, а находя самый лучший способ взаимодействия с ними, понимая их особенности и причины поступков. Разобраться в себе необходимо, чтобы научиться, наконец, не перекладывать ответственность на других, на общество, экстрасенсов и гадалок, а принять ответственность за свою жизнь на себя. И Системно-векторная психология здесь незаменима.

Я считаю, что СВП - это современный системный психоанализ, в котором нуждаются не только профессиональные психологи, но и каждый человек, который после прохождения курса по СВП сможет стать психологом для самого себя и решать многие затруднения в своей жизни самостоятельно.

Ширяева Юлия Владимировна

Ширяева Юлия Владимировна

психолог, коуч

окончила Новосибирский Гуманитарный Институт, факультет психологии

курсы повышения квалификации: индивидуальные и групповые техники арт-терапии (Институт Психотерапии и Клинической Психологии), сказкотерапия, телесно-ориентированная арт-терапия; когнитивно-бихевиоральная терапия, психотерапия горя (Новосибирский Государственный Университет), гештальт-интенсив (Московский Институт Гештальта и Психодрамы), авторская методика Международной Школы Коучинга

«Когда человек приходит на встречу со мной в первый раз, я сталкиваюсь с тайной – великой тайной. Более того, я знаю, что после трех лет тесного общения и даже после того, как этот человек окончательно распрощается со мной, очень многое все еще будет оставаться для меня тайной» - это слова Джеймса Бьюдженталя, одного из основоположников экзистенциально-гуманистического подхода в психотерапии.

Желание понять тайну человеческой души, скрытого бессознательного заставило меня в свое время закончить факультет психологии и потом искать разгадки в разных направлениях – когнитивно-бихевиоральный подход, арт-терапия, телесно-ориентированная психотерапия, экзистенциальная психотерапия, коучинг.

После тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана я могу с уверенностью сказать, что все мои знания, и теоретические, и практические, которые я приобретала в течение многих лет, наконец сложились в стройную и понятную систему, подтверждаемую ежедневными наблюдениями и дающую ответы на все вопросы, ранее не находившие ответа.

Поднимая завесу над тайной устройства человеческой психики, системно-векторная психология позволяет настолько глубоко понять природу человека в его взаимосвязи с миром, что одно только это понимание приводит к удивительным эффектам.

Первое для меня - это появление способности по-настоящему принимать особенности личности клиента, понимать его устремления и ценности, даже если они кардинально отличаются от моих собственных. Теперь я вижу его жизненный опыт не через призму собственного ограниченного опыта (ведь фактически все мы видим другого именно так, даже если профессия требует иного), а понимаю глубокий системный смысл, заложенный в этом опыте.

Второе, это понимание механизмов формирования психологических проблем и психических заболеваний. Научившись различать вектора в себе и в окружающих людях, я заметила, что на прием ко мне приходят люди с совершенно определенным их набором.

Легко прослеживаются корни обид, сомнений, желания мстить и причинять боль близким, страха перемен у клиентов с анальным вектором; истоки различных фобий, тревог и истерик у «зрительниц»; ощущения одиночества в толпе и депрессивных уходов в себя у «звуковиков».

Я понимаю, какие нехватки стоят за их эмоциями и состояниями. Когда начинаю говорить о них, у клиента быстро возникает ощущение глубокого взаимопонимания, и, как следствие, возникает то самое доверие во взаимоотношениях, которое и играет ключевую роль в процессе пробуждения у клиента намерения к осознанию и внутренней трансформации.

Когда понятны нехватки и складывающиеся из-за них неблагоприятные сценарии развития жизни клиента, он естественным образом начинает понимать пути выхода из них. Конечно, это не означает, что клиент избавляется от необходимости проживать свой опыт и проделывать работу собственной души, но это позволяет ему гораздо быстрее прийти к осознанию причин проблем и неудач и ясно увидеть новые возможности.

К примеру, пара случаев из практики, когда знание векторов помогло намного ускорить процесс осознания клиентами причин своих неудач. Оба случая связаны с проблемами взаимоотношений.

Клиентка (с доминирующим анальным вектором) обратилась в связи с неудачами в личной жизни. Желание создать семью (главная ценность анального вектора) и невозможность его реализовать делают ее несчастной и заставляют чувствовать свою неполноценность рядом с женщинами, у которых есть семьи. Причиной неудач она считает неблагоприятные обстоятельства – «не хватает времени на себя», «нет достойных», «вокруг одни женатые».

В беседе выяснился глубоко спрятанный страх завязывать отношения с мужчинами из-за болезненного первого опыта разорванных взаимоотношений и сильной обиды на мать, которая заставила их прервать. Осознание этого страха, возможность понять и простить свою мать (тоже, кстати, носительницу анального вектора, в свое время боявшуюся, что дочь испортит свою репутацию «чистой» девушки с «неподходящим» мужчиной), помогли клиентке увидеть настоящие причины проблемы и возможность изменить их.

Во втором случае та же тема и тоже клиентка с анальным вектором, только причина нескладывающихся отношений – глубокая обида на отца, «предавшего» ее в детстве – оставившего семью. Клиентка ненавидит отца, считает его виновником развода. Мать сформировала у нее презрительное отношение к мужчинам, в итоге - недоверие к любому потенциальному партнеру и постоянный страх повторного предательства.

Вектора помогли понять клиентке причины поведения отца, перестать обвинять его в разрыве отношений с матерью, осознать тот факт, что ответственность за успех взаимоотношений в паре лежит не только на мужчине, в чем она была абсолютно убеждена. Это естественным образом привело ее к мысли, что причина ее собственных неудач состоит в ее чрезмерных ожиданиях от мужчин, нежелании и неумении участвовать в строительстве взаимоотношений. Стратегию решения своей проблемы клиентка смогла найти сама.

Все, с чем приходится работать психологу, психотерапевту – страхи, тревоги, неуверенность, проблемы взаимоотношений – обычно корнями уходит в детство. Детские травмы, которые зачастую причиняют ребенку родители, не понимая того, и, конечно же, желая своему чаду самого лучшего, в последствии становятся неудачами, страхами, болезнями уже взрослого человека.

Умение различать врожденные свойства в детях, которое приобретаешь на лекциях Юрия Бурлана, дают, на мой взгляд, бесценную возможность родителям по-настоящему понять своего ребенка и подойти к воспитанию с гораздо более осознанной позиции.

Не сомневаюсь, что любая нормальная любящая мама, которая понимает, что из-за ее крика у маленького «звуковичка», гения в потенциале, может развиться аутизм, шизофрения или суицидальный комплекс, обязательно найдет в себе силы не срывать на ребенке свои негативные эмоции. И подобные примеры возникновения совершенно определенных заболеваний, комплексов и будущих проблем из-за неправильного воспитания есть в каждом из векторов.

Я глубоко убеждена в том, что системно-векторная психология Юрия Бурлана способна помочь нам вырастить совершенно новое поколение детей, у которых изначально будут отсутствовать те блоки и преграды, что мешают развиться их природному потенциалу. Сегодня я наблюдаю огромное количество людей, ищущих ответ на вопрос «Кто я? В чем мое предназначение?». Значит пришло время получать ответы на эти вопросы.

Я благодарна Юрию Бурлану и всей команде за их огромный труд, а всем своим коллегам искренне желаю, чтобы их природная жажда к истинному знанию и любовь к своим клиентам победила недоверие к новому.

Елисеева Наталья Андреевна_картинкаЕлисеева Наталья Андреевна

Психолог-преподаватель

Закончила институт Управления, Бизнеса и Права, факультет психологии в 2008 г.

Тренинги: «Мотивация персонала» ИУБиП — 2008 г. Практика у М. Норбекова. Обучение у Л. Фотиной от московского института изучения человека.

Работа: менеджер по персоналу и подбору кадров, психолог в оздоровительном лагере для детей, психолог-преподаватель, индивидуальные консультации, психолог в арт-практике.

Мое знакомство с Системно-векторной психологией произошло 2 года назад. Первая лекция, через которую я познакомилась с СВП Юрия Бурлана, была о кожном векторе. С первой минуты, с первых слов я решила , что теперь моя жизнь будет с СВП, и я очень захотела на полный тренинг.

Мне хотелось знать, как помогать другим, точно определять их состояния и знать, что в какой ситуации делать, что кому точно поможет.

В июне начался тренинг, и с первых дней пошли большие осознания и результаты. Академическая психология не сравнится с Системно-векторной психологией.

То, что начало происходить, просто не передать словами, такого глубокого понимания себя и других я просто не встречала нигде! За этим я пошла учиться на психолога, но там подобного и близко не было. До института, во время и после во всем я искала именно это — точное понимание психики человека. Я прошла очень много обучений, тренингов, тонны прочитанных книг, но все это не давало результатов.

В процессе занятий на тренинге Юрия Бурлана очень много пришло осознаний. Как жаль, что психологи не затрагивают таких тем, и как жаль, что этому не учат в институтах. Я вообще не понимаю, как психолог без знаний СВП может работать психологом? Вся академическая психология настолько поверхностна в познании себя и других. Не устану повторять, что через тренинг приходит такое понимание себя и других, с которым не сравнится ни одна другая психология! Вся психология раскрывается на тренинге СВП, лучше нет и не найти!

В процессе тренинга меняется мышление, и это так здорово! Чтобы это понять, надо пробовать на вкус. Обиды, чувство вины, неприязнь, злость — это все уходит. Стрессоустойчивость поднимается сразу же, внутренняя уверенность и уважение появляются как бы сами собой.

Мои изменения и наблюдения за собой — это внутренние изменения и внешние тоже. Отдельно есть пункты и по здоровью. Мой результат по восстановлению слуха, через 16 лет: я снова хорошо слышу. Прошли головные боли, которые мучили в течение всей жизни. Боли ушли уже на тренинге, и сейчас я живу без таблеток. Конечно, как психолог я отслеживаю внутренние изменения, но я не ожидала, что так много будет изменений по улучшению здоровья. На самом деле это очень точный маркер позитивных психологических изменений, которые произошли со мной после тренинга.

Разобраться в себе и своих особенностях можно только через СВП, узнать наконец себя! Мы не то что чужую душу не знаем, для нас своя — потемки. И только СВП в этом может дать абсолютную гарантию!

Самое главное, что хотелось донести, что тренинг по Системно-векторной психологии нужен всем. Особенно он важен для врачей, учителей, родителей, психологов и психотерапевтов. Меня удивляет, что многие психологи не идут на СВП. Или мне задавали вопрос: «Ты же психолог, зачем тебе СВП?»

Быть психологом — это большая ответственность. И если ты — психолог, то ты должен развиваться и расти, но в правильном направлении. Брать лучшее!

Если ты — родитель. То на тебе тоже большая ответственность, как правильно воспитать ребенка, как его понять и направить, и надо идти самым быстрым и эффективным путем, а это только тренинг «Системно-векторная психология». А пока родитель «тыкается в поисках», не зная, что делать, время уходит. Поэтому идите сразу на тренинг Юрия Бурлана, пока ребенок еще не вырос, пока время еще не упущено, можно многое изменить.

Сегодня я оказываю психологическую поддержку детям-инвалидам и их родителям. Полученные на тренинге Юрия системные знания очень помогают мне в этом. По словам и поведению я понимаю, что за человек передо мной, будь это взрослый или ребенок. Я понимаю, какой у него вектор и в каких состояниях, а значит, понимаю, как я могу ему помочь.

Больше всего всех родителей, не только родителей особенных детей, волнуют такие вопросы, как: — почему нельзя кричать и бить ребенка; — как хвалить и наказывать ребенка; — в какой кружок отдать и как развивать дальше.

Я провожу такие консультации, рассказываю, как через знания СВП легко и точно найти подход к любому ребенку. Видя вектора ребенка, могу подсказать, куда лучше и как направить ребенка. Недавно был случай: моя подруга тяжело переживала развод. Это был очень трудный период в ее жизни, конечно это отражалась на ребенке и его поведении.

Когда стали работать с ней и я давала рекомендации по отношению к ребенку, то ее состояние менялось и менялось и поведение ребенка.

Я рада, что мы вовремя заметили, что нужно для ребенка, и что она обратилась ко мне за помощью. Еще недавно консультировала одну многодетную маму, у нее был сложный период в жизни, и я ее поддерживала. И она подтверждает, что когда менялась она, то менялись ее дети и их поведение. Сейчас для нее самое важное в жизни — это ее дети и любовь. Для меня большое счастье видеть, когда жизнь людей в моем окружении меняется в позитивную сторону.

В заключение хочу сказать, что в жизни у меня было много учителей, но самый главный учитель — это Юрий Ильич Бурлан. Юрий дал возможность открыть этот мир по-новому и жить в радости. А так важно быть в радости и иметь возможность сказать: «Я люблю тебя жизнь!

04.10.2019

Фоменко Виктория Анатольевна

Фоменко Виктория Анатольевна

логопед 1 квалификационной категории окончила Московский Государственный Педагогический Институт им. Ленина, дефектологический факультет, кафедра логопедии работала: преподавателем кафедры социальной педагогики и инновационных образовательных технологий Нижегородской Государственной Архитектурно-Строительной Академии; преподавателем риторики и логопедом в МОУ СОШ №110 г. Нижний Новгород; логопедом в группе для детей с диагнозом ОНР III уровня; ФФНР в МДОУ № 41 г. Солнечнодольск Ставропольского края и МДОУ № 21 г. Нижний Новгород логопедом и методистом в НОУ ДОЦ «ДИВО» логопедом в психоневрологическом отделении ГУЗ НО «ПБ № 2» логопедом и преподавателем по развитию речи в ООО «БЭБИ ЦЕНТР» автор спецкурса «Анатомо-физиологические основы механизма порождения речи» соавтор сборника «Словарь педагогической речевой деятельности» ведущая тренинга «Русский речевой этикет для деловых переговоров» стаж работы по специальности 25 лет

Мне как специалисту по речи всегда интересно использование новых возможностей с целью максимальной помощи детям, подросткам и взрослым для преодоления речевых нарушений и дальнейшего усовершенствования их речи. Это особенно актуально в наше время – в век сверхскоростей, новых средств и способов коммуникации, в этом быстро меняющемся мире. Поэтому, прослушав две бесплатные лекции Юрия Бурлана, я без колебаний приняла решение пройти тренинг по Системно-векторной психологии. Скорее, это было больше, чем простое решение – уже во время вводных лекций я четко ощущала потребность, необходимость получить информацию по системно-векторной психологии. Такие ощущения я испытываю нечасто, и они не вызывают у меня никаких сомнений. Теперь, перебирая в памяти случаи из логопедической практики, рассматриваю их через восьмигранную призму СВП, и искренне сожалею, что раньше в моей жизни не было подобного тренинга.

Что дал мне тренинг по Системно-векторной психологии в моей профессиональной сфере? Прежде всего, четкое осознание причинно-следственных связей возникновения речевых нарушений у моих маленьких пациентов, объяснение родителям индивидуальной картины особенностей патологии в речи их детей и пути выхода из нее.

После полученных системных знаний становится объяснимым различное проявление заикания у детей: 1.Рецидивы заикания у анального 7-летнего мальчика. Кожно-зрительная мама с ускоренным темпом речи. Ребенок начал заикаться в 4 г после несчастного случая. Часто болеет простудными заболеваниями. Помимо периодически возвращающегося заикания отмечаются: замедленный темп постановки, автоматизации-дифференциации группы шипящих и сонорных звуков, вязкость мышления, замедленное восприятие информации, неуверенность, трудности с началом фразы и с оформлением своих мыслей, частые просьбы повторить вопрос, отчаянное нежелание взрослеть, манипуляция родителями и бабушкой. Предложила родителям ребенка пройти тренинг СВП.

2.Полное устранение заикания у кожно-зрительного мальчика в 6 лет. Анально-зрительная мама. Двуязычие в семье. Заикание началось в 3г – испугался собаки. На занятиях ребенок быстро схватывал информацию, хорошо переключался с одного вида деятельности на другой, в короткие сроки поставили и ввели в речь шипящие и сонорные звуки, ребенок сам с радостью фиксировал малейшие личные достижения в речи. В течение полугода отмечалось стабильное замедление темпа речи, без рецидивов; ребенок быстро научился контролировать речевое дыхание, заметно повышалась самооценка. При общении с окружающими уже сам отмечал недостатки в их речи и совершенно искренне открыто поправлял их. Ребенок не заикается уже 2,5 года. Стабильно учится в школе. Занимается футболом и плаванием. Со слов родных, они уже и не помнят, как ребенок заикался.

(В обоих случаях родители обратились ко мне после безрезультатного медикаментозного лечения их детей у невропатолога в течение года).

Вот несколько примеров применения в моей работе знаний, полученных на тренинге по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана: 1.Ещё быстрее нахожу «ключики» к детям для создания у них мотивации в ежедневной работе над звуками (как показывает практика, родители не обременяют себя этим). Ещё быстрее и лучше начинаю осознавать, чувствовать, что пытается сказать ребенок, испытывающий трудности в выражении своих мыслей. Это помогает быстрее скорректировать его речь.

2.Удается преподносить малышам сложную информацию по-новому, невербально. Например. Девочка 3,5 г. В процессе работы по развитию фонетико-фонематического слуха при послоговом проговаривании акцентирует поставленный свистящий звук, определяет первый звук в слове и наличие заданного согласного звука в слове, интонационно разграничивает слоги. А это – фундаментальные основы в преддверии обучения грамоте. До тренинга аналогичные логопедические занятия проводила с детьми начиная только с 4,5 - 5 лет.

3.Знание СВП помогает мне глубже осознавать действия и поступки детей, снимать их внутреннее напряжение, убирать психологические барьеры и раскрывать потенциальные возможности каждого. Например. Девочка 6,5 лет, кожно-зрительная, постоянно контролирующая разговоры взрослых и очень болезненно реагирующая на малейшие замечания в свой адрес, капризная, вне занятий не хотела контролировать поставленные звуки. На 3-м занятии мне удалось создать у ребенка устойчивую мотивацию к процессу самоконтроля над поставленными сонорными звуками и стабильный интерес к нашим занятиям – а это уже половина успеха! Мама (анально-зрительная) начала прислушиваться к моим рекомендациям, меняя стиль поведения с дочерью. Теперь логопедические занятия максимально насыщены сложными речевыми заданиями, девочка отлично справляется и находится в позитивном сбалансированном настроении.

4.Параллельно с прохождением тренинга по СВП я проводила тренинг «Русский речевой этикет для деловых переговоров» с группой менеджеров в небольшой компании (продажа химпродуктов по телефону). 15 занятий. Проводилась индивидуально-групповая работа над технической и смысловой сторонами речи сотрудниц. Интересно было наблюдать, как постепенно менялась речь участниц тренинга: слова, фразы, мысли становились более точными, емкими; появлялись новые идеи, уменьшалось количество слов-паразитов, исчезали страх речи и монотонность голоса, выравнивался темп речи, уходило напряжение в разговоре с клиентами. Каждая участница более пристально анализировала свою речь, вслушивалась в голос клиента… Изменения в речи сотрудниц увеличили количество сделок, что привело к повышению уровня оплаты их труда. Одновременно с этим некоторые девушки отмечали улучшения в общении с родными и близкими. Работа над речью привела к возникновению определенного баланса в группе, своеобразного микромира... Это достижение я очень четко отношу к моим попыткам применения нового системного знания. Отрадно было слышать, что для каждой сотрудницы собственная речь стала более осознанной и ответственной.

Какими я вижу перспективы применения системно-векторной психологии в логопедической работе? 1.Профилактика речевых отклонений у детей путем привлечения молодежи, как будущих родителей, к прохождению тренинга по Системно-векторной психологии. 2.Быстрый, точный подбор логопедических методов и способов коррекции речевых нарушений с учетом системных знаний об индивидуальных особенностях ребенка, более полное раскрытие его природного потенциала. В результате – сокращение временных рамок коррекционного периода. 3.Помощь взрослым людям в развитии стилистически окрашенной речи, улучшении дикции, плавности речи, активизации и обогащении словарного запаса для гармоничного, результативного общения с окружающими.

Уверена, что с получением полного объема системных знаний обязательно появятся новые горизонты, идеи и достижения в моей логопедической практике.

Я от всего сердца благодарю Юрия Бурлана за исключительную возможность подняться на новую ступень в моем личностном развитии и профессиональной сфере, получая и применяя системное мышление! Спасибо, Юрий, за ваш труд и искреннее желание продолжать менять этот мир к лучшему!

Довнар Анастасия Александровна

Довнар Анастасия Александровна

логопед

окончила Белорусский государственный педагогический университет им. М.Танка, факультет дефектологии

Прошёл уже год с момента прочтения мной первой статьи на портале системно-векторной психологии Юрия Бурлана, в которой я узнала себя и поняла, почему же я именно такая, какая есть. Идти ли мне на тренинг? Такой вопрос даже не возникал в голове, решение сформировалось уже в момент первого узнавания себя в материалах сайта. Конечно, идти.

Одним из самых серьезных откровений тренинга стало для меня осознание типологии и причин возникновения заикания у детей. По образованию я дефектолог-психолог. И в процессе обучения на факультете специального образования педагогического университета у меня не раз возникал вопрос: «В чем причина возникновения речевых проблем у детей?». Стандартные объяснения, что приводятся в учебниках по логопедии, меня не устраивали, так как не давали полного ответа и не позволяли установить четких закономерностей.

Уже на вводной лекции по системно-векторной психологии пришло понимание, что причиной заикания являются конкретные ошибки в воспитании, неправильное взаимодействие родителей и окружения с детьми, имеющими определенные вектора. Сегодня я с точностью могу сказать, какой ребенок подвержен риску возникновения того или иного типа заикания и при каких обстоятельствах это может произойти, а какой не будет иметь такой речевой проблемы никогда, ни при каких условиях.

Сопоставляя знания, полученные на тренинге, с уже существовавшими наработками в сфере дефектологии, я пришла к выводу, что среди большого количества типологий заикания можно выделить одну, на мой взгляд, наиболее точно соотносящуюся с реальными причинами возникновения речевых нарушений. Эта типология описывает три формы заикания: тоническую, клоническую и смешанную. Что абсолютно точно соответствует наличию у ребенка анального, орального вектора, либо сочетания обоих векторов, травмированных в детстве определенными (четко описанными Юрием Бурланом) ситуациями.

При клонической форме заикания отмечается повторение отдельных слогов, при тонической – спазм мимической, голосовой или дыхательной мускулатуры. Врачи обычно выделяют также невротическую форму, которая может развиться после испуга, т.е. у зрительных детей, ведь именно они больше других подвержены страху, сверхэмоциональны и чувствительны. Четко разделяя типы заикания, понимая их причины, я могу дать ясные и конкретные советы родителям по профилактике всех типов заикания (мы здесь не рассматриваем заикание, возникшее в результате органического поражения), а также рекомендации по лечению заикания.

Например, дети с анальным вектором абсолютно послушны и управляемы, когда воздействие на них оказывается адекватно. Им тяжело сделать самостоятельный выбор, начать какое-то дело, но, начав, обязательно необходимо его закончить. В случае, когда мамой ребенка с анальным вектором является женщина с кожным вектором в состоянии стресса или в недоразвитии, она постоянно неадекватно одергивает своего ребенка, не давая ему закончить начатое дело, ставя несколько задач одновременно в короткие промежутки времени, чем вводит его в состояние ступора. Это тяжелое состояние, когда ребенок, которому и так тяжело начать какое-то дело, т.к. он по природе своей медлительный, ригидный, начинает испытывать колоссальные проблемы с тем, чтобы начать действие в принципе. Длительный стресс такого рода провоцирует мышечный спазм в области гортани, приводящий к нарушению речи, что и выражается тонической формой заикания, когда происходит растягивание буквы или слога в начале слова.

При наличии у ребенка орального вектора картина иная – это ребенок, которого невозможно переговорить, его рот просто без умолку доносит до нас всяческую информацию, которую многие взрослые считают враньем и домыслами. Не понимая психическое такого малыша, родители зачастую пытаются его «заткнуть, чтобы не мешал». По их мнению ребенок откровенно врет, а уж если еще при этом и материться начинает, то жесткость мер родительского воздействия не знает пределов. В таком случае это становятся удары по губам, «чтобы не врал!».

Как следствие такого воздействия, у ребенка начинается заикание, которое выражается частым повторением слогов. Здесь проявляется явное отличие в типе заикания, когда один ребенок не может начать слово, растягивая его начало (анальный), а другой произносит слово, повторяя его часть несколько раз (оральный). Также могут присутствовать оба типа заикания у одного ребенка, что еще больше осложняет процесс его развития и обучения. На тренинге по системно-векторной психологии Юрия Бурлана весь этот механизм становится очевиден и прозрачен.

Заикание – тяжелейшее речевое нарушение, которое вполне можно вылечить и которого можно избежать, если опираться на понимание психического ребенка и выбирать методы воздействия и взаимодействия дифференцированно в соответствии с векторальными особенностями ребенка.

При этом применение системно-векторной психологии не заканчивается явлением заикания, а распространяется на любые нарушения речи. Так, например, системно можно разложить и такие явления как брадилалия и тахилалия. Брадилалия – это замедленный темп речи, характерный, как системно понятно, для детей с анальным вектором, медлительным по своей природе. Тахилалия – это ускоренный темп речи, когда ребенок говорит быстро, иногда повторяя или пропуская слоги в словах. Это дети с оральным вектором, которые могут разговаривать в таком темпе, что зачастую невозможно разобрать смысл сказанного – настолько велика скорость речи.

Неверная или неточная постановка диагнозов, когда без знания психических особенностей можно принять одно явление за другое и совершить непоправимую ошибку отнимает у ребенка шанс на развитие и социализацию. Прохождение тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана вкупе с наличием профессиональных знаний вероятность ошибки исключает полностью, а также позволяет уже при первом контакте понять, какой именно подход и метод коррекции нарушений применить к ребенку. Именно поэтому всем специалистам-дефектологам я абсолютно точно советую пройти этот тренинг. Он поможет вам выйти на совершенно новый уровень понимания корней любых речевых нарушений и значительно повысить эффективность вашей работы.

Алексеева Евгения Алексеевна

Алексеева Евгения Алексеевна

окончила Стокгольмский Университет, факультет теоретической философии

окончила Медицинский факультет Каролингского Университета, г. Стокгольм, Швеция

стаж работы социальным работником в психоневрологическом диспансере – более 8 лет

Мне повезло в том, что в моей жизни тренинг по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана появился очень рано. Я прошла первый уровень уже 4,5 года назад и этот тренинг, безусловно, самое важное, что до сих пор случилось в моей жизни. Время проходит, а результаты не только остаются, но с каждым днем только углубляются и расширяются. Однажды получив системное мышление от Юрия Бурлана, научаешься сам видеть, стремиться и познавать. Это работает и много лет спустя. Результатов у меня масса, и личных, влияющих на мою жизнь, и профессиональных.

Пожалуй, ничто не повлияло на мое мировоззрение так сильно, как тренинг по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Теперь это знание составляет часть меня, а о своих результатах я могу рассказывать часами. Наблюдения, которые я делаю при помощи системно-векторной психологии, доставляют мне ни с чем несравнимое интеллектуальное удовольствие.

Из личных результатов. Со своим мужем я познакомилась на тренинге по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана и своим счастливым браком обязана именно этому тренингу. Здесь я получила возможность по-настоящему познакомиться с собой, своими реакциями и поведением, возможность видеть и понимать других людей, оценивая их не только через свои ценности. Здесь я стала понимать, что я могу дать человеку, который будет рядом со мной, а также, что я могу требовать от него. Это неоценимые знания для построения крепких отношений. Они позволяют не тратить времени и усилий напрасно, а главное, быть на 100% уверенной, что именно эти отношения могут во всех смыслах состояться.

В области психиатрии социальным работником я начала работать в 18 лет. В течение 7 лет работы я имела дело с пациентами с самыми разными диагнозами, в том числе шизофрениками, аутистами, больными синдромом Аспергера, страдающими различными расстройствами личности, биполярным аффективным расстройством, маниакально-депрессивным психозом, обсессивно-компульсивным расстройством, клептоманией и тд.

За это время я работала с людьми, пережившими сильные эмоциональные и душевные потрясения, с «трудными подростками», пациентами с диагнозом посттравматического стрессового расстройства, с беженцами, пережившими войну, с пациентами с разного рода зависимостями – алкогольной, наркотической и прочими.

После прохождения тренинга по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана я очень многое поняла про своих пациентов, а так же и про себя. Почему именно меня тянуло работать в психиатрию и почему мне эти пациенты не приносили никакого неудобства, никогда не пугали меня. Пользуясь знаниями по Системно-векторной психологии, я легче могу установить контакт с пациентами.

Основные категории пациентов – люди со звуковым и/или зрительным вектором. Имея перед собой двух пациентов с одинаковым диагнозом, я системно понимаю, в чем разница между ними. К примеру, двое анально-кожных мужчин со звуком и зрением. Диагноз шизофрения, системно-векторная психология определяет это как «невроз звукового вектора». Налицо все симптомы. В чем разница?

Первый пациент получает неимоверное удовольствие, говоря гадости другим людям. Он очень любит подкалывать и обзывать других пациентов, всегда точно зная их больные места. Кого-то он назовет «черномазым», кого-то «толстым», кого-то «уродом» и так далее. Тому, кто боится поджога, он обязательно будет кидать окурки сигарет в почтовый ящик. Любит придти в гости, положить себе полную тарелку еды, попробовать пол ложки, демонстративно встать из-за стола, сказать, «У этой еды вкус дерьма» и выйти.

Никакие разговоры с ним не помогают, человек потерял в этой жизни всё, а подкалывания и мелкие гадости - единственное, что ему приносит в жизни удовольствие. Как типичный нереализованный анальник он очень обеспокоен вопросами проституток, «падших женщин», национальным вопросом. Не раз кожно-зрительные медсестры убегали от него в слезах, когда он, зажав их в углу, смотря прямо им в глаза, рассказывал, как 15 лет назад встречался с «такой же, как она, и как она пошла с ним домой и переспала с ним» и т.д.

Второй пациент с точно таким же диагнозом и набором векторов очень обеспокоен своим внешним видом. Все время говорит о том, что он хочет быть очень добрым ко всем, чтобы все к нему хорошо относились. Часто рассуждает о том, что такое мужчина, и что такое женщина. Что разница между мужчиной и женщиной не такая уж большая, а он часто «входит в контакт со своей женской половиной». Когда одно из его лекарств дало побочный эффект – из-за повышения уровня пролактина у него начались молочные выделения, он всем сказал, что превращается в женщину.

У этого пациента кожно-зрительная мама, которая не может понять, что ее сын очень болен. Она отправляет его на массаж, пачками приносит ему книги из разряда «пойми себя и помоги себе сам». Ситуация в их семье крайне тяжелая: у нее трое сыновей-звуковиков, старший наркоман, двое других шизофреники. Сама она не понимает сына, говорят, что в одну секунду он «маменький сыночек», а в другой момент совершенно далекий от нее, как будто бы вообще ей не знакомый человек. Она в слезах рассказывает, как сын однажды прижал ее за горло к холодильнику, бормоча что-то о своей бывшей однокласснице, которая когда-то смеялась над ним в школе. В данном случае помимо звукового вектора у пациента проблемы со зрительным вектором: большие страхи, больной истеричный контакт с кожно-зрительной матерью, полная несамостоятельность, неумение функционировать в обществе.

Другой пример. Противоречивым для многих коллег на моей работе является поведение одной пациентки, родители которой приехали из глубинки одной мусульманской страны. Несмотря на то, что сама она родилась и выросла в Швеции, семья оказала на нее огромное влияние. В один момент она может кутаться в хиджаб, кричать, что она мусульманка, что все окружающие хотят лишить ее права верить в единственного Бога. А на другой день идет в магазин, где при всех там поднимает кофту с лифчиком, показывая всем свою грудь. Или просто идет и снимает в магазине трусы. Противоречиво? На самом деле не очень. Неразвитая кожно-зрительная связка, а с другой стороны анальное давление со стороны религиозной семьи.

Есть и такой пример, этой женщине поставлено множество диагнозов, в том числе шизофрения и обсессивно-компульсивное расстройство. Женщина (назовем ее Т.) не выходит из дома без ритуалов, которые сама себе придумывает. У нее особой отношение со временем. Она может часами следить за стрелкой часов, планировать все до минуты, но никогда не сделать ничего вовремя. Очень боится микробов и всякой «заразы». В связи с этим выходит из квартиры исключительно в одноразовых перчатках. Причем, ее квартира захламлена, она не убиралась там с момента въезда (более 5 лет).

Попытки убедить Т. в том, что она скорее заболеет от грязи в своем доме, нежели от бактерий на улице, не имеют эффекта. Т. считает, что «от своих бактерий заразиться невозможно. А вот другие люди – заразные всегда». Любое действие стоит ей огромного труда. Для того чтобы, к примеру, переодеть носки, ей может быть нужно несколько дней планирования. Она назначает время, место (при «ритуале переодевания» обязательно должен кто-то присутствовать). Процесс начинается с того, что она тщательно излагает последовательность своих последующих действий. Например: «Сначала я постелю газетку, поставлю тазик. Потом я помою одну ногу, перенесу ее на чистую газетку, вытру ее туалетной бумагой (для этого припасено целых два рулона, а полотенцем вытирать нельзя – на нем микробы), после этого вымою вторую ногу, поставлю ее на другую газету... и т.д. Причем, во время самого процесса что-то всегда происходит не так, как запланировано. Тогда она начинает в буквальном смысле бить себя, говоря о том, что ничего в ее жизни не удается, даже переодеть носки она не может. Вот и получается, что Т. может месяц ходить в одной и той же одежде. Стирка для нее мучение – в одной машине стирается один носок, и только он. Во второй машине – второй носок. Всё стирается при температуре 90 градусов с огромным количеством порошка и пены.

Ее отец – анально-кожный звуковик, занимающий довольно высокий пост в министерстве иностранных дел Швеции. Он сам человек довольно специфический, многие окружающие считают его безэмоциональным и холодным. Встречи с дочерью для него - мучение. Несмотря на то, что ей пошел уже четвертый десяток, все их встречи начинаются и заканчиваются ее обвинениями в том, что он ее не любит, что она для него не важна. А любовь его, по ее мнению, должна проявиться в том, чтобы он позволил ей жить с ним. Ездить к нему она очень любит, говорит, что когда она на новом месте, голоса не беспокоят ее так сильно, как обычно. Тем не менее, выходить куда-то из своей квартиры Т. отказывается.

Особое отношение у Т. и к собственному телу. Обязательное желание того, чтобы кто-то присутствовал при переодевании. Причем, явно понятно, что она не особо-то хочет себя показать. Она как будто боится, что во время переодевания случится что-то страшное. Как-то, переодеваясь перед встречей с отцом, когда в квартире никого больше не было, она оставила открытой дверь так, что все проходящие мимо соседи могли видеть ее голой. Приехавшей полиции она заявила «Они что, никогда в жизни не видели голой женщины?» и захлопнула перед ними дверь.

Как-то она уговорила своего психолога поехать на озеро искупаться. Когда они приехали на озеро, пациентка вдруг разделась догола, достала мыло и пошла в озеро мыться. Ошарашенная психолог не знала, что сказать. На пляже было не так много народу, но кто-то видел Т.. Т. же было на это совершенно наплевать, она так усердно намыливала себя, будто бы старалась содрать с себя кожу. Она явно настолько была погружена в себя, что не видела вообще ничего происходящего вокруг. Никак не среагировала она и на то, что пошел дождь. Она мылась где-то полчаса.

Системно я определяю эту женщину анально-кожной со зрением и звуком. Кожный и звуковой вектор в состоянии невроза. Другие пациенты ее сторонятся.

Наблюдений очень много. Интересно так же наблюдать, по какому принципу ставятся психиатрические диагнозы. Некоторые люди с диагнозом «шизофрения» вовсе не являются тем, что Системно-векторная психология обозначается как «невроз звука», кому-то диагноз «достался» много лет назад, кого-то со звуковым вектором очень сильно потрепала жизнь. Это видят и те, кто давно работает в психиатрии.

Много работала я и с людьми с диагнозом «биполярное аффективное расстройство», часто с тенденциями к самоповреждению. Этот диагноз часто ставится звуко-зрительным людям или просто зрительным с сильными раскачками эмоциональной амплитуды. Все программы лечения, которые существуют в настоящее время, не приносят больших результатов. Страхи смещаются с одного на другое, зрительные раскачки сменяются звуковыми депрессиями. На тренинг по Системно-векторной психологии приходит много звуко-зрительных людей со зрительными раскачками, понимая на тренинге корень и причину своих состояний, у них впервые появляется возможность с ними справиться.

Также интересна диагностика множества болезней, к примеру, дислексии и аутизма. Я наблюдаю огромную разницу в поведении пациентов с этими диагнозами, в зависимости от того, обладают они звуковым вектором или нет.

Психиатры – очень грамотные люди, с огромной ответственностью. Я вижу, как им не хватает системного мышления, именно психологических инструментов. В основном, психиатрия сейчас это психофармакология.

Как будущий медик я вижу, что знания по Системно-векторной психологии могли бы поменять взгляд буквально на всё. И далеко не только в области психиатрии и психологии.

Знания по системно-векторной психологии я приобрела раньше, чем знания по медицине, поэтому мне странно наблюдать, как эгоцентричному звуковику ставят диагноз «нарциссическое расстройство личности» только из-за того, что он попал в психиатрическую клинику после разрыва со зрительной женой, которая долго жаловалась, что «он не интересуется ее чувствами». Таким людям, и таким парам, можно было бы довольно просто помочь, они «всего-навсего» не понимают друг друга и будто разговаривают на разных языках. Дать им это понимание с помощью тренинга по Системно-векторной психологии не сложно.

Сложно даже представить себе, какую революцию в любой науке произведет Системно-векторная психология, как она повлияет на буквально все производимые исследования. Когда статистика и лекарства будут вырабатываться при учете векторального набора человека, его состояний и развитости. Когда побочные эффекты различных лекарств могут быть исследованы на представителях разных векторов. Ведь сейчас это делается вслепую. Можно предположить, что зная векторальный набор людей, можно гораздо проще будет подобрать донора органов.

Сегодня одними и теми же методами наугад пытаются лечить всех подряд. При помощи Системно-векторной психологии Юрия Бурлана можно создать совершенно новый комплексный подход к лечению любого пациента. Сколько денег это может сэкономить – сложно даже представить, не говоря уже о том, какой результат это даст пациентам. 

Логановская Оксана Анатольевна

Логановская Оксана Анатольевна

психолог

окончила Донецкий институт социального образования (ДИСО), факультет психологии и педагогики

 

С системно-векторной психологией Юрия Бурлана я познакомилась четыре месяца назад. И моя жизнь начала меняться. Я начала меняться. Причем, очень стремительно.

Психология всегда меня очень интересовала: взаимоотношения людей, я сама и мои отношения с окружающим миром. Постоянно возникали вопросы из разряда, почему я отреагировала так, а не иначе? Почему люди такие, какие они есть? (и не хотят меняться так, как хочется мне?) Почему с кем-то мне хорошо, а с кем-то не очень? (хотя объективных, видимых причин на это нет) Почему люди страдают? Зачем эти страдания нужны? И как им помочь?

Но самым главным вопросом, проходившим красной лентой через мою жизнь, был: как облегчить страдания себе? 5 лет назад я была на грани, внутренние рамки еле сдерживали вырывающееся наружу нечто. Сейчас я понимаю, что это была неприязнь, неприязнь ко всему. Тогда я даже не могла назвать это чувство. Просто было очень плохо.

Тогда на пике таких своих состояний я оставшимся здравым умом поняла, что надо что-то делать. Иначе конец. А что делать, куда бежать? С лёгкой руки знакомого психолога я решила идти учиться и поступила в Донецкий Институт Социального Образования на факультет психологии.

На первую свою лекцию я летела на крыльях надежды - ну наконец-то! Сейчас меня научат и расскажут, как нужно жить счастливо! Так получилось, что первую лекцию вел хороший преподаватель, практикующий психолог. Он легко вел урок, пересыпал примерами из жизни и своей практики, и из аудитории на перерыв я вылетела окрылённой – мои надежды оправдались!

…Разочарование наступило на следующей лекции... и на следующий день… и через неделю… Я всё ждала и ждала, когда же, когда начнут рассказывать, как стать счастливее самой и как потом помочь в этом другим. Но момента все не наступало. Да, были отдельные преподаватели, которые что-то давали, но этого было очень мало, это были какие-то отдельные вещи, как оторванные кусочки, которые помогали точечно, но общую картину не меняли.

Плюс огорчал тот факт, что, не смотря на то, что методик диагностирования и психологических направлений на лекциях давалось множество и каждое направление подходило к рассмотрению личности со своей стороны, ни одно из них не давало полной картины. Никогда нельзя было сказать ДА, вот оно, сложилось, до конца, без оговорок и опущений. Из всего изученного было понятно, что все эти разные направления подобны ответвлениям от чего-то одного, что должно находиться в центре, в ядре.

Впереди маячили долгие годы личного психоанализа, после прохождения которого предполагалось, что может быть (не точно) я буду готова к работе с клиентами. Вот с такими перспективами, вооружившись мёртвыми знаниями и дипломом психолога, я вышла в мир.

Обстоятельства сложились так, что постоянную практику я так и не открыла. Причин был несколько, но главной из них было ощущение, что я так и не знаю, как помочь людям. Можно сказать, что проводя консультирование, я помогала словом, но это было сродни примочкам, когда необходимо было полное переливание крови. У людей уходили какие-то состояния, но это было лишь как облегчение, передышка.

Я бросалась от самостоятельного изучения одного направления к другому, но нигде не ощущала внутреннего отклика. В результате прошла несколько тренингов НЛП, расстановки по Берту Хеллингеру. На некоторые собственные внутренние вопросы хоть и были получены ответы, но удовлетворения от этих ответов не было, чувствовалось, что это лишь промежуточный слой, рационализация.

Плюс появился ещё один такой личный момент - внутри сложилось ощущение того, что я что-то такое знаю о людях, чего не знает обычный человек. Я чувствовала превосходство над всеми!

Пройдя первые бесплатные лекции по системно-векторной психологии Юрия Бурлана, я поняла сразу: вот оно, такое простое, понятное любому и точно ощущаемое внутри знание! И я хочу пойти в него глубже, до самого конца и ещё дальше! Так я попала на тренинг.

Сейчас, вспоминая ВУЗ и сравнивая полученные там за годы обучения знания и знания, полученные на тренинге (всего за несколько десятков занятий), я вижу огромную пропасть. Эту тьму, в которой блуждает современная психология, не видя, не нащупывая самого главного – корня. Вспоминаю своих преподавателей, которые несут книжные знания студентам (в лучшем случае практические, но всегда только с высоты своего опыта и через себя), а сами проживают такие же жизненные проблемы, как и обычные, не посвящённые в «кладовую тайн» психологии люди. Это ли не показатель?

На тренинге по системно-векторной психологии человек постигает свое Я, снимается слой за слоем все наносное, чужеродное (иногда с эйфорией, иногда болезненно и с боем). Прими себя, прими других, позволь другому быть собой – эти часто употребляемые в работе психологов фразы перестают быть просто пустыми призывами. На тренинге по системно-векторной психологии принятие происходит автоматически, через глубокое осознание причин поведения каждого человека.

Отдельно скажу про детскую психологию. До системной психологии никто не дифференцировал воспитание детей в зависимости от их врожденных особенностей. Отдельные попытки оставались только попытками. Системно-векторная психология сделала в этой области настоящий прорыв.

Пользуясь знаниями СВП, любой родитель без помощи психолога будет знать, как воспитывать и растить своего ребенка в зависимости от его векторального набора. Куда направить конкретно этого ребенка, на что обратить внимание, чтобы вырастить социально адаптированного, готового к полноценной жизни в обществе, человека. Как вырастить замечательного инженера, а не вора; гения, а не аутиста или наркомана; мастера своего дела и прекрасного семьянина, а не педофила или садиста.

Каждая лекция несет мощный позитивный нравственный заряд. Это ощущение становится твоим изнутри, ты как бы знакомишься с новым собой, понимаешь, что жизнь - это не только получение себе, но и реализация наружу, в общество, и удовольствие от этой реализации. Что можно жить иначе, чем просто открыто выражать свою неприязнь вплоть до внутренней привычки так жить и действовать. Ни одно направление в психологии, ни один тренинг такого не даёт.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана - это революционное знание, раскрывающее корни происходящих с человеком явлений и показывающее всю систему в целом. Знание, буквально витающее в воздухе, складывающееся из самых мелких деталей нашей повседневной жизни в единую картину мира.

Саман Александра Викторовна

Саман Александра Викторовна

психолог

окончила Херсонский государственный Университет, факультет психологии прошла обучение на психотерапевта по методу символдрамы

Очень ценю знания, приобретенные на тренинге по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана, теперь не стыдно называть себя психологом. Свою работу детского и взрослого психолога теперь строю только на знаниях системно-векторной психологии. Мир видится иначе – на уровне причин происходящего. Понятны и прозрачны люди, а их поведение больше не вызывает удивления и недоумения. Я понимаю, на что способен или не способен тот или иной человек, понимаю, чем он живет. И теперь даже удивляюсь, как можно не видеть таких простых и очевидных вещей.

Для себя я поняла одну вещь: если не знаешь СВП, настоящим психологом ты называть себя не можешь.

Приведу пример. Одной из моих клиенток была девушка, страдавшая от страхов и постоянных панических атак, которые как минимум 2 раза в неделю заканчивались приездом скорой помощи. Врачи неоднократно обследовали ее и успокаивали, что существенных отклонений нет, однако ситуация от этого не изменялась. Девушка только и твердила о том, как она боится умереть. Один раз ее родные даже вызывали к ней священника, чтобы тот «выгнал злых духов», однако и это не помогло.

Обычно в таких случаях психологи строят свою работу на том, что они называют «осознанием своих страхов», когда человек обозначает словом, чего же он боится, и «проживает» свой страх. Подразумевается, что после этого наступает освобождение. Однако, как показывает практика, страхи никуда не уходят, либо на их месте появляются новые. Без понимания настоящих причин страхов, лежащих на уровне подсознания, а не сознания, они не исчезают, а лишь временно облегчаются – за счет эмпатии психотерапевта. Именно этим объясняется то, что при прекращении консультаций страхи возникают снова.

Только используя знания системно-векторной психологии, мы явно видим, что эта девушка – обладательница кожно-зрительной связки векторов в нереализованном состоянии. Она раскачивается в своих страхах, заполняя ими свою эмоциональную амплитуду, стягивает все внимание окружающих на себя, пытается заставить всех сострадать себе и своим бедам. Все это – проявления нереализованного зрительного вектора.

На основе понимания этого механизма я построила коррекционную работу с ней, начав с осознания ею своих векторальных особенностей. В процессе консультаций клиентка поняла, что только отдавая эмоции от себя, сопереживая другим, она сможет избавиться от мучающих ее страхов и станет получать удовольствие от жизни. По моей рекомендации она записалась волонтером в детский дом, предложив свои услуги парикхмахера и визажиста. В итоге дети довольны, довольна она, а самое главное – ее страхи и панические атаки полностью ушли.

Знания Системно-векторной психологии Юрия Бурлана оказывают неоценимую помощь в разрешении детско-родительских конфликтов. Когда родитель получает информацию об особенностях характера своего ребенка (их легко определить, дифференцируя вектора ребенка и их состояние), приходит осознание того, что проблема не в ребенке, а в неправильном подходе к его воспитанию, отсюда и все конфликты.

Приведу пример. Был случай, когда меня пригласили для занятий в качестве репетитора по фортепиано (моя первая специальность) к девочке 5 лет. Мама очень хотела занять дочку чем-то вместо пассивного проведения времени перед телевизором. С первого знакомства с девочкой я поняла, что на фортепиано она играть не будет. Способность играть на музыкальных инструментах подразумевает наличие зрительного и / или звукового векторов, а девочка анально-кожно-мышечная, без звука и зрения. Она просто бубнила разные ноты, как одну, не могла правильно прохлопать ритм и т.д.

Мать ребенка также жаловалась, что дочь часто ведет себя как диктатор: командует, используя свой указательный палец в повелительных жестах. Лежит ребенок перед телевизором после детсада и постоянно дергает маму, чтоб та что-нибудь принесла ей. А мама как бы выслуживается перед ней, чтобы «все было по-хорошему».

После первого знакомства я предложила матери ребенка прекратить занятия музыкой, т.к. пользы для девочки от них не будет, и мы обсудили, как можно справиться с проблемами поведения девочки.

В частности мы проговорили, что воспитание в кожном векторе должно строиться через дисциплину и разумные ограничения ребенка, а не через вседозволенность, для того, чтобы во взрослой жизни ребенок мог сам быть хорошим организатором. А развитие анального вектора подразумевает накопление знаний (так как есть врожденная способность запоминать большие объемы информации), приучение к порядку и чистоте, научение доводить все до конца, до точки, до совершенства.

Из-за отсутствия дисциплинарных моментов ребенок не слушался и пытался командовать, а особенная привязанность к маме в анальном векторе провоцировала ребенка постоянно ее дергать, не давать ни на что отвлечься. Действенный способ этого избежать – давать ребенку направление к действию: например, помочь подмести, что-то аккуратно сложить и т.д., а потом похвалить за результат. Похвала – очень важное условие для взращивания уверенности в себе у анального ребенка. Проблему с дисциплиной также легко решить – через выставление разумных ограничений.

Сейчас я занимаюсь с этой девочкой подготовкой к школе, она в восторге от приобретения новых знаний, а мультики ушли на второй план. После нашего разговора мать ребенка выстроила правила, которые девочка очень адекватно приняла и соблюдает (в кровати не есть, убирать за собой, если намусорила, маму слушать с первого раза, подождать пока мама договорит по телефону и т.д.). На первый взгляд правила очень банальные и простые, но очень важные для правильного развития в кожном векторе. Изменение поведения в лучшую сторону мама увидела уже со второй недели сознательного системного подхода к воспитанию.

Другой случай. Не так давно мне довелось работать с мальчиком 8 лет, диагноз – задержка психического развития. Он никак не мог запомнить даже названия времен года, а тем более воспроизвести их по порядку. Для запоминания использовались и карточки, и пиктограммы, однако ничего не работало. Системное видение сразу позволило мне понять, что ребенок обладает кожным вектором, а это значит, что у него врожденная двигательная память. Тут же закодировали времена года в пальцевые движения, и... дело пошло, подсказки у ребенка прямо в его руках!

Наблюдая все больше результатов от применения таких простых и понятных истин Системно-векторной психологии, я все больше удивляюсь, на каком уровне понимания проблем находятся люди, в том числе специалисты (психологи, педагоги и прочие), в то время как сегодня для каждого доступна СВП, объясняющая не только природу страхов, панических атак, любых конфликтов, отклонений развития, но и дающая действенные инструменты для их успешного разрешения.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана – ключ к разгадке любого человека. Это надо знать, чтобы не совершить ошибок ценой в жизнь. Уверена, что эти знания необходимо преподавать во всех учебных заведениях как базовый предмет, как основу, как справочник по руководству к счастливой жизни.

Спасибо за тренинг!

Эрдман Юлия Сергеевна

Эрдман Юлия Сергеевна

психолог

окончила Южно-Уральский государственный университет (ЮУрГУ), факультет психологии

 

Психолог. Безумно важная и ответственная работа. Ведь психолог тот же врач. Только души. А это такая тонкая материя… Ошибка психолога или психиатра может стоить человеку жизни. Сейчас очень много психологов, различных центров оказания психологической помощи, не говоря о направлениях в психологии. Полное разнообразие. Обычному человеку сложно сориентироваться, куда и к кому обратиться.

Каждый из нас, кто работает в сфере психологии, психиатрии осознает, что начиная работать с человеком, берет на себя огромную ответственность. Мы вмешиваемся в жизнь этого человека. И насколько грамотными, компетентными, ответственными и отзывчивыми мы будем, настолько человек получит помощь или нет. Высокий уровень работы психолога базируется на его постоянном развитии и движении вперед.

Полтора года назад, я впервые услышала о Системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Помню, как вошла на сайт с очень большой «короной» на голове. Думала, я же психолог, сейчас почитаю и все пойму. Зачем мне лекции, тем более платный курс? Почитала, вроде бы, все понятно. И в тоже время как будто чего-то не хватало.

Пошла на бесплатные лекции. И здесь поняла, что эти знания мне действительно необходимы. После прослушивания лекций информация, которую я читала по теме, ложилась абсолютно по-другому, глубже и яснее, начинала складываться система. «Корона» моя спала сразу же... Возник большой интерес. Я поняла, что образование и опыт работы психологом дали мне только поверхностное понимание людей. Оказывается, я не знала самого главного – Человека изнутри. И даже не могла представить, что такое глубокое понимание сути каждого будет для меня возможно.

Я прошла первый и второй уровни тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Сейчас, вернувшись к психологическому консультированию с новыми знаниями, я понимаю, какой это для меня как психолога прорыв далеко вперед.

Еще один результат – глубокое понимание себя. Осознание своих желаний, той силы, которая движет тобой. В чувствах это было как второе рождение. Психическое. Только когда ты сам полностью знаешь и понимаешь себя, ты можешь помочь другому человеку.

Понимание других людей изнутри очень помогает мне в работе. Отпала необходимость проводить диагностику какими-то методиками. Из простой беседы становятся ясны психологические особенности клиента, характер и причины его проблем. Например, страхи. В абсолютном большинстве случаев страхи обусловлены проблемами со зрительным вектором. Простое осознание клиентом настоящих (а не придуманных в рационализациях) причин своего страха, его корней, помогает ему эффективно справиться с ними. Раньше, до того как я овладела системным мышлением, дать человеку такое понимание я просто не могла.

Постулат о том, что все проблемы идут из детства, непогрешим только на первый взгляд. Когда начинаешь работать, то возникают вопросы. Как именно эти детские переживания отразились на человеке? Почему одни и те же события по-разному отражаются на разных людях? Почему именно эти события повлияли на человека так, а не иначе? Точные ответы дает системно векторная психология.

Еще одним важным результатом тренинга для меня стало полное принятие своих клиентов. Одна из важнейших потребностей психолога в его профессиональной деятельности – полное освобождение от своих оценочных суждений. И положа руку на сердце, скажу, что сделать это совсем непросто, а иногда невозможно. Остается только отслеживать, как ты сам реагируешь на проявления клиента и стараться отсекать свои чувства от его. Системно-векторная психология позволяет увидеть мир глазами клиента, и речь именно о его видении, а не о твоей проекции. В таком положении у тебя просто не возникает ни раздражения, ни желания поучить, посоветовать, дать свой опыт. Ты видишь, как лучше это будет именно для него, и адекватно психологическим особенностям человека выстраиваешь совместную работу.

Это экономит много времени, и результаты совершенно иные. Несколько занятий и человека разворачивает к себе, к пониманию того, почему сложились такие проблемы, и он сам начинает проговаривать то, от чего бегал всю жизнь и варианты выхода из ситуации.

Значение системно-векторной психологии Юрия Бурлана сложно переоценить. Осознание и понимание мира, людей и себя – это качественно новый уровень жизни, и своей, и тех людей, которые рядом с тобой. Эти знания дали мне мощный толчок для развития, продвинули вперед как специалиста и подарили возможность открыть для себя каждого человека заново.

Очень благодарна Юрию Бурлану за его работу, для меня лично системно-векторная психология – это второе рождение, бесконечно признательна за его самоотдачу и труд.

 Кудряшова Елена Михайловна

Кудряшова Елена Михайловна

психолог

окончила Староосколький филиал Современной гуманитарной академии, факультет психологии

прошла курс повышения квалификации «психологическое консультирование и психотерапия» в Московском городском психолого-педагогическом университете

окончила дополнительный курс по ведению социально-психологических тренингов (тренинг тренеров)

За спиной семь лет обучения психологии в нескольких ВУЗах. Интерес разобраться в природе человека всегда был огромным, и я пробовала все, что было доступно изучению, – от психоанализа, когнитивно-бихевиорального подхода, понимающей психотерапии, психодиагностики, психодрамы, коучинга до клинической психологии, психологии высшей нервной деятельности и многого другого.

Были разобраны и изучены огромные объемы информации, фактов, смыслов, методик, трудов, бОльшая часть которых – теория. Большое воодушевление найти ответы на практические вопросы сменялось суровыми будничными реалиями: дело не только в том, что различные направления освещают какую-то область знания, ставя акцент на конкретных вопросах, либо же, напротив, отстраняясь, обобщают, а в том, что частные «точки зрения» разных направлений нередко противоречат друг другу.

Отечественный психолог С.Л. Рубинштейн на момент 1940 года охарактеризовал психологию с исторической точки зрения следующим образом[12]: «Психология и очень старая, и совсем ещё молодая наука, — она имеет за собой 1000-летнее прошлое, и, тем не менее, она вся ещё в будущем».

Жизнь не стоит на месте, меняется культура, общество, язык, меняется человек – усложняются его желания, его психическое, и большинство методик (диагностических например) просто не успевают адаптироваться к этим изменениям, что влияет на их надежность, валидность и целесообразность вообще. Для полноценной диагностики требуется целая батарея методик, и конечно же, не стоит забывать о решающем факторе – профессионализме исследователя, составляющего профиль личности. В терапии, помимо прочего, наблюдаются проблемы длительности терапии, ее незаконченности, зависимости от врача, симптоматического лечения, соответствия выбранного подхода (направления) конкретному пациенту – продолжать можно долго.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана – это принципиально новый подход и уникальная методика для изучения бессознательного человека. Впервые изучение методики приблизило меня к комплексному осознанию мотивов поведения человека, его желаний, потребностей, врожденного потенциала настолько, что уже за первые минуты беседы я понимаю человека больше, чем он сам может рассказать о себе. Я понимаю, что стоит за словами человека, чего он на самом деле хочет, становится очевидной и причина его плохих состояний.

СВП – это прежде всего универсальный инструмент диагностики как для специалиста в области психологии, так и для любого человека. В основе мы имеем 8 векторов (по числу эрогенных зон), определяющих характер человека, и их всевозможные комбинации, задающие его жизненный сценарий. Достаточно прохождения уже первого уровня (12 лекций) даже для непсихолога, чтобы эффективно применять системное мышление в повседневной жизни и, руководствуясь им, решать свои психологические вопросы самостоятельно.

Понимая сущность каждого вектора в зависимости от его состояния, происходит узнавание человека, его векторного набора, степени развитости и, следовательно, его жизненных целей, стратегий достижения желаемого, его индивидуальной философии, творческого и прикладного потенциала, а также теневых сторон характера, даже возможных проблем со здоровьем. Это позволяет понимать настоящие корни психологических проблем человека. Добираясь до корней проблем, человек получает возможность прервать патологический механизм через осознание, выйти из негативного сценария.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана впервые приоткрыла для меня завесу таких проявлений человеческой психики, которым до сих пор нет объяснения в психологии: подростковый суицид, педофилия, гомосексуализм, транссексуализм, всевозможные формы насилия, наркотическая, алкогольная, пищевая зависимость, различные фобии, сексуальные девиации, синдром гиперактивности, расстройства внимания, речи и многое другое, дав вместе с этим инструмент для профилактики этих отклонений.

СВП – это универсальный инструмент психотерапии и самотерапии. СВП помогает в понимании, узнавании, принятии другого, вместо попыток перевоспитать, подвести под шаблон. Ведь первый пункт в решении любой проблемы – это грамотная формулировка проблемы! Понимая векторный набор человека и состояние (уровень развитости и реализации) каждого вектора, человек понимает тщетность погони за общепринятыми стандартами, так как начинает осознавать свою индивидуальность, сильные и уязвимые места, высвобождается множество внутренних ресурсов для собственной реализации, появляется четкое понимание, какое занятие способно действительно доставить удовольствие и приносит радость!

Системные знания применимы во всех сферах жизни, будь то отношения в паре, в семье, в коллективе, карьера и бизнес, творчество. У СВП есть огромный потенциал в решении конфликтных ситуаций между детьми и родителями, между начальниками и подчиненными. Понимая зависимость возникновения многих психосоматических проблем от психологического состояния человека, можно утверждать, что методика СВП станет незаменимым практическим инструментом не только для психологов, но и для врачей любой специализации! Своим пониманием бессознательных мотивов действий человека СВП дополняет и расширяет многие научные направления и дисциплины. СВП прекрасно работает в экзистенциальных вопросах: проблемах бытия, индивидуальности и отчужденности.

Этой статьей я ни в коем случае не умоляю заслуг психологов, которые ежедневно трудятся на благо других, вкладывают себя, участвуют и буквально вытаскивают людей из последствий травматических ситуаций, неуспешности, помогают встать на путь адаптации – это колоссальный труд! Здесь проблема кроется не в людях, а самой системе знания.

Что касается личных результатов, их предостаточно. Они начали появляться буквально с 3-го занятия, и даже сейчас, спустя несколько месяцев, появляются новые. За избавлением от таких негативных состояний, как сильнейшая обида, разочарование, депрессия, я шла осознанно. Я получила, что хотела – новое понимание, новое отношение. Обида и разочарование сменились принятием ситуаций, связанных с проблемами духовного кризиса (о чем подробно рассказывают экзистенциалисты). Депрессия, мучившая меня годами, сменилась давно забытой безусловной радостью. Чувство легкости, беззаботности оптимизма, доброжелательности – как естественное состояние! Удивительное чувство, словно вернули давно утраченную важную часть себя!

Другие результаты получились приятным дополнением, о чем я делилась ранее на форуме и намереваюсь продолжать делиться новыми!

Благодарю за внимание!

Очирова Оюна Батуевна

Очирова Оюна Батуевна

психолог

окончила факультет психологии Санкт-Петербургского Государственного Университета (СПбГУ)

сертификаты от международных и северо-американских образовательных организаций: *American Councils for International Education/Американские Советы по Международному Образованию **Division of Continuing Education, the University of Alabama in Huntsville, USA

 премия для молодых ученых от International Science Foundation/Международного Научного Фонда

опыт научной и преподавательской работы как в России, так и за рубежом

публикации по профессиональным и научным  тематикам в сборниках, книгах, журналах, изданных в России и за рубежом

Профессор, читавший у нас университетский курс по истории психологии, говорил о тех спорах, которые ведутся с момента зарождения этой области знаний – что такое психология?  Искусство сродни магическим обрядам древних колдунов-знахарей, либо область  гуманитарных исследований со всей присущей им эклектикой, либо нечто между философией и субъективным рассуждением, определяющимся лишь особенностями личности самого психолога?

К сожалению, уважаемый профессор тогда не знал новейшей парадигмы Системно-векторной психологии. Несмотря на это, как высокоинтеллектуальный и честный специалист, он определил основную проблему досистемной психологии – недотягивание, мягко говоря, до звания науки. Конечно, в прошлом были великие для своего времени первопроходцы и основатели психоаналитических и  психологических школ, но их частичные результаты только приоткрыли дверь, наметили контур самого предмета исследования.

Только с появлением Системно-векторной психологии Юрия Бурлана в психологической теории и практике мы можем говорить о четкой структуре и непротиворечивом, детальном описании целостного психического Человека, через 8 мер-векторов позволяющем понять достоверную природу Бессознательного на всех коммуникативных уровнях - от индивидуального самопознания до принципов интеракций с партнером, референтной группой, коллективом, а также на ментальном уровне целых народов, стран и всего глобального социума.

Более того, впервые мы можем называть психологию, а именно Системно-векторную психологию,  наукой в соответствии с научным критерием, подтвержденным  экспериментально-доказательной базой. Как известно, проверенной научной теорией является гипотеза, доказанная в ряде экспериментов с одинаковыми условиями, дающими повторяющийся результат.

Возьмем простейший пример с бесплатных ознакомительных онлайн лекций: обладатель кожного вектора в определенном состоянии и на определенном уровне развитости  несет в своем психическом обязательно какие-то из ценностных составляющих, общие для данного вектора: логическое мышление, экономность, рациональность, лаконичность,  дисциплинированность, лидерские амбиции. И любой человек, любой национальности, любого возраста, в таком же состоянии и уровне развитости будет обладать таким же набором проявлений.

У Системно-векторной психологии огромные перспективы, это знание должно стать обязательной дисциплиной для тех, кто хочет стать специалистом в психологии, психиатрии, социологии, медицине, вообще, во всех отраслях и профессиях, где преобладающей является коммуникативная схема человек-человек. Практическое поле приложений этой молодой науки неохватно для простого перечисления.  Позитивное влияние системного мышления  в профессиональной жизни, а также во всех остальных сферах жизнетворчества человека позволяет значительно повысить качество жизни как отдельного индивида, так и всего профессионального сообщества в целом.

Кроме того, все отдельные направления  в психологической практике, еще с прошлого века ломающие копья в стремлении показать превосходство своего частного метода,  получают фундаментальную основу для системной «перезагрузки» своих  опытов,  в  прошлом лишь частично, с большими ошибками раскрывающих какой-то небольшой блок в целостном психическом. И вся энергия, которая до сих пор тратится на повышение неприязни  и раскол в профессиональном психологическом сообществе, может превратиться в самый мощный двигатель, работающий на космических оборотах в направлении консолидированного превращения  всей мировой психологической мысли из полумагического полуискусства-полунауки в полноценную глобальную науку 21-го века.

Фарафонова Татьяна Дмитриевна

Фарафонова Татьяна Дмитриевна

психолог

окончила Московскую Гуманитарную Академию по направлению «психология»

прошла обучение в Институте Психотерапии и Клинической психологии по специализации: эриксоновский гипноз, телесно-ориентированная психотерапия, психотерапия травм, кризисных состояний, нехимических зависимостей, психотерапевтическая помощь при горе, утрате, суицидах, ДПДГ, арттерапия, психосинтез, символодрама, танатотерапия.

прошла обучение в ИКСР г. Москва по: системно-феноменологическому подходу и семейным расстановкам по Б.Хелингеру, системной сексуальной терапии (консультирование)

У меня было счастливое детство, такое, которое только может быть у ребёнка, родившегося в маленьком городке, у обычных родителей. Детский сад, школа, всё как у всех. А главное любящие воспитатели и учителя, и полное ощущение защищенности и безопасности. Состояние полного принятия и любви были моими спутниками в жизни.

Но получилось так, что в один миг, мой добрый мир рухнул, и я увидела много боли. Как будто упала завеса, которая отгораживала меня от ненависти и неприязни. И началась борьба. С непониманием, подлостью, предательством, ненавистью, насилием. Так я пришла в психологию. Искать ответы на вопросы, с сильным желанием вернуть свое детское состояние полной гармонии и любви, принятия и безопасности.

Пройдя длинный путь обучения, однажды на очередном курсе, я получила невероятный инсайт. Всем своим существом я почувствовала в тот миг, что психотерапия не помогает, не работает. Семь лет практики не давали мне уверенности в том, что я чем — то помогаю людям. Слава Богу, если я им не вредила. В тот день я сказала себе, что больше никогда не буду заниматься психологией и психотерапией. Я не стану консультировать, учиться и прорабатывать себя.

То, что все мои труды оказались напрасными, я поняла потому, что в какой-то миг ощутила, что я вернулась в ту же точку, от которой и начала свой путь в психотерапии. Вот только желание получить ответы на главные жизненные вопросы остались. В чём же тогда смысл всего заданного, пройденного, прочитанного, сделанного мной? Неужели я бессмысленно потратила столько времени и сил? Зачем тогда вообще мне жизнь, если в ней нет никакого смысла?

С Системно-векторной психологией Юрия Бурлана я познакомилась по статьям и коротеньким видеороликам. Естественно, это знакомство не давало мне цельной картины. Решиться слушать ночные лекции я не могла, жалела себя, нужно было работать. Но желание знать больше нарастало, хотелось попробовать еще раз попытаться получить ответы, благодаря новому направлению в психологии.

Первые бесплатные лекции по кожному вектору были откровением. Я узнала себя, своих родных и знакомых, начала понимать поступки людей, жизненные сценарии. Появилась навязчивая мысль пройти тренинг полностью, пройти обязательно, сомнений не оставалось. «На пути вам станет легко» – говорят древние. И мне стало и легче становилось с каждым новым шагом прохождения тренинга.

Что дала мне Системно-векторная психология Юрия Бурлана в моей профессии?

Появилась Уверенность в правильности собственных действий, пропал страх навредить другому человеку в процессе консультирования. Сомнений в том, что я чего-то не знаю или делаю не так, почти не осталось. В процессе происходят новые открытия. Теперь я вижу человека изнутри. Понимаю свойства его психики, которые есть у него в соответствии с его набором векторов. Передо мной открывается цельная картина его поведенческих стереотипов, взаимоотношений с другими людьми. Есть чёткое понимание того, чего не хватает человеку в жизни и как наполнить эти нехватки.

Всё это помогает провести консультацию более эффективно, чем раньше, сохранив время, собственные ресурсы и дать человеку только то, что ему нужно, не навязывая и не привнося ничего своего. Помогая ему пройти жизненные неурядицы и проблемы мягко и деликатно.

В досистемной психологии часто используются подходы отреагирования, перепроживания неосознаваемых, задавленных чувств и эмоций, осознавание травматического опыта и перепроживания его с помощью трансовых техник и методом, например, расстановок по Б.Хелингеру. Я ни в коем случае не хочу обесценить все достижения психоаналитических и психотерапевтических методов, но ни один из них по-большому счёту не учит человека тому, как правильно изменить свое поведение, чтобы выйти из круга повторения проблем. Как жить по-другому, не наступая на одни и те же грабли.

Психотерапия дает облегчение, а Системно-векторная психология Юрия Бурлана дает понимание, осознание причинно-следственных связей, благодаря чему появляется возможность сменить поведенческий паттерн. Увидеть всю картину проблемы целиком. Помогает без обид и раздражения понимать и принимать поступки людей, оправдывая их тем, что у каждого свои особенности и объем психики, уровни развития векторов и их реализации. Именно поэтому люди поступают и ведут себя в одинаковых жизненных ситуациях по-разному.

Когда приходит понимание происходящего, приходит и спокойствие, уверенность в том, что ты делаешь. Хорошие состояния естественным образом передаются окружающим людям. Часто клиенты жалуются на то, что придя к психологу, чувствуют, что их не слушают, ими не заинтересованы, а специалист погружен в свои переживания. Благодаря Системно-векторной психологии люди становятся понимаемы и интересны настолько, что они чувствуют внимание к себе и эту заинтересованность. А значит, со стороны клиента возникает доверие к психологу и психотерапевтическая работа идет легче и эффективнее.

Психотерапевты, тренеры, целители, гуру, психологи и разного рода духовные учителя в один голос твердят, что главное принять себя, других людей и этот мир. Но что такое принятие и как до него дойти никто даже не объясняет.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана не кричит о том, что нужно принять, простить и полюбить своих обидчиков, что нужно идти на страх, чтобы преодолеть его. А просто, доступным языком объясняет то, откуда берутся проблемы, те или иные жизненные ситуации, депрессии, страхи, фобии, суицидальные мысли, гомосексуализм и педофилия, транссексуализм, и что нужно сделать, чтобы этого не было. Изменения происходят как побочный эффект после прохождения тренинга, обиды уходят бесследно, перестают донимать страхи, проходят фобии, панические атаки, хочется жить. Благодаря этому открываются перспективы для счастливой жизни.

Из своей практики могу сказать, что очень хорошо идёт работа с клиентами со зрительным вектором, причём находящимися в разных состояниях. Благодаря СВП мне легко удается помочь людям с паническими атаками, истериками, страхами, через понимание свойств и перенаправив их внимание на конкретные действия. Некоторые из моих клиентов стали помогать в детских домах и домах престарелых.

Ко мне обращалась девушка с диагнозом алекситимия. Люди, страдающие такой характеристикой личности, не способны понять и разобраться в собственных чувствах и переживаниях, и поэтому им чужды эмоции других людей. Им чуждо сострадание, сопереживание, чужда жалость. Личность таких людей характеризуется инфантильностью и, что особенно важно, недостаточностью функции рефлексии, что ведет к трудностям и конфликтам в межличностных отношениях, а так же к психосоматическим заболеваниям.

У девушки были затяжные депрессии, во время которых она могла длительное время просто лежать, глядеть в потолок, и только маленький сын заставлял ее что-либо делать, так как требовал внимания к себе. Её мучила постоянная тревожность. Знания Системно-векторной психологии дало мне понимание того, что девушка обладает звуковым вектором. Звуковой вектор в неразвитом или нереализованном состоянии подавляет эмоции в человеке. Зная все особенности звукового вектора, можно легко понять, чем и как наполнить его потребности, в этом случае он сумеет раскрыться, научиться выражать свои чувства и эмоции. После прохождения курса девушка вышла замуж во второй раз и готовится стать матерью.

Становится понятно, что у многих моих клиентов проблемы начинаются тогда, когда их некоторые векторальные свойства находятся в состоянии стресса или просто остаются нереализованными по ряду причин. Например, женщины, работающие бухгалтерами и экономистами и имеющие в своем психическом потенциале зрительный вектор, просто не знают о том, что все их заданные свойства требуют наполнения. Не реализуя свойства зрительного вектора, такие люди сталкиваются с эмоциональной неудовлетворенностью, впадают в состояния апатии, тоски, уныние.

Знания Системно-векторной психологии Юрия Бурлана дают не просто ценную информацию о психике человека. Это еще и изменение мышления, которое формируется в процессе личной терапии, которая происходит посредством тренинга. Мышление становится системным, благодаря чему можно видеть всю картину проблематики и жизни клиента целиком. Это и помогает точно понимать своих клиентов и эффективно помогать решать им возникшие проблемы и жизненные задачи.

Для меня Системно-векторная психология Юрия Бурлана является очень мощным инструментом для проведения диагностических и психотерапевтических сессий. Это тот инструмент, которого мне очень не хватало при работе с людьми. Благодаря СВП я получаю конкретный, видимый результат в своей работе, а вместе с этим удовлетворение и наполнение.

Коротких Екатерина Александровна

Коротких Екатерина Александровна

психолог

окончила Башкирский Государственный Педагогический Университет им. М. Акмуллы по специальности «практическая психология»

доп. сертификат «Специалист по психосоматике»

Работала по вопросам сексологии с женщинами и мужчинами, проводила многочисленные тренинги для женщин: как долгосрочные групповые психоаналитические, так и разовые телесно-ориентированные практики. Проводила индивидуальные консультации в кабинете, а позже и через интернет. В работе опиралась, в целом, на гуманистический подход, с использованием техник арт-терапии, символ драмы, телесно-ориентированной терапии, элементы коучинга и др.

Я всегда планировала стать психологом, тайны подсознания манили меня. Хотелось понимать, что движет человеком, в чем суть его природы и каковы законы этой природы. Почему одни и те же травмирующие ситуации по-разному влияют на разных людей. Может быть виновато окружение, генетика, воспитание или есть какая-то судьба свыше? Если да, откуда свыше?

Человек это кто: машина по реагированию на стимулы извне, запрограммированное звено в эволюции природы или случайность, затерявшаяся в бесконечном космосе? Человек для мира или мир для человека? Почему подсознание скрыто и управляет нами, почему оно мешает просто наслаждаться жизнью? Каждый человек для меня был загадкой, уникальным с невероятным потенциалом, и я страстно хотела научиться помогать людям разобраться в своей психике, чтобы разрешить внутренние конфликты и вновь поверить в себя.

С практической точки зрения хотелось понимать, как точно определить реальную проблему человека и как ее лучше решать. Поступив в ВУЗ, я жадно впитывала знания, надеясь получить ответы. Когда диплом был у меня в руках – ожидаемого восторга не последовало. Я знаю столько терминов и определений, методик и умных книг, но я понимаю, что ничего не знаю, не чувствую себя уверенной, оказывая психологическую помощь. Мои знания урывочны, типы психики носят описательный характер и не отвечают на вопрос «а почему это так?». Да и сама структура психотерапии меня не устраивала: к какой цели мы идем, как ее измерить, сколько конкретно времени понадобится для достижения результата.

Внутри меня не утихал протест «какой смысл проводить терапию месяцами и годами без очевидных результатов, подбирая методики наощупь». Нет, я хотела видеть результаты быстрее, и ожидать от терапии прогнозируемых итогов. Мне нужны были точные математические формулы и безошибочные ответы на вопросы – что за человек передо мной, чего он хочет на самом деле, почему и что его мучает, и как конкретно я могу ему помочь прямо сейчас. Системно-векторная психология Юрия Бурлана дала мне этот инструмент. Теперь в моих знаниях нет противоречий, любой вопрос, который можно только вообразить, имеет свое место и смысл в этой системе.

После глубокого изучения Системно-векторной психологии Юрия Бурлана (СВП) эффективность работы возросла в десятки раз. Сейчас я провожу терапию с «открытыми» глазами: ведь знаю о клиенте больше, чем он узнал о себе за всю жизнь.

Теперь моя деятельность стала меня радовать и быть понятной. Больше нет необходимости работать с защитными механизмами психики и уходить в долгосрочные изнуряющие беседы, анализируя личность. Усилия, которые я прикладывала в решении проблемы раньше, были несоизмеримы относительно разовых результатов, клиент после нового стресса естественным образом возвращался в привычные шаблоны мышления и поведения.

Кстати, клиенты после тренинга по СВП стали приходить иные. Если раньше основные запросы были связаны с личными отношениями в паре, то после тренинга стали поступать «сложные» запросы – молодой парень перед операцией по смене пола, девушка — жертва многолетнего сексуального насилия в детстве, парень с навязчивыми мысли о суициде, мужчины и женщины с темой бессмысленности жизни и т.д.

Что бы я раньше сказала этим людям без системных знаний? Смогла бы сдержать недоумение и растерянность от того, что не понимаю для чего мужчине менять пол? Быть может попыталась бы наладить его связь с «Внутренним Мужчиной» и поработать с фигурой отца? Или, напротив, допустила бы, что природа ошиблась, и мне остается только поддержать человека на его новом пути. И в том, и в другом случае, я бы только усугубила напряжение.

И только понимая истинные желания и страхи такого клиента, я смогла выстроить продуктивный диалог. В результате одной (!) встречи клиент впервые, к собственному удивлению, озвучил, что смена пола это попытка убежать от всепоглощающего страха. И больше всего на свете ему хочется быть защищенным и понятым. Я объяснила, что страдания в новом теле не закончатся, что этот путь – ловушка и тупик. Мы нашли точки приложения его усилий в творчестве, в давнем увлечении рисованием и танцами. У парня лицо посветлело, он сказал, что никогда не чувствовал такой легкости и уверенности, проявил желание еще лучше понять свою психику.

В случаях, когда клиент заинтересован глубже понять свою проблему, я приглашаю познакомиться с системно-векторной психологией Юрия Бурлана, рекомендую подходящие статьи. Тренинг помогает глубоко разобраться в мотивах своих действий, в своем предназначении и скорректировать свой жизненный сценарий в лучшую сторону.

Другой пример. На прием пришла молодая женщина с проблемой панических атак, которые безуспешно лечила несколько лет. Она рассказывала, как тяжело ей жить в ожидании этих приступов. Я же сразу распознала затяжную депрессию и стала задавать вопросы о жизни до панических атак. Оказалось, что клиентка всегда ощущала некую тяжесть и бессмысленность бытия. Мы сместили акцент беседы со страхов в зрительном векторе на ее звуковой вектор, ведь не обращая внимания на него, заниматься только зрительным вектором — малоэффективно.

Я попыталась объяснить, что жить, воспринимая каждый день, как каторгу, это не нормально, а испытывать радость от жизни гораздо естественнее и вполне реально: нужно только понимать свою природу. Я поведала ей о звуковом векторе и о многочисленных результатах людей, которые обрели смысл после тренинга по СВП. Клиентка заинтересовалась и призналась, что в глубине себя всегда знала – в жизни должен быть какой-то замысел, в некой гармонии и правильности всего сущего, и не могла понять, почему она забыла об этом, как допустила ситуацию, что стала чужда сама себе. «Я хочу снова услышать себя!» — это желание было хорошим звоночком, что выздоровление не за горами.

После тренинга по СВП я впервые почувствовала себя абсолютно компетентно и уверенно. Раньше, даже при очевидных результатах терапии и благодарности клиентов, меня не покидали сомнения в собственном профессионализме, внутри постоянно что-то грызло «никакой я не психолог, а шарлатанка».

Сейчас стали понятны мои промахи. Как я «лечила» от любовной зависимости девушку без зрительного вектора. Анально-мышечная «без верха» клиентка жаловалась, что не может забыть любимого, говорила о нем часами. Сейчас я понимаю, что это не более, чем застревание в анальном векторе, и терапию необходимо было подбирать совсем другую, нежели работу с эмоциями. Оказывается, в понятие «любовь» каждый вкладывает свой собственный смысл. Анализировать человека самого по себе, исходя из его особенных природных данных, а не через себя – только теперь это стало реальным.

Помню, как на прием пришла девушка, блестящего тонкого ума и при этом раскованная, не стесняющаяся в выражениях, упрощающая в рассказах до животной простоты гендерные отношения. Этот конфуз вперемешку с восхищением ею, плюс непонятное чувство своей никчемности рядом с ней – об этом не написано в учебниках по психологии. Почему мне было так неловко, я будто в гостях, а не на своей территории? Несколько дней мучалась от непонимания, все думала о ней. Потом, листая музыку в плейлисте я наткнулась на музыку Земфиры – песня и мысли срезонировали. Конечно, это клиентка имела уретральный и звуковой вектор (плюс другие вектора). И как без знаний о системно-векторной психологии можно было понять раздирающие ее противоречия?

Теперь мне стало ясно, почему при групповой психотерапии происходит временное облегчение плохих состояний зрительного вектора: тревоги, панические атаки и другие страхи действительно снижаются. Ведь возникающее в группе сопереживание и крепкая эмоциональная связь с терапевтом – это то, что помогает зрительному вектору вздохнуть свободно. Разумеется повторить успех за пределами группы зрительный человек не может. Таким образом, клиент «подсаживается» на терапевта, а не на методику. Системно-векторная психология Юрия Бурлана же позволяет самостоятельно управлять своими состояниями, а не быть их заложником.

Каждый психолог знает, что основная цель любой психотерапии это личностная зрелость клиента, точнее – помощь терапевта во взрослении личности клиента. И в общем-то, намерение системно-векторного психолога такое же. Но что такое «зрелая личность» академическая психология не объясняет, ссылается на общие представления о морально-нравственным облике человека.

Некоторые ученые выделяют как критерий зрелости «умение отдавать». Но что именно отдавать, кому и почему, не совсем понятно. Системно-векторная психология Юрия Бурлана задает систему координат для ориентации любого типа психики, каким образом ее эффективно и безошибочно реализовать, чтобы человек уже сейчас начал ощущать больше радости от проживания жизни.

Конечно, я не стала решать все проблемы клиента за один прием, но я стала абсолютно точно диагностировать состояние клиента, уже с порога. Понимать, что конкретно происходит с человеком и почему. На консультации остается задать несколько уточняющих вопросов, чтоб лишний раз перепроверить саму себя.

Ни одной лишней фразы «мимо» о клиенте создает дополнительный терапевтический эффект, формирует доверительные отношения, ощущение, что его понимают, и, как следствие, позитивный настрой на результат, что для терапии является одним из решающих факторов успеха.

Татьяна Ивановна Сосновская

Татьяна Ивановна Сосновская

педагог, психолог

В 1992 году закончила Гомельский государственный университет по специальности Физика.

В 1995 году там же получила второе высшее образование по специальности Психология.

По окончании работала психологом в Областном диагностико-реабилитационном центре для детей с особенностями в развитии.

С 2001 года психолог в Белорусском государственном университете транспорта.

С 2005 года преподаватель психологии в ВУЗе.

С системно-векторной психологией Юрия Бурлана познакомилась случайно, и она сразу захватила меня. Летом 2014 года прошла и первый, и второй уровни тренинга. Это знание в буквальном смысле взорвало мой мозг. Было ощущение, что спала мутная пелена, которая не давала отчетливо видеть и воспринимать окружающий мир. Ушли страхи и неопределенность, пришло спокойное понимание себя и других. Ни прохождение многочисленных тренингов до этого, ни учеба в аспирантуре не давали такого эффекта.

Гештальт-терапия, арт-терапия, телесная терапия, экзистенциальная терапия и многие другие направления в психологическом консультировании не давали исчерпывающих ответов на вопросы, почему у человека возникает та или иная проблема, где ее истоки. Не могу сказать, что все тренинги были бесполезны, но по эффективности их можно сравнить с лечебными компрессами — становится легче, но через какое-то время симптомы возвращаются.

Эффект, производимый тренингом по системно-векторной психологии Юрия Бурлана, совершенно иной: это глубокое понимание собственных проявлений, психики другого человека, наблюдаемость всех описываемых связей, причин и следствий. При этом осознание бессознательных механизмов дает освобождение от тяжелых психологических состояний, которые до этого годами отравляли человеку жизнь.

Множество направлений в психологии сейчас напоминает мнения слепых мудрецов, которым дали пощупать слона с разных сторон и сделать вывод, что собой представляет слон. Системно-векторная психология дает объемное и глубинное знание о человеке и обществе. Она не отменяет ни одно из направлений в психологии, но позволяет увидеть основания, критерии и границы их применения.

Почему у разных людей на одно и тоже воздействие проявляются разные симптомы? Все знают, что дело в особенностях личности. В каких? Системно-векторная психология позволяет с математической точностью определить психические особенности, сильные и слабые стороны в человеке, скорректировать патологию и найти пути наилучшего возможного развития.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана объясняет такие непонятые до конца современной наукой явления, как гомосексуализм, трансвестизм, детский аутизм, суицидальное поведение, наркомания и др. Она не только объясняет, но и помогает в решении этих проблем. На портале есть множество отзывов, подтверждающих это.

В этих статьях я изложила взгляд на некоторые психологические феномены с точки зрения системно-векторной психологии:

«Понятие акцентуации характера через призму Системно-векторной психологии»

«Как помирить свои субличности»

«Как из интроверта стать экстравертом»

Со знаниями системно-векторной психологии Юрия Бурлана возросла и эффективность моих психологических консультаций. Наблюдая вектора человека и их состояния, практически сразу можно определить проблему клиента, характер его взаимоотношений с окружающим миром. Иногда даже приходится себя сдерживать, чтобы не прослыть экстрасенсом.

Как преподаватель психологии я вижу колоссальный запрос на психологические знания у студентов даже технического вуза. Но учебная программа предполагает набор понятий и определений, которые студент должен выучить для получения оценки на экзамене. Который никак не помогает молодому человеку научиться счастливо жить в этом мире среди других людей.

Системно-векторная психология полностью справляется с этой задачей. Она дает точные и внятные ОТВЕТЫ на вопросы — ПОЧЕМУ? и на вопросы — КАК? То есть это знание дает точное понимание причин событий и поведения людей и понимание того, что делать для изменения ситуации или поведения. Она дает ответ на самый востребованный у студентов вопрос: КАК ЖИТЬ СВОЮ ЖИЗНЬ СЧАСТЛИВО?

Особое внимание на своих занятиях я стала уделять студентам со звуковым вектором (их легко распознать по взгляду, обращенному вовнутрь). Одногруппники и преподаватели часто их воспринимают странными, иногда даже асоциальными. Их звуковой запрос на поиск смысла жизни не находит ответа в академических аудиториях. Но знания, полученные на тренинге по системно-векторной психологии, помогают мне находить общий язык с такими ребятами, помогают выводить их на обсуждение вопросов, которые их волнуют, тем самым раскрывая их мощнейший психический и интеллектуальный потенциал.

Немного личного опыта. У меня трое детей. И мне как маме, да еще и психологу, долго не удавалось понять, почему те методики раннего развития, которые так удачно сработали на первом ребенке, практически никак не отразились на втором? И что в таком случае делать с третьим, стоит ли тратить время на эти методики или пустить все на самотек?

После прохождения тренинга Юрия Бурлана стало совершенно ясно, какие методы воспитания и обучения подходят для каждого из детей. Сейчас мне не нужно методом проб узнавать способности ребенка. Видя его векторальный набор, я четко знаю, в какой кружок или в какую секцию его отвести для того, чтобы его таланты и врожденные особенности получили наибольшее развитие. Основные правила воспитания ребенка я кратко описала в этой статье: «Воспитание детей. Дорожная карта: распечатайте и повесьте на холодильник».

Абсолютно убеждена, что знание системно-векторной психологии Юрия Бурлана многократно увеличивает эффективность работы психолога и педагога, и оно совершенно необходимо каждому родителю и любому человеку, работающему с людьми.

Яковлева Мария Даниловна

Яковлева Мария Даниловна

психолог

окончила НПУ им. М.П.Драгоманова в Киеве, факультет психологии

Мой путь в профессию психолога был сложный и долгий, но теперь понимаю, что это моя потребность души. По первому образованию я воспитатель дошкольных учреждений – Киевский колледж имени К.Д.Ушинского. В колледже с психологией меня познакомила удивительная преподаватель Гузенко Вера Яковлевна. У меня к ней такие нежные чувства, как к первой учительнице. Она мне посоветовала поступать в НПУ им. М.П.Драгоманова в Киеве. Там я доучилась до бакалавра, а магистратуру закончила уже в Мариуполе.

У меня 15 лет педагогического стажа и 10 лет работаю психологом, из них — 8 лет школьным. Параллельно работала в разнообразных проектах с ВИЧ инфицированными людьми, наркоманами. Сейчас работаю психологом гуманитарного штаба Р.Ахметова. В связи с войной в Украине были организованы курсы для специалистов психологов «Травма войны», которые я закончила и работаю с людьми с травмами войны.

Сейчас действительно пришло такое время, когда без целостного системного понимания внутреннего мира человека и его взаимодействия с другими людьми невозможно разобраться в происходящем вокруг водовороте событий. Хочется удержаться на плаву, пройти свою дистанцию, помочь тому, кто в помощи нуждается.

К нам в психологическую службу гуманитарного штаба Рината Ахметова (это место моей работы в данный момент) за помощью обращаются многие люди. И без понимания основ системно-векторной психологии Юрия Бурлана даже не знаешь, как подступиться.

Недавно обратилась семья, в которой четверо детей. Переселенцы из Донецка, бежали от обстрелов сначала в Харьков, теперь приехали в Мариуполь. Старшие детки потихоньку адаптировались (8 и 6 лет), а средний (4 года), начал какать в штанишки, сильно капризничать, проявлять агрессию и упрямство.

В садике воспитатели его пристыдили, что такой взрослый мальчик пачкает штанишки. Теперь, если надо идти в садик – истерика. Понимая, какой вектор реагирует на стресс таким образом, я попыталась объяснить маме, почему именно ее ребенок так среагировал на стресс, и как ему помочь.

Очень много запросов от женщин, девушек в страхах за свою жизнь в ситуации неопределенности и постоянной угрозы жизни. Особенно тяжело с теми, кто имеет опыт ранения после обстрелов. Сначала пытаюсь выслушать, системно объяснить природу этого страха. Некоторым клиентам даю ссылку на сайт по системно-векторной психологии Юрия Бурлана или на конкретные статьи.

А вот абсолютно обратный пример, произошедший во время обстрела поселка Сартана под Мариуполем 17 сентября. Ирина (беженка из Донецка, спасалась в Сартане от обстрелов в Донецке со своими тремя детьми) под минометным огнем спасла раненого ребенка, которому оторвало ступню. Оставила своих детей в укрытии и под шквалом огня поползла с одеялом к раненому ребенку. Прижала к себе, перевязала кровоточащую рану, собрала оторванную ножку в надежде, что ее смогут пришить ребенку. А когда ребенка, наконец, забрала скорая у Ирины пропал голос, она долго не могла говорить.

Два юноши после этого обстрела остались калеками. Поначалу храбрились и держались. Но когда боль не проходит, гаснет надежда на выздоровление, приходит отчаяние. Сейчас я работаю с Сашей (19 лет), он на грани потери смысла жизни. Зачем все, когда ты калека, и тело ломит от боли?

Много запросов от мам детей с глубокими проблемами в общении. По триаде признаков – расстройство аутистического спектра. Мамам напрямую даю координаты сайта системно-векторной психологии Юрия Бурлана и статей про аутизм.

Приходится работать с детьми в «серой зоне», которая как бы не принадлежит ни ДНР, ни Украине. А люди уже второй год живут под обстрелами. С подростками проводим такие встречи-беседы на основе системно-векторной психологи, где беседуем, как жить в стрессовой ситуации и при этом быть счастливым. Как свой внутренний страх смерти через любовь и сострадание к ближнему вынести наружу.

В Чермалыке поразила учитель младших классов. Она сказала, что когда стреляли во время учебного процесса, она выводила детей в убежище и совсем забыла про страх. Вся воля и мысли были сконцентрированы на безопасности детей, на их душевном спокойствии.

Участились обращения с отсроченными психологическими травмами у детей. Просто как эпидемия. Дети 9-11 лет после стресса становятся неуравновешенными, родители не могут найти к ним подход. Часто сами родители, тревожные, нервные. Беседуем индивидуально, организовываем детские группы.

Много вопросов, иногда просто голова идет кругом. Много выездов. Бывает, кажется, что все зря и ничего не получается. Однажды в такую плохую минуту ночью включила записи результатов людей, прошедших тренинг Юрия Бурлана, смотрела всю ночь, а утром ощутила новые силы. Я вообще не представляю, как бы я работала без знаний системно-векторной психологии. Конечно, читаю и литературу по травме войны разных авторов.

Очень хочется четко структурировать системные знания и до конца понять, как с толком ими пользоваться. По опыту поняла, что неподготовленному клиенту многого говорить нельзя, многое сложно донести человеку сильно политизированному, нужен деликатный подход. А вообще философия системно-векторной психологии нравственно людей делает выше, чище и глубже.

Огромное спасибо команде портала системно-векторной психологии Юрия Бурлана за поддержку и тепло! Это чувствуется на огромном расстоянии. Эмоциональная связь, как говорил Юрий, передается через интернет, все нас поддерживают, помогают. И мы, конечно же, все преодолеем.

Князева Ольга Владимировна

Князева Ольга Владимировна

педагог-психолог учитель высшей категории

окончила Красноярский Государственный Педагогический университет им.В.П.Астафьева (КГПУ) лауреат конкурса «Учитель года - 2008» стаж работы 10 лет

Участие в различного рода педагогических мероприятиях стало для меня хорошей традицией. Однако часто у меня возникало ощущение жизни в двойной реальности, двойных стандартах и понимание огромной пропасти между тем, что декларируется и реально происходит в российском образовании.

На психолого-педагогических конференциях коллеги отчитываются в проделанной работе: как много они делают по воспитанию в подрастающем поколении духовности, толерантности, нравственности. Делятся своим передовым опытом: как развить культуру учащихся, привить им золотые стандарты морали, общечеловеческие ценности. О высоких результатах их работы свидетельствуют многочисленные грамоты, благодарности, победы в конкурсах. На некоторых конференциях выступают и сами молодые герои – с докладами, презентациями о значимости гражданско-патриотического воспитания, изучения российской истории, о важности здорового образа жизни, формирования чувств толерантности в молодежной среде, бережного отношения к природе, уважения к старшим.

Так приятно общаться с образованными, культурными детьми, с высокопрофессиональными, неравнодушными педагогами. Однако стоит выйти из зала конференции, как видишь совсем другую реальность. Оазис благополучия педагогов и учеников заканчивается на показательных мероприятиях. Дальше начинается пустырь воспитания.

Современные дети отрицающие всякие нормы морали, дети, не сумевшие найти себе место под солнцем, с пустым взглядом, глубоко несчастным видом, будто загнанные в угол «зверьки»… Мне было больно видеть их такими. Мне было тяжело работать с ними. Поэтому я не один год искала эффективную методику для работы с детьми.

И сегодня могу сказать, что я ее нашла. Системно-векторная психология Юрия Бурлана – новейшее открытие в психологии (для меня наука превыше всего) – дала мне бесценные знания для правильной педагогической и психологической работы с детьми.

Во-первых, теперь я по-настоящему понимаю детей. Нет надобности проводить разнообразные и запутанные тесты, социометрию, чтобы определить, кто есть кто в классе. Вектора школьников, то есть их врожденные особенности прослеживаются четко. На первом уроке с незнакомыми ребятами уже очевидно: вот ребенок с оральным вектором - говорит не умолкая, что думает, то и говорит; вот уретральный вождь - он своим появлением сразу обращает на себя внимание, величавая осанка, расстегнутая рубашка, обаятельная улыбка, беспрекословный авторитет в коллективе; вот анальные отличники - послушные, старательные, с энциклопедичной памятью, впадающие в ступор от неожиданностей и перемен, любящие порядок и стабильность или анальные упрямцы, вроде и потенциал есть, а не хотят ничего делать, артачатся; вот активные, подвижные кожники - быстро выполняют задания, целеустремленные, легко переключаются с одного вида деятельности на другой, любят новые методы работы, или обратная сторона кожного вектора - опаздывающие, нарушающие дисциплину, зачастую мелкие воришки.

Во-вторых, системно-векторная психология стала инструментом для правильного выстраивания отношений с коллегами и родителями (психологический контакт с родителями особенно важен и ценен в моей работе).

В-третьих, знание особенностей детей позволяет давать им дифференцированные задания, развивать их врожденные свойства и не пытаться из «рыбки» воспитать «птичку».

Тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана я прошла год назад и с тех пор никакая другая методика, ведь обычно в работе педагогов мы привыкли брать из одной что-то хорошее, из другой, моделировать самостоятельно, пробовать, рисковать, мне теперь не требуется. Действительно системно-векторная психология – это объемное, охватывающее все человеческие проявления, системное и перепроверяемое каждый день на собственной практике знание.

Это знание меняет мышление и уже не получается работать по-старому, мыслить в прежних категориях, например, этот ребенок - сангвиник, он делает только то, что ему интересно. Понимаешь, что это безнадежно устаревшие формулировки. Сейчас я четко понимаю: этот ребенок с кожным, анальным нижними векторами и зрением сверху, а, значит, для него ценна похвала, материальные стимулы и он может делать то, что ему не интересно, если об этом его попросит авторитетный взрослый и погладит потом по голове или кто-то пообещает купить заветный велосипед...

Я считаю, что в современном российском образовании назрела необходимость пересмотра педагогических технологий, способов работы с детьми. Системно-векторная психология Юрия Бурлана – действенная и простая методика познания природы человека (с чего начинается воспитание детей), используя которую в перспективе я планирую разработать целостную педагогическую концепцию, позволяющую усовершенствовать применяющиеся на практике педагогические методы и приемы.

Системный подход в педагогике, в психологии - это уникальные возможности для переосмысления имеющегося опыта, получения высоких результатов на практике, шанс для всех детей найти себя и быть счастливыми, достойными людьми.

Тренинги по системно-векторной психологии Юрия Бурлана - современный метод для освоения новейших психологических знаний.

Юрий Бурлан для меня, прежде всего, профессионал своего дела. Открытый для общения, искренний, увлеченный человек, заряжающий позитивом на каждой лекции. Невероятно энергичный, старающийся во всем дойти до сути, обладающий энциклопедическими знаниями, поэтому он сумел, опираясь на опыт предшественников, таких, к примеру, как Зигмунд Фрейд, Владимир Ганзен, Виктор Толкачев создать целостное системное направление в психологии.

Системный подход раз и навсегда оставит позади проблемы «трудных подростков», «неуправляемого поколения», отчуждения между родителями и детьми, равно как и воспитание детей методом проб и ошибок. С системно-векторной психологией каждый родитель сможет точно знать, как ему воспитывать своего конкретного ребенка, а педагоги применять изначально правильные меры воздействия на юного члена общества.

Я считаю, что системный подход минимизирует «издержки» российского образования уже сейчас, не будет «недетсадовских» детей, мы будем понимать, что происходит с детьми не только через внешние, физиологические проявления, но и что происходит у них в психическом, соответственно, сможем вовремя направить их развитие в нужное русло, создать наиболее оптимальные условия для развития каждого ребенка, и тем заложить крепкий фундамент в основание всего общества.

Астреинова Евгения Анатольевна

Астреинова Евгения Анатольевна

психолог

окончила Донецкий Институт Управления по специальности психология

работала психологом в проекте «Особый ребенок» при семейном центре «Отрада» в г. Донецке

Я работала с детьми-аутистами около 7 лет, пока мою судьбу кардинально не изменила война в Донбассе. За годы работы я многократно сталкивалась с тем, что ко мне приводили неверно диагностированных детей: в некоторых случаях у них по факту была умственная отсталость, органические нарушения и другие проблемы. Настоящих аутистов было видно сразу – погружение в себя, минимальный контакт с окружающим миром или вообще отсутствие такового.

В результате тренинга по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана стала понятна природа этого состояния – звуковая природа. Погружение в свои мысли необходимо обладателям звукового вектора для выполнения своей видовой роли. Но что происходит с развитием ребенка, и почему он теряет способность к обучению и контакту с другими людьми?

Опытным путем, еще до тренинга, я определила, что все аутисты очень восприимчивы к звуку вообще. Например, занятие с ними проходит намного легче, если говорить тихо, но разборчиво. Практически каждый из них очень восприимчив к музыке – от полной ее непереносимости до завороженного слушания часами.

Но только после тренинга стало понятно, откуда берется такая разница в поведении у аутистов: почему одни могут сидеть часами на полу, совершая монотонные действия, а других – словно «ведет» поле, пространство, они и секунды не могут усидеть на месте, сосредоточить взгляд. Оказалось, что при наличии у всех аутистов звукового вектора, нижние вектора у детей отличаются.

Например, анальный звуковичок малоподвижен, заворожено совершает монотонные действия. Звуковик с кожным вектором вообще не может задержать ни свое движение, ни свой взгляд, пространство будто «кружит вокруг него».

Кстати, работать с анально-звуковыми было легче, но в потенциале – менее результативно. Возможно, травмированный звуковой вектор неким образом добавлял и анальности эффект дополнительного ступора. А вот кожные звуковички при, казалось бы, полном отрешении от действительности, оказывается, успевали «схватить» информацию на лету.

Общее – одно: травмированный звуковой вектор. Почему это происходит? В каждом конкретном случае набор причин свой. Но тенденциозно в семье всегда есть либо истеричная мама, либо бабушка. Реже, но все-таки статистически наблюдаемо на этом фоне маячил еще и фрустрированный отец с анальным вектором. Со всеми вытекающими последствиями — рукоприкладством, оскорблениями, и т.д.

В период своей работы с аутистами, я еще не была знакома с Системно-векторной психологией, но интуитивно чувствовала, что работать надо в первую очередь с семьей. Поэтому занятие с ребенком начиналось только после того, как хотя бы один из родителей проходил специальные тренинги, на которых я рассказывала просто свой собственный, проверенный годами опыт: как именно аутисты воспринимают и видят мир, как легче с ними взаимодействовать и быть услышанным.

А опыт мой был не только рабочим, но и личным – на тот момент мне удалось уже достичь неплохих результатов с собственным сыном-аутистом. Сейчас понимаю, что это мой собственный звуковой вектор во мне давал эту возможность глубокого погружения в тот мир, в котором существуют эти дети. Тот особый мир, в который они убегают от мира реального, не в силах пережить эту боль от психических травм в звуковом векторе.

Эффект, кстати, был колоссальный. Оказалось, что большинство родителей таких деток действительно не понимают своего ребенка. Они начинают кричать еще громче, в ожидании реакции ребенка. Анальные папы просто их бьют, особенно кожных звуковичков, с которыми много хлопот в быту.

«Венцом творения» был папа с анальным вектором, который не просто бил кожно-зрительно-звукового аутиста, а еще и… запирал его в кладовке. Угадайте зачем? Чтобы перестал бояться темноты, покричал и перестал, переборол свой страх…

Наверное, если бы я была знакома с Системно-векторной психологией Юрия Бурлана намного раньше, мне удалось бы помочь полностью выйти из этого состояния не только своему сыну, но и другим детям. Без этой базы, на тот момент я смогла лишь добиться того, что родители начинали хоть немного понимать своих детей и сотрудничать с ними (в результате моих обучающих семинаров). А уже непосредственно на занятиях с детьми (родители участвовали в нем обязательно) – я показывала практические методики обучения.

Думаю, Системно-векторная психология Юрия Бурлана – это настоящий прорыв в понимании природы аутизма. Обладая этим знанием, можно существенно усовершенствовать подобные «родительские курсы». И тогда родители будут действительно во всей полноте осознавать особенности своих детей, через их векторальный набор.

Думаю, конечный результат будет во многом зависеть от адаптивной способности родителей и их стремления к осознанности. Если родитель любит своего ребенка, готов пытаться понять его и изменить свое взаимодействие – возможно, станет реальным вывести такого ребенка в реальный мир обратно, вернув ему ощущение защищенности и безопасности. В любом случае, начинать нужно с нас, взрослых. С нашего осознания и наполнения себя. Пока родители в стрессе – мало шансов не только на реабилитацию аутистов, но и вообще на то, чтобы все мы в целом, сумели воспитать развитое и реализованное поколение потомков.

30 мая 2015

Астреинова Евгения Анатольевна

Астреинова Евгения Анатольевна

психолог

2 года спустя после знакомства с системно-векторной психологией Юрия Бурлана

С системно-векторной психологией Юрия Бурлана я познакомилась в конце 2014 года. Поначалу я изучала природу аутизма, как его раскрывает системно-векторная психология Юрия Бурлана. Результатом стала публикация нескольких исследовательских статей по аутизму на портале СВП. Впоследствии постепенно стала внедрять этот подход на практике, в работе проекта «Особый ребенок». Учебный год 2016-2017 стал переломным, в ходе его стали видны практические результаты этой работы. Здесь приведу лишь некоторые из них, самые яркие.
  1. Ребенок с анально-кожно-звуковой связкой векторов, мальчик, 14 лет. Находился в состоянии, близком к кататонии (за 2 года до этого ребенок утратил мать — она умерла, отец в семье применял физические наказания, чтобы пресечь стереотипные движения ребенка). Замерший взгляд, очень надолго отсроченные реакции, в том числе и моторные. На вопросы отвечал мало и очень тихо. В ходе игр на эмоциональное заражение — не демонстрировал оживления. Действия и речь мальчика напоминали «робота»: при необходимости выбора (например, ответить на вопрос — на картинке зима или весна?) он просто повторял конец фразы.

    Сейчас (2 года системной работы): ребенок начал улыбаться, у него «живой», контактный взгляд. Речь стала намного более внятной и слышимой. У ребенка постепенно складывается способность делать выбор. Он задумывается и чаще дает правильный ответ, чем просто бессмысленно повторяет окончание фразы, как раньше. Мальчик стал более активен в движении. Стал явно проявлять стремление понять, чего хочет преподаватель.

  2. Мальчик, обладающий анальным, кожным, зрительным и звуковым векторами, 13 лет.Отца в семье нет, у мамы было тяжелое психологическое состояние. Мимические проявления у ребенка отсутствовали полностью. Речь отсутствовала полностью. Были только периодически «всплески» крика с мимикой страдания на лице. При этом ребенок выполнял некоторые учебные задания, мог писать, узнавал цифры.

    Сейчас (всего 6 месяцев системной работы): состояние «погруженности в себя» стало сменяться живым, заинтересованным взглядом. Стало появляться эмоциональное заражение, хотя пока ребенок быстро пресыщается и «отключается». Появилась улыбка. Но самое главное — появилась речь. Пока что отдельные слова и попытки подражать звукам и словам в стихах и потешках. Однако само по себе это чудо, которого я прежде не встречала на практике. Обычно, если ребенок не демонстрирует хотя бы эхолалии, а полностью мутичен (нет звуков) до 6-7 лет, то шансы на появление речи ничтожно малы. Этот случай опровергает любые прогнозы несистемной психологии: с применением знаний системно-векторной психологии частичное или полное восстановление реально в любом возрасте.

Описать результаты легче точечно, на конкретных примерах, поэтому здесь я их привела. Однако я воспринимаю свои группы как нечто целостное и понимаю, что системно-векторная коррекция при аутизме — это единый для всей группы процесс. В целом меня существенно радует, что:
  1. Абсолютно у всех детей улучшилась контактность.
  2. У всех появилось или усилилось эмоциональное заражение, эмпатийные реакции стали приходить в норму. Глазной контакт постепенно восстанавливается. Появились эмоциональные связи внутри группы, некоторые дети проявляют интерес друг к другу, стремление дружить.
  3. Дети, у которых было исходно более легкое состояние, стали демонстрировать самостоятельность, способность делать выбор.
  4. Часть детей демонстрирует прогресс в сознательном восприятии информации и речевой прогресс.
Хотелось бы поделиться методикой, которую я использовала. Однако она очень объемна, и ее составляющие детально выписаны мной в целой плеяде статей по аутизму. Поэтому здесь отмечу основные направления работы:
  1. Работа с семьей ребенка. Для родителей был проведен семинар, на котором я рассказала азы системно-векторного анализа причин аутизма и сопутствующей симптоматики, пригласила на тренинги, которые регулярно проходят на портале системно-векторной психологии Юрия Бурлана. В течение всего года, исходя из векторального набора ребенка, я давала системные рекомендации по воспитанию и обучению. Отвечала на вопросы родителей.
  2. В работе на групповых занятиях были использованы:
    • музыкальные игры: на различение высоты звука (высокий-низкий), темпа (быстрый-медленный), узнавание инструментов на слух, изучение звукоряда;
    • игры на эмоциональное заражение, на эмпатийную связь;
    • игры на моторное подражание;
    • настольные игры интеллектуальной направленности;
    • учебные задания (чтение, письмо, развитие речи).
Еще раз хочу от всего сердца поблагодарить Юрия Бурлана и команду за эти результаты, они общие для всех нас. И это только начало большого процесса. С помощью системно-векторной психологии, понимая глубинные причины любых патологических состояний, мы можем в значительной степени устранять их.

11 июня 2017

Виневская Анна Вячеславовна

Виневская Анна Вячеславовна

кандидат педагогических наук

окончила Ивановский государственный университет (ИГУ), биолого-химический факультет, получила квалификацию биолог, преподаватель биологии, химии

окончила курсы повышения квалификации «The Clinical Psychology of Children and Young People», «Измерение компетенций качества образования», «Эффективные технологии обучения взрослых» и др.

автор и разработчик программ для курсов повышения квалификации педагогов по инклюзивному образованию

победитель всероссийского и международных конкурсов на лучшую научную книгу

имею свыше 80 опубликованных статей, 14 учебных пособий, 2 авторские монографии

Новый отсчет своей жизни я веду с того дня, когда посетила первый раз бесплатную лекцию по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. У меня не было вопроса, идти на тренинг или не идти. В свое время я побывала на различных тренингах, коучингах, прочитала множество теорий и концепций от «Живой этики» и Ошо до Виктора Франкла, попутно посещая семейные расстановки по Хеллингеру и бесконечно занимаясь гештальтом. Схема моих поисков была однотипна – интерес на 1-2 недели и разочарование через пару месяцев. И снова поиск то ли смысла жизни, то ли Бога, то ли себя.

Будучи абсолютной атеисткой, всегда задавалась вопросами о смысле бытия всего живого и неживого, вопросами конечности жизни. В конце концов, когда весь этот эзотерический и экзистенциальный груз тяжелой ношей неразрешимости стал угнетать сознание неразрешенными вопросами, я встретилась с системно-векторной психологией Юрия Бурлана. Первые лекции были культурным шоком. И конечно узнавание, такое знакомое каждому, кто проходил тренинг!

Узнавание с улыбкой, здоровый крепкий сон, ощущение вкуса жизни, радости от начала дня – это, наверное, пережил каждый, кто прошел тренинг. В человеческом и личностном плане – это чудо. Еще большее чудо – это внутреннее подтверждение своей миссии в жизни, осознание значимости своего труда, удовлетворенности и наполненности от общения и профессиональной деятельности.

Я всю жизнь работала с детьми разного возраста в разных условиях: школа, детский оздоровительный центр, вуз. Обучая учителей, как будущих, так и настоящих, всегда задавала себе один и тот же вопрос: что же это такое – личностно-ориентированное образование? Каков инструмент распознавания этих самых «пресловутых» личностных различий и особенностей?

Несомненно, я знакома с различными классификациями и психотипами, которые предлагает классическая психология. Тем не менее, все предлагаемые теоретические описания и классификации почему-то «не работают» в живой детской среде. Выход один – работать с детьми интуитивно?

Возможно, я выражу здесь крамольную для традиционной педагогики мысль. Она заключается в том, что педагог, не знающий системно-векторной психологии и не прошедший тренинги Юрия Бурлана, увы, вынужден «бродить в потемках» классической педагогики.

Личностно-ориентированная педагогика и системно-деятельностный подход, провозглашенные в Федеральных государственных образовательных стандартах, могут быть использованы только в том случае, если педагог владеет знаниями системно-векторной психологии.

Поясню. Знание личностных особенностей ребенка, а значит опора на них, обучение в деятельности и через деятельность – эту позицию нам преподносят как единственно верную. И это правильно, ибо обучение возможно только в деятельности, с опорой на особенности развития каждого. В связи с чем, у педагогов возникает вопрос, как же определить эти индивидуальные особенности ребенка, чтобы взаимодействие было именно личностным. И тут традиционная наука буксует.

Да, описаны научное обоснование, методология, технологии работы. Но к кому это все применять? Ведь дети воспринимаются обезличенной массой, к которой применяются и технологии, и подходы. Мы сталкиваемся с парадоксом «педагогика без детей»…

Личностно-ориентированный и системно-деятельностный подходы обезличены и обездвижены. И это происходит потому, что никто из тех, кто обучает и воспитывает детей, в теории и на практике так и не знает, как отличить одного ребенка от другого. Мы учим вслепую, применяя наугад и часто интуитивно, методом слепого «тыка» теорию, пытаясь преподнести этот метод «тыка» в практике, как единственно возможный вариант, стыдливо умалчивая о том, что детей мы не различаем, не определяем траекторию развития каждого. Игра в рулетку – «выпадет — не выпадет» — «получится — не получится», вот наш путь без системно-векторной психологии. Повторюсь, хороший педагог часто работает интуитивно, ибо — да, существуют классификации, в то же время – нет, они не работают.

Моя профессиональная деятельность – это обучение людей «в квадрате». Я учу будущих и настоящих педагогов, которые обучают детей. А значит необходимо двойное умение различать состояние и развитие как педагога, так и собственно самих детей, с которыми педагог работает.

Приведу пример. В студенческой группе по направлению подготовки «Специальное (дефектологическое) образование» обучается студентка А. (со звуковым и анальным векторами), ее брат находится в коррекционной школе с диагнозом РДА (ранний детский аутизм). В 3 года мальчик переболел менингитом. Личная трагедия в семье и побудила А. получить дефектологическое образование.

Девочка стремится к детям, работает в летних оздоровительных лагерях вожатой, регулярно посещает коррекционную школу, где находится ее брат. В общении с ней ощущается «внутренний надлом». Студентка задумчива, кажется отстраненной и, хотя ее интересуют темы, связанные с аутизмом, в то же время, она скрывает свою ситуацию, избегает обсуждения на семинарских занятиях тех тем, которые касаются нарушения интеллектуального развития. Часто при обсуждении особенностей поведения детей с ментальными нарушениями, А. расстраивается, у нее на глазах выступают слезы. Имея достаточный потенциал для реализации анально-звуковых свойств, А. эти свойства подавляет. Видя ее психологическое напряжение и зная системно-векторную психологию, я помогла ей включиться в нашу общую работу по социализации детей с ограниченными возможностями. Моей целью было вывести А. из состояния обиды и отчужденности, используя ее способности и, прежде всего, векторальный набор – свойства анального и зрительного векторов.

Сначала я порекомендовала прочитать А. книгу О. И. Скороходовой «Как я воспринимаю, представляю и понимаю окружающий мир», где автор, ослепнув и оглохнув в детстве, показывает, как происходило ее восприятие окружающего мира и других людей, свое отношение к жизни, отношение к происходящим с ней ситуациям.

Затем я стала предлагать А. темы для подготовки к семинару по направлению «Ментальные нарушения и нарушения аутистического спектра», поручила написание статьи на интересующую ее тему. Подготовленную статью мы опубликовали в студенческом журнале, обсудили в группе, затем А. стала готовить доклады на конференции по теме ментальных и аутистических нарушений, выступать на конференциях, участвовать в дискуссиях.

Сейчас А. подключилась к проекту, который организован совместно со студентами-дефектологами. Цель этого проекта участие в жизни детей с ментальными нарушениями, наблюдение за ними, описание реальных ситуаций, анализ ситуаций и, в конечном итоге, написание учебного пособия о детях с ментальными нарушениями. Сама А. организовала проект «День рождения» для детей с различными ментальными нарушениями, куда привлекла студентов своей группы.

Таким образом, студентка не только смогла улучшить свое психологическое состояние, ощутить уверенность в своих силах, преодолеть чувство обиды, которое мешало ей, но и включилась в социально-значимую деятельность, а также привлекла к этой деятельности однокурсников.

Этим примером я хотела показать, что знание закономерностей системно-векторной психологии, в частности, закономерности о необходимости вынесения своих свойств «наружу» в общество, в социально-значимую деятельность, проживание личных ситуаций в социально-значимой деятельности, знание свойств других людей, обеспечение реализации этих свойств в социуме создает внутреннюю гармонию и осознание своей жизненной миссии всем, кто находится в общем поле взаимодействия. Конечно, счастлива А., ведь она преодолела свои внутренние зажимы, конечно, счастлива я, участвуя в ее раскрытии и реализации системно. Наблюдаю, как четко работает слаженная система, выстроенная Юрием Бурланом, командой специалистов, работающих в этом направлении, и сама участвую в этом.

Что же дает Системно-векторная психология Юрия Бурлана? Нужны ли эти знания в профессиональной деятельности? Несомненно! Человеку, работающему с другими людьми, она дает четкое понимание потребностей и уровня развития других, умение на другом уровне взаимодействовать с людьми, и в основе этого взаимодействия будет не скрытое или явное манипулирование, не мотивация, как один из способов манипулирования, а, прежде всего, построение общего интереса, общих целей, поля взаимного развития и реализации.

С новыми знаниями системно-векторной психологии Юрия Бурлана становятся понятными многие социальные явления, открывается скрытое в обществе и в человеке.

И сегодня нам, имеющим эти бесценные знания надо начинать с самого начала – с воспитания детей еще до рождения. Не бывает чужих детей. Не бывает детей наших и не наших. На самом деле неважно, где живет такой ребенок – в Африке или маленьком якутском поселке и сколько ему лет — они все наши – эти дети. И боль, и страдания каждого ребенка отзовутся эхом в нашем общем будущем.

Сегодня я не представляю себе себя без нового знания и новых способов реализации. И мне жаль, что я не встретилась с системно-векторной психологией Юрия Бурлана раньше, когда я только получала педагогическое образование. Именно поэтому я считаю, что с этими бесценными знаниями в обязательном порядке необходимо знакомить педагогов, как будущих, так и уже работающих. Ведь именно они «лепят» из своих подопечных будущее страны и мира.

Астахова Надежда Владимировна

Астахова Надежда Владимировна

Педагог, психолог В 1970 году окончила Мурманское педагогическое училище. В 2000 году окончила психологический факультет Вятского социально-экономического института. 25 лет педагогического стажа. Работала воспитателем детского сада. Я — воспитатель. Правда, бывший. Но, как мне кажется, бывших в профессии не бывает. Особенно, когда отработал 25 лет. По интонации, манере общения, по реакциям на окружающих педагоги определяются на раз-два-три! Мне всегда было интересно наблюдать за работой воспитателей. Сначала с восхищением (по молодости лет) за опытными напарницами. Затем уже с нарастающим пониманием основы, которая лежит внутри педагогического процесса порой за пределами видимого. Сама я только после рождения третьего ребенка научилась видеть в детях детей, а не просто объект педагогического воздействия, который надо чему-то научить. Это было потрясающим открытием, которое, кроме того, принесло и много душевной боли. Просто потому, что видеть и чувствовать состояние ребенка, его тотальную зависимость от взрослых с их проблемами и заморочками стало просто невыносимо. Так я и завершила свою воспитательскую деятельность, выйдя на пенсию с ощущением полного незнания и беспомощности. И продолжила искать ответы уже в институте на факультете психологии. Но то, что помогло разобраться в этих сложных вопросах, я нашла не в институте.

Кто ищет, тот всегда найдет

С Системно-векторной психологией Юрия Бурлана познакомилась в сентябре 2014 года. Вот тут-то и открылись таинственные механизмы распознавания личности ребенка! И не только ребенка! То, что всегда интересовало меня как воспитателя, а именно — влияние взрослого на формирование детской судьбы, — открылось! И это стало ключевым моментом, который привел меня в системно-векторную психологию. Именно об этом и хочется рассказать. Но об этом чуть дальше. Однажды в прессе был описан эксперимент. Группе людей предложили нарисовать человека. С заданием справились все в меру своих способностей. Проанализировав рисунки, отметили, что испытуемые нарисовали мужчин и женщин в разных позах, отобразили разные профессии, разные бытовые ситуации и прочее. Но то, что хотели бы увидеть экспериментаторы среди этих работ, они не увидели. Никто из участников эксперимента не изобразил ребенка. И пришлось психологам с огорчением признать тот факт, что определенная часть человечества, участвующая в эксперименте, не считает ребенка человеком! Можно было бы отнести это к случайному несовпадению замысла экспериментаторов с состоянием взрослых людей, но мои наблюдения и личный опыт показывают, что чаще всего это именно так!

Чем различаются дети и взрослые?

Конечно размером. Еще жизненным опытом, приобретенным за определенное количество лет, профессиональным статусом, поведением, еще… перечислять можно долго! Но это и не обязательно — и так ясно видно, что взрослый человек и ребенок отличаются друг от друга.

Чем похожи дети и взрослые?

Если не брать в расчет анатомические признаки (у тех и других есть голова, туловище, руки, ноги… и так далее), то похожесть будет в том, что взрослые иногда ведут себя ну абсолютно как дети! Кстати, бывает, что некоторые дети гораздо разумнее взрослых. Не всех, конечно, но своих родителей — точно! И похожесть, и отличие говорят о том, что ребенок — это человек. Просто новорожденному еще предстоит им стать с помощью родителей, которые его растят. А также воспитателей детского сада, если ребенку повезет и он будет посещать детский сад.

Системно-векторная психология и детский сад

То, что дети вырастают и становятся взрослыми, — непреложный факт! И здесь важно помнить о своей ответственности. К сожалению, ответственность и знание как-то не очень стыкуются в нашей жизни! А в профессии воспитателя это суперответственность, которая без знания свойств ребенка может даже принести вред. Каким образом? Да очень просто! Когда амбиции воспитателя сталкиваются с врожденными желаниями ребенка, взрослый будет действовать только в своих интересах. А в его интересах — дисциплина и послушание. (Это, если не знать системно-векторную психологию Юрия Бурлана). Быстрые, шумные, энергичные дети с кожным, оральным или уретральным вектором, которых будет подавлять авторитарный воспитатель, если и могут подчиниться силе, то свою неиспользованную энергию обратят в отрицательный потенциал. С ним мы частенько встречаемся — если не напрямую, то в криминальных новостях — ежедневно! Даже необязательно в криминальных! Сколько среди нас несчастных в личной жизни, стеснительных и нерешительных. Кто-то же помог стать такими! Вполне возможно, есть и доля воспитательницы, которая насильно засовывала в рот ненавистную кашу утром! Почитаешь на форуме воспоминания о том, как кормили насильно, и невольно начинаешь себя проверять — а что я делала? Любой воспитатель не ангел с крылышками, а обычный человек! Но в том-то и дело, что не можем мы быть «обычными»! Мы должны быть знающими и понимающими детей! А с системно-векторной психологией это возможно.

Хорошо ли вы знаете детей?

Как определить отличительные особенности их восприятия при обучении? Для каких детей громкий голос будет травмирующим психику фактором? Кто из детишек может залезть в чужой шкафчик и присвоить чужую игрушку и как на это правильно реагировать? Что делать с плаксой, чтобы еще больше не усугубить ситуацию? В системно-векторной психологии ответ на эти и другие вопросы раскрывает первоначальную причину и позволяет решать подобные задачи без ущерба для детской психики. В отличие от других методов педагогики и психологии, работающих со следствием, решающих подобные задачи лишь частично. Я, как и многие из тех, кто узнал системно-векторную психологию Юрия Бурлана, готова воскликнуть: «Почему я не знала этого раньше?!» Но не буду этого делать. Знание СВП даже теперь, когда я уже не работаю в детском саду, органично вошло в мою жизнь. Мои взрослые дети, внучки — как открытая книга, читая которую, я наслаждаюсь, понимая их сущность. Донести до них это знание, поделиться с воспитателями в детском саду, который посещает самая младшая, — это ежедневная порция радости. И ответственность… Именно на это хочется обратить внимание работающих с детьми. Системно-векторная психология Юрия Бурлана и детский сад совместимы на 100%. Системно-векторная психология Юрия Бурлана — это знание, которое необходимо не только профессиональным психологам и педагогам. Для каждого человека открывается его собственный внутренний мир. Зная свои врожденные желания, легче реализоваться в жизни, не гоняясь за чуждыми по существу приоритетами. А для воспитателей детского сада это возможность получения удовольствия от работы. Потому что, раскрывая самые глубины психики маленького человечка, невольно соприкасаешься с истоками души всего человечества. А это дорогого стоит!
Васильев Антон Вячеславович

Васильев Антон Вячеславович

физик, преподаватель, репетитор

окончил физический факультет Санкт-Петербургского Государственного Университета

Из своей практики преподавания и репетиторства я очень хорошо понимаю, насколько важно и порой нелегко установить общий язык с учеником и найти индивидуальный подход к каждому. До тренинга по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана я не обладал инструментом, позволявшим бы мне точно и определённо дифференцировать тех, с кем я занимаюсь, по их психическим особенностям. Конечно, я старался интуитивно чувствовать, чего хочет и к чему на самом деле, в глубине своей души, стремится тот или иной ученик. Кому физика и математика действительно интересны, а кому нужно всего лишь на том или ином уровне сдать экзамен. Дополнительные сложности создавал мой звуковой вектор, который не слишком стремился выходить наружу и сосредотачиваться на других. В действительности я просто не знал, как это сделать.

Системно-векторная психология дала мне устойчивый непроизвольный навык и умение сосредотачиваться на другом, определяя его психические особенности изнутри очень быстро и точно. Теперь я сразу определяю и знаю, что моим «неусидчивым» подопечным нужно в занятиях по математике упирать на логику и причинно-следственные связи и устраивать занятия короче по продолжительности. Сразу вижу старательных анальных, которым нравится учиться и которым можно спокойно и долго разжёвывать, систематизируя и раскладывая по полочкам, схемам и таблицам, не раз повторяя, не боясь при этом, что ученик сочтёт тебя «занудой» и не захочет заниматься. С ними я не боюсь устраивать занятия длиной даже в 3 часа, и не удивляюсь (в отличие от родителей), что ученик не устаёт и не жалуется.

Особо интересно встречать звуковиков, с которыми, будучи сам таковым, я с удовольствием и долго могу говорить о СМЫСЛЕ тех или иных физических законов, математических формул и т. д. Кроме того, у меня не возникает противоречий с родителями — если я вижу кожную маму, привыкшую к контролю, я не возражаю против её присутствия на занятиях. Я точно знаю, что через несколько уроков она бессознательно почувствует своего ребёнка в надёжных руках анального учителя, чья видовая роль испокон веков заключалась в обучении подрастающего поколения, и спокойно займётся своими делами.

После тренинга Юрия Бурлана мои занятия стали намного эффективнее и приятнее. Контакт и общий язык находится и с учеником, и с родителями быстро и как бы непроизвольно. Люди настолько глубоко бессознательно ощущают симпатию, что после тренинга я впервые достаточно долго занимался с учеником, чья бабушка, без всякой возможности отказаться с моей стороны, ставила на стол перед каждым занятием что-то съестное.

Знание и глубокое понимание особенностей, свойств и потребностей, уровня развития людей, как учеников, так и их родителей, которое даёт системно-векторная психология, неоценимо в той деятельности, которой я себя посвятил. Оно также неоценимо и для познания и понимания самого себя, своей роли и реализации в обществе, своего призвания и смысла жизни. Это знание позволяет на практике стать гуру для самого себя и своей жизни.

Анна Дрига Дрига Анна Александровна

графический дизайнер, преподаватель вуза

Мое образование:

Аспирантура Санкт-Петербургской художественно-промышленной академии им. В. Мухиной.

Высшая школа Георга Симона Ома, г. Нюрнберг, Германия, включенное обучение, кафедра коммуникативного дизайна, выбранные направления: типографика, иллюстрация.

СПБГХПА им. В. Мухиной, кафедра графического дизайна, специалист.

Краснодарское художественное училище, специальность «Дизайн».

Сразу после окончания учебы начала работу в рекламных и брендинговых агентствах, дизайн-студиях. Затем была своя проектная мастерская. Сейчас работаю как независимый дизайнер. Выступаю с лекциями для дизайнеров на выставках и конференциях. Больше 10 лет преподаю на кафедре дизайна Санкт-Петербургского государственного университета. Работаю со студентами в школе дизайна DH.

Основное направление моей исследовательской деятельности — смысловая природа образа. Как дизайнер-практик специализируюсь на айдентике и комплексах визуальной коммуникации.

Для меня тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана дает инструменты, чтобы эффективно сотрудничать с людьми.

Я — графический дизайнер, преподаватель. До тренинга не всегда получалось быстро найти контакт с коллегами и партнерами: творческая среда высоко конкурентная, люди талантливые, все непростые, со своими особенностями. Когда выбираешь заказчика, выбираешь партнера, ищешь сотрудников в проект, первое впечатление может быть обманчивым, легко ошибиться. Видишь какие-то особенности поведения человека, непохожие на собственные, и интерпретируешь ложно. Появляется настороженность, недоверие и в конечном счете неспособность сотрудничать.

Тренинг «Системно-векторная психология» дает возможность быстро определить, чего от человека можно ждать, а чего нельзя ждать никогда. Это снимает недоверие. И в то же время сохраняет от контакта с ненадежными людьми. То есть это буквально бережет нашу психику, сохраняет силы для работы и творчества.

Полученные на тренинге Юрия Бурлана знания помогают и в работе со студентами. Например, сейчас у нас учится очень много китайских студентов. Отличный от нашего менталитет плюс не всегда достаточно хорошее знание русского языка — при таких условиях обучить их чему-то было очень сложно. Огромное количество сил уходило на то, чтобы объяснить хотя бы азы. А с такими сложными инструментами, как метафора, например, вообще не получалось работать. Я объясняла, но они переводили через электронный переводчик и получали какую-то галиматью.

Когда я осознала, в чем особенность их менталитета и как, какими методами можно с ними общаться эффективно, даже при их плохом русском, — дело пошло. Это люди, которые воспитываются в детстве абсолютно иначе, чем мы: у нас в школе стихотворения читают по одному, у доски, у них — хором всем классом, у нас каждый пишет свою интерпретацию натюрморта, у них натюрморт пишет мастер, а ученики пошагово повторяют за учителем.

Конечно же, когда они приезжают к нам, им сложно, их психика работает по-другому. Но я вполне приспособилась к этому. Тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана — это не только вектора индивидуального психического, это и знания о менталитетах. В этом огромная ценность. Взаимодействовать с иностранцами становится очень легко. Потому что воспринимаешь человека другого менталитета не как копию себя, а как другого с его особенностями. Это как у синхронного переводчика, который мгновенно подстраивается под язык собеседника.

Вся наша жизнь — это коммуникация. Знания о психике человека дают возможность коммуницировать более эффективно.

13.07.2019

Елена ВасинаВасина Елена Валентиновна

Педагог

Окончила Городищенское педагогическое училище Пензенской области в 1990 г. Специальность «Преподавание в начальных классах общеобразовательной школы».

По специальности я педагог начальных классов общеобразовательной школы. С первого класса мечтала быть учительницей. Но тогда это влечение к работе с детьми было где-то на подсознательном уровне и ограничивалось возможностью проверять тетради и ставить оценки. Одним словом, быть главным лицом в классе и оценивать других.

После получения диплома о педагогическом образовании поработать с детьми начальных классов так и не пришлось. Моими первыми подопечными стали ученики 5-7 классов. Преподавала русский язык и литературу в этой возрастной категории. Испытывала огромное наслаждение от этой работы, потому что предмет русского языка просто обожала со школы. А от общения с моими ребятами почерпнула много полезного и познавательного.

Итак, я — учитель русского языка и литературы. Это мой первый опыт на педагогическом поприще. Мне доверили не просто укомплектованный учениками класс, но и потрясающий своей загадкой мир детей. Они были настолько разными! Класс напоминал большую школьную семью, где все роли распределены. Причем никто никого на эти должности не назначал. С 1-го класса постепенно сложилась такая иерархия, как-то интуитивно.

Кого-то выдвинули на роль лидера, кому-то доверили работу дежурного. Были в этой «семье» и трусы-тихони, и ябеды, и хваткие ловкачи. И такой порядок был в каждом классе. Это наталкивало меня на размышление. Моя задача — донести запланированную информацию до каждого так, чтоб она на 100 % была усвоена. А это подразумевало организацию учебного процесса в соответствии с особенностью восприятия. То есть индивидуальный подход. В работе с детьми я отметила, что для одного хорошо, для другого — недопустимо. Даже на замечание и повышенный тон все реагируют по-разному.

Были дети, у которых от строгого замечания сразу глаза на мокром месте. А другим запрет был просто необходим. Он их дисциплинировал. А некоторые дети только искоса поглядывали, что-то затаив на потом. Но именно те, кто поглядывал, оказывались самыми прилежными, ответственными и самообучаемыми. Они так и кружились около меня на перемене, угождая или на кого-то ябедничая. Даже какое-то зазнайство у них чувствовалось. Будто считали себя лучше других. Возможно, и обижались на замечания, считая их в свой адрес несправедливыми. Это тем весельчакам класса было все равно. Что говоришь, что нет. Как с гуся вода. И все к таким тянутся. Беззаботно с ними. Но самой интригующей и необъяснимой тогда для меня была категория «тихих» детей.

Пугливые, закрытые, с опаской идущие на контакт. Как в скорлупе. И никак их оттуда не вытащишь. У доски даже дрожащим голосом отвечают, бормоча себе под нос. А глаза от пола не отрываются. На одноклассников не смеют взгляд поднять, как будто боятся. И именно их чаще всего обижали, над ними подшучивали. Обзывали с подачи весельчаков. Попытки остановить детей давали временный эффект. Мне так хотелось помочь! Но, будучи молодым и еще неопытным педагогом, не могла найти нужных слов. Тогда просто не могла объяснить такое поведение. Просто были жалость и желание помочь.

Психологией тогда не интересовалась. Хотела добиться на уроке дисциплины, заинтересовать своим предметом и, конечно, достичь качественного усвоения учебного материала. Поэтому задействовала на уроке всех. Никто забытым не оставался. Все были нужные, и любимчиков не было. А особенности их поведения я списывала на издержки воспитания. Я тогда так думала. Это были мои первые оценки личности детей. Все бы сложилось, если бы не одно но… Почему в одной семье при одинаковом подходе к воспитанию дети с совершенно противоположным характером??? И эта разница очень бросается в глаза.

Это касается братьев и сестер не только с разницей в возрасте. Мне особенно запомнились две сестры-двойняшки. Одна — «атаман в юбке», спортивная, общительная, хорошо разбирается в математике. Другая — тихоня, стеснительная, начитанная, математику не понимает. Зато память отличная. Устные предметы, сочинения, доклады — в этом ей нет равных. Как при одних требованиях и запретах в одной семье — совершенно разные дети? Можно, конечно, выдвинуть аргумент в пользу схожести с предками. В маму, в папу, в бабушку, дедушку и т. д. Но родились и выросли они в конкретной семье. Подход к воспитанию один. Результат — разный. Значит, поощрения и наказания родителей, их методы воспитания на сестер оказывали разное влияние. Если делали замечание бойкой сестре, то она через пару минут уже об этом забывала. И со смехом бежала в окружении шумной толпы одноклассников. А вторая эту ситуацию превращала чуть ли не в трагедию. На глаза наворачивались слезы, губы надувала, взгляд исподлобья, как у напуганного зверька. И все. Она закрылась в своей ракушке.

Не могла найти этому объяснение. Информации на эту тему было тогда мало. Но появился интерес к познанию психики человека. В данном случае — детей. Ведь и сама была когда-то ученицей. Взглянула по-новому на свой школьный период. Увидела, какую роль играла я все 10 лет.

Через несколько лет я продолжила свою педагогическую деятельность с детьми другой возрастной категории. В детском саду. Но даже эти малыши совсем не были похожи на клонов. Некоторые только учатся правильно выговаривать слова и первым навыкам самообслуживания, а уже проявляют себя по-разному. Такая же «семья», только детсадовская. Были те же задиры-драчуны. И те, на которых нападали. И те, которые ябедничали. И те, которые лепетали без умолку. Такая же иерархия со своими правилами. Но пока регулировалась воспитателями. К сожалению, не всегда корректно. Например, поторапливая тех, кто подолгу сидит на горшке. При этом никто и не задавался вопросом: «А почему он так долго сидит на горшке?» Ведь он еще маленький. Его никто не заставляет, не просит. Значит, в этом есть какая-то потребность у некоторых детей. А у других нет. Обычно списывали на упрямство, капризность и невоспитанность.

С маленькими детьми работа немного отличалась от предыдущего моего опыта. Малыши еще не умеют маскироваться под порядочного человека, скрывая свое истинное лицо. Это мои бывшие школьники уже успели перенять модель поведения взрослых и сдерживать неудобные эмоции, видя в этом выгоду. А малыши — открытая книга! Только нужно ее суметь прочитать и усвоить. Достаточно услышать несколько повторяющихся реплик, зафиксировать типичное проявление эмоций и реакций и… портрет готов. Поговорив по душам с ребенком, можно узнать о его домочадцах почти все. Это касается всех сторон жизни — отношения друг к другу, к старшему поколению, к деньгам. В целом к жизни. Причем это детальные заметки. Значимые моменты. Ведь дети передают только то, что для них особенно важно. То, что на них оказывает большее влияние. Достаточно нескольких ключевых фраз, наглядных эмоций на требования и просьбы.

Утро. Детей приводят в садик. Море эмоций, самых разных… Вот мальчугана привели. «Пока, пока, мама!» — на ходу кричит. Он уже одной ногой в группе. Не всегда родителей успевает поцеловать. В садике как рыба в воде. Другую от маминой юбки отрывают уговорами и обещаниями. А были такие, которые при входе в садик уже получили от родителей целый перечень инструкций на весь день. Они серьезные. На лице застыла маска ответственности. «Не подвести! Вести себя прилично» Да! Да! Именно так! Уже проигрывают сценарий своей будущей взрослой жизни.

И не всегда родители могут разглядеть то зернышко зарождающей психики, которое принесет в будущем плоды. Хорошие они будут или плохие? Зависит от нас, взрослых. В большинстве случаев подгоняем под себя, под свое видение мира. Причем иногда грубо и насильственно.

Старшая группа. Одного мальчика всегда обижали. Обидчик при всяком удобном случае мог толкнуть или задеть. Доведя свою жертву до слез и истерики, он посмеивался. Разговоры с драчуном помогали на время. И конечно, натерпевшись, обиженный мальчуган бежит за помощью к пришедшему папе. На жалобные слезы ребенка серьезный неэмоциональный родитель отреагировал для всех совершенно необычным образом. А для своего собственного сына создал психотравмирующую ситуацию. «Че ты ревешь? Как девчонка! Сдачи дать не можешь! Эх, слабак! Так тебе и надо!» — учил отец. Вместо поддержки сын получил вербальный удар. Да еще перед всеми детьми, включая и самого обидчика. Представляете торжество хулигана! К его нападкам прибавились еще подшучивания и обзывания. Жертва конфликта больше не жаловался, а терпел. Он же не девчонка. Можно предугадать его отношение к отцу, к другим людям и вообще к миру. Он потерял чувство защищенности.

Младшая группа. Для шустрого непоседы стало привычным брать чужие игрушки и уносить к себе домой. Делал он это не специально. Хочется всегда чего-нибудь новенького. В свои уже наигрался. Родители были порядочные, честные. Новость о том, что их ребенок утащил чужую игрушку, приравнивалась к приговору «сын — вор». Это было для них позором. Эмоции не позволяли разобраться в мотивах такого поведения своего чада. Его пороли, а он опять таскал…

Девочку с младшей группы постоянно обижал мальчик. Родителям она не жаловалась. В их отношениях чувствовалась напряженность. Воспитатели разговаривали и с обидчиком, и с его родителями. Но ненадолго помогало. Девочка всегда была в напряженном ожидании. Так продолжалось до самого выпускного. И что же произошло дальше? В детском саду праздник. «Жертву» и обидчика не могут найти. Через какое-то время все воспитатели, включая родителей, становятся очевидцами нелепой ситуации. Натерпевшаяся, затюканная, щупленькая девчушка зажала в темном узком углу раздевалки оторопелого мальчишку. Виновника всех ее детских страданий. Как она его колотила… Со всей яростью, злостью, которая только возможна в этом возрасте. Глаза уже опухли от слез, а руки не могли остановиться. По голове, по лицу, по телу… Обидчик был в таком недоумении, что не мог сопротивляться. Еле оторвали друг от друга. Но разъяренную девчушку никто не ругал. На протяжении нескольких лет все были свидетелями ее терпения, которое в финале дало такой эмоциональный взрыв. И она разрешила эту ситуацию таким образом.

Опыт работы с детьми уникален. Хотя в то время еще необъясним. Знания о темпераментах и их характеристиках четких ответов не давали. Что-то близко, но не то. Опять не складывалось.

А жизнь преподносила мне новый опыт. Пройдя специализацию на должность социального работника, я готовилась работать уже со взрослыми людьми. Так постепенно я сама переходила из класса в класс, будто росла. Взрослых не повоспитываешь. Их нужно понимать и строить с ними отношения, не идущие вразрез ни с их интересами, ни со своими. Находить компромисс. Хотя стала за собой замечать, что часто иду на поводу у других. Трудно сказать нет. Неоправданно жертвовала своим временем в угоду другим. А потом себя ругала. Чувство вины по любому поводу, даже если в этом вообще не было смысла. Меня это угнетало. Чувствовала дискомфорт. Вот здесь уже вопрос встал остро. Надо со всем этим наконец разобраться. Понять мотивы поведения окружающих. А начать с понимания своих.

Проработанной информации было много. Вдохновляющие ожидания сменялись ставшими уже привычными разочарованиями. Но сделав перерыв, я начинала искать заново. И не напрасно. До сих пор помню все подробности моего знакомства с Системно-векторной психологией. Может, я и не обратила бы на нее внимания, устав от предыдущих безрезультатных тренингов. Но меня остановила нестандартная подача информации, которой делился Юрий Бурлан. Невозможно было не поверить, когда тебе рассказывают о тебе самом, раскрывая те моменты, в которых даже себе признаться не решаешься.

Перед глазами всплывали мои первые ученики. Потом детсадовские малыши. «Так вот оно! Как точно! Так вот почему этот себя так вел, а с другим вот из-за чего так получилось!» Я стала понимать людей, их поступки, что к ним привело. Это было открытие. Вспомнила свои детские травмы. Помнить я их и раньше помнила. Но объяснить не могла. После тренинга «Системно-векторная психология» открылось другое видение. В разы глубже.

Эти знания пришли как раз вовремя. Моя работа сейчас направлена на работу не просто со взрослыми людьми, а с беременными женщинами. Опыт в этой области у меня еще небольшой. Но я усвоила для себя главное: один подход ко всем — заранее проигрышный. Особой деликатности требует общение с женщинами, пришедшими на прерывание беременности. Раньше не всегда могла объяснить причины такого их решения. Почему в одинаковой жизненной ситуации одна делает выбор в пользу сохранения ребенка, а другая идет на аборт?

Рождение ребенка и отказ от него — разные по значимости события для каждой женщины. И свою беседу с ними я строю, используя системные знания. При проведении беседы с беременной, пришедшей на аборт, отслеживаю реакцию на мои слова. Стараюсь определить, что ею движет, в чем ее нехватка. Аккуратно, чтоб не нарушить доверительность в нашем разговоре. Кому-то больше нужно рассказать о финансовой социальной поддержке и о выплатах на беременных и детей. А с другой женщиной при общении сделать акцент на то, что аборт — это все-таки убийство. Показать видеоролик на эту тему, очень впечатляющий и правдивый.

Благодаря знаниям, полученным на тренинге «Системно-векторная психология», мне проще стало работать с людьми, особенно из социально неблагополучных семей. Есть те, кто вышел из мест заключения. И те, кто уже был лишен материнства. Раньше я испытывала к этой категории людей настороженность и даже брезгливость. Пока не могу объяснить причину этого. Сейчас у меня получается их как-то понять и оправдать. Были случаи, когда женщина приходит озлобленная и не идет на контакт. Проходит время — и я в курсе всех ее жизненных событий. Она мне начинает доверять, потому что увидела в моем лице сочувствие и понимание.

Такое ощущение после тренинга легкое. Как будто внутреннее зрение открылось. Я бы рекомендовала пройти тренинг Юрия Бурлана всем. Особенно тем, кто работает с людьми. Воспитатели, учителя! Наши дети проводят с вами немалую часть времени, и вы оказываете на них огромное влияние. Я не занижаю роль родителей в воспитании своего ребенка. Она бесспорна. Однако в детсаду и в школе дети учатся жить среди людей и взаимодействовать с ними. Поощрения и наказания воспринимаются острее, потому что происходят на глазах других детей. Публично. Поэтому неправильным отношением можно вмиг загубить психику маленького человека, который не сможет потом реализоваться во взрослой жизни. А всем нам приятно общаться с психически здоровыми, счастливыми людьми. С теми, кто сумел раскрыть свой талант и умеет радоваться жизни. Так давайте не будем равнодушными. Разрешите себе знать чуть больше. Обладая системными знаниями, вы решите все спорные вопросы не только с вашими воспитанниками, но и с самими собой. В путь!

20.07.2019 г.

Наумова Светлана Николаевна

Наумова Светлана Николаевна

преподаватель дошкольной психологии и педагогики

окончила Хакасский Государственный Университет им. Н.Ф. Катанова

Как и многие студенты психолого-педагогических факультетов российских ВУЗов, я поступала учиться на психолога, чтобы разобраться в себе и понять других людей. Меня с детства занимали вопросы поиска смысла жизни, причин и следствий происходящих событий, закономерностей происходящего. Эти вопросы толкали меня читать книги по популярной и научной психологии со школьного возраста. Когда подошло время выбирать профессию, я задавала себе вопрос «Чем мне интересно заниматься в жизни?», а не «Где платят больше?». Поэтому мой выбор пал на психологический факультет, там я надеялась понять себя и помочь в этом другим людям...

В российских университетах учат запоминать и воспроизводить информацию. Пропускать через себя тонны литературы, теорий и практик, часто уже давно утративших свою актуальность. Были попытки рефлексировать свои состояния, диагностировать состояния других людей на практикумах и выездных, психологических сессиях, но все методы классической психологии были субъективными и зависели от опыта автора концепции. Не было четкости, которая бы позволяла выявлять и корректировать психологическое состояние человека, объясняя все причины и следствия данного подхода.

На третьем курсе университета началась практика преподавания психологии и педагогики студентам педагогического колледжа и практика работы психологом в детском саду. Я помню состояние внутреннего смятения и бессмысленности от этой практики, когда ребенок орет, пытается тобой манипулировать, рассказывает небылицы про родителей, от которых округляются глаза, а ты не знаешь что это за отклонение. Общая «отмазка» психологов, что ребенку не хватает родительской заботы и внимания, воспринимается родителями всегда всерьез, так как все понимают, что ничего понять четче, в целом, нельзя...

Год практики с детьми, родителями и студентами и три года обучения в университете на психолого-педагогическом факультете показали мне, что это совсем не то, к чему я стремилась. Эта деятельность и неспособность помочь реально, раздача общих рекомендаций вводили меня в состояние депрессии. А мысли о том, что заработная плата психолога-педагога в России копеечная, и при этом никакого удовлетворения от этой деятельности нет, создавали просто вакуум нехваток и вопросов без ответов...

Я закончила ВУЗ. С практикой, рекомендациями, красным дипломом. Закончила, чтобы были корочки, уже решив не работать в сфере российского образования. По крайней мере, до тех пор, пока мои вопросы не обретут более или менее определенную форму. Многие годы я искала. Пробовала себя в других профессиях, строила планы, открывала бизнес, получила образование экономиста. Знакомилась и пробовала на практике новые психологические теории. Разочаровывалась, окрылялась, действовала, бездействовала...

Прошло много лет. Я познакомилась с системно-векторной психологией Юрия Бурлана. Случайно попала на бесплатные он-лайн лекции. После многих лет поиска и бесконечных теоретических, но не работающих построений, предлагаемых разными психологическими концептами, конечно же, я не поверила в эффективность нового направления психологии. Но мне было интересно, любопытно. Описанные на вводных лекциях картинки быстро отыскались в реальной жизни, и я дала новому знанию шанс быть услышанным.

Что сейчас? После тренингов по системно-векторной психологии, у меня сложились в голове «недостающие паззлы», и ушло непонятное, не дающее покоя ощущение бессмысленности мира. Я нашла ответы. Я глубже поняла себя. Я понимаю людей и реально могу им помочь. Результаты от тренинга для меня – огромны. Появилось внутреннее знание правильности пути и понимание своих поступков, мыслей, поисков, своих состояний и состояний других людей.

Самый главный результат тренинга для меня – это гармония с собой и миром. Я ощущаю себя неотъемлемой частью этого мира, находя смыслы в каждом дне. Поменялось полностью восприятие психологической и педагогической практики, какой она должна быть, и как именно можно помочь человеку.

Сейчас я веду психологический блог, где публикую статьи, которые написаны для того, чтобы помочь людям посмотреть на свою проблему другими глазами, выйти из восприятия ситуации «через себя». Провожу психологические skype-консультации, когда работаю с людьми индивидуально.

Долгое время я путешествую и работаю с людьми разных возрастов и национальностей, обучая их латиноамериканским танцам. Любое занятие танцами для меня – это, в первую очередь, психологическое раскрытие человека, помощь ему выйти «из себя», стать уверенным в себе, почувствовать свою сущность, прикоснуться к своей природе. Я исследую взаимосвязь тела и психического, наблюдаю и уже отмечаю интересные наработки. Системно-векторная психология мне в этом не просто помогает, на ней строятся все наблюдения, она мне необходима. Я вижу результаты такой практики и реальные, позитивные изменения в жизни людей, что дает мне вдохновение, интерес к жизни и ощущение внутреннего счастья.

Урвант Татьяна Николаевна

Урвант Татьяна Николаевна

педагог-психолог

окончила Тольяттинский филиал Университета Российской Академии Образования (УРАО) окончила двухгодичные курсы по семейной психологии Профессиональной психотерапевтической лиги РФ

педагог-психолог ГС(К)ОУ школы-интерната № 4 г. Тольятти консультант городского проекта «Дети 21 века – дети нового сознания»

Так случилось, что в моей жизни наступил очень глубокий кризис. Распад семьи, смена места жительства, отсутствие работы... В этой непростой атмосфере, словно вулкан, прорвался наружу мой исконный интерес к психологии. Я окончила двухгодичные курсы по семейной психологии, поступила в университет, стала работать школьным психологом. Это было очень интересно. Мир вокруг стал для меня удивительным, загадочным и непредсказуемым... Я искала ответы на вопросы, лавиной обрушившиеся на меня и двери отворились...

Мой поиск вывел меня на сайт системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Системно-векторная психология Юрия Бурлана – это удивительное явление. Артистизм, харизма, личностные качества Юрия Бурлана придают самому процессу обучения удивительный шарм, делают каждое занятие незабываемым, ярким событием.

Это были удивительные ночи. Ночи откровений и открытий. Прошло несколько лет. Интерес к этому направлению не только не угас, а, напротив, усиливается с каждым новым случаем в моей практике школьного психолога, да и просто с каждой новой встречей. Люди вокруг стали удивительно близкими, я словно увидела все их сильные и слабые стороны. Это пробудило во мне сострадание, желание помочь, справиться с проблемами. А главное, появилась реальная возможность помочь, так как системно-векторная психология дала мне практический механизм решения вопросов, возникающих у меня и у моих клиентов.

В наше время случилось так, что стена непонимания между людьми стала ещё более высокой и прочной, чем ранее. Родители не понимают своих детей. Дети оказались в ситуации, когда ни в семье, ни в школе они не могут получить ответы на свои вопросы о природе человека, о том, что такое жизнь, как люди должны и могут взаимодействовать. Не имея базовых понятий о своей природе, дети вырастают в противостоянии окружающему миру, своим родителям, обществу в целом. Увеличивается криминогенная напряженность, неоправданные ожидания ранят человеческие души, все больше вокруг людей разочарованных, обиженных, бесчувственных. В этой ситуации именно понимание основ человеческой психики, которое дает системно-векторная психология, может быть спасительным для нашего общества.

Любой человек хочет быть успешным в общении. Все хотят понимания, уверенности в отношениях в семье, на работе. А это, к сожалению, не достижимо, когда нет четких критериев, по которым люди могут выбирать себе мужей, жен, партнеров, сотрудников. В практике психологов всех направлений – семейных, детских, медицинских и прочих – наконец-то появился надежный и простой в использовании инструмент, который дает реальный результат.

Надеюсь, что это направление в психологии, возникшее в ответ на запрос общества, стремительно ворвется в нашу жизнь и смоет налет застоявшихся проблем. Успешность развития общества в любых направлениях зависит от успешности каждого человека. А это возможно только лишь при понимании своих желаний, возможностей, природной направленности. А насколько счастливее бывают люди, которые с детства растут и развиваются в соответствии с их природными задатками и способностями! И если бы родители получили возможность распознать эти задатки, вместо попыток переделать их. Есть 8 векторов человеческой психики, и, конечно, жизнь становится гораздо легче, когда начинаешь понимать свои отличия от других людей и перестаешь ожидать от окружающих невозможного.

Каминская Ирина Юрьевна

Каминская Ирина Юрьевна

преподаватель немецкого и английского языка

окончила Московский Государственный Лингвистический Университет в 1987 г. работала учителем немецкого языка в школе

лауреат городского конкурса «Учитель третьего тысячелетия» автор ряда публикаций по методике обучения иностранному языку и проектной деятельности

в настоящее время воспитываю внучку

Мне искренне жаль, что знания по системно-векторной психологии пришли ко мне так поздно. Но ещё больнее ощущать, что тысячи учителей нашей страны, находящиеся сейчас в самых немыслимых условиях выживания на драматически меняющемся ландшафте системы образования, не имеют возможности приобщиться к системным знаниям психического бессознательного. Находясь в условиях жесточайшего цейтнота, педагоги просто не имеют возможности поиска чего бы то ни было для себя лично.

Современный учитель испытывает ежедневно сильнейший стресс и не всегда видит выход из тупиковых ситуаций повседневной работы. Мы просто тащим груз рутины изо дня в день, из года в год. Происходит выгорание учителя, ухудшается его физическое и психическое здоровье. За время работы в школе мне не раз приходилось наблюдать неутешительные картины психологических срывов коллег, которые не могли не отражаться на качестве преподавания.

Рост бюрократической, формальной составляющей в работе учителя приводит к депрессивным состояниям полного отсутствия творчества, а на полноценный отдых просто не остаётся времени. Скажу откровенно, такого безрадостного положения учителя в школе, как сейчас, я не припоминаю. Мне бы очень хотелось, чтобы учителя и воспитатели прошли тренинг по системно-векторной психологии, прежде всего, для сохранения самих себя, для решения своих внутренних проблем, которые мы, учителя, привыкли комкать внутри себя, пока всё это не затвердеет непереносимым комком обид и разочарований.

Социальный заказ сегодняшнего дня – успешные дети. Воспитать успешного человека может только успешный учитель. Стать таким не только в листках отчётности помогает системно-векторная психология Юрия Бурлана. Мы привыкли после окончания учебного времени выслушивать скучнейшие лекции психологов по поводу наших детей, а в результате получать то, что мы и так прекрасно знаем.

Системно-векторная психология дает возможность увидеть любого ребёнка изнутри его психического бессознательного. Что это значит для практики?

1.Решается задача структурирования материала на уроке, снимается вопрос индивидуального подхода к обучению. 2.Дисциплина, послушание, выполнение домашних заданий – вся эта ежедневная рутина, отнимающая массу времени, решается сама собой. 3.Структура класса, группы становится прозрачной, что позволяет делать работу на уроке увлекательной игрой для всех, значительно активируется процесс усвоения материала.

4.Существенную помощь получат учителя и в плане работы с родителями учащихся. Не всё можно решить в классе. Помочь родителям профессиональным советом – задача учителя, знания системного психоанализа здесь неоценимы. 5.Системно-векторная психология оказывает помощь и в организации проектной работы. На практике становится возможным вовлечь в решение одной задачи самых разных детей как по способностям, так и по уровню подготовки, даже по возрасту. Результаты такой работы ошеломляют. Групповая работа на высоте системного понимания задачи даёт ту самую креативность мышления, которую мы теряем к моменту окончания школы практически полностью.

6.Развитие и обучение ребёнка согласно его векторальной матрице психического решает проблемы обучаемости, утомляемости, внимания и ответственности каждого учащегося, на уровне группы, класса, школы. 7.Количество «одарённых детей» возрастает. Каждый начинает работать с наивысшим для него коэффициентом полезного действия, избавляясь от ненужных затрат энергии на непослушание и нежелание. Системно-векторная психология даёт возможность понять истинные желания каждого ребёнка и наполнить именно их нужными знаниями и умениями. Полностью решается проблема мотивации.

8.Тренинги Юрия Бурлана становятся мощным стимулом к переосмыслению своего предмета. Каждый урок станет открытием нового в мире, детях, себе. Это наполняет радостью постижения истины и даёт силы для новых свершений. Работа учителя после тренинга становится по-настоящему творческой, а необходимая рутина воспринимается легко и не отнимает душевных сил.

Всё вышеперечисленное лишь мой личный опыт, каждый учитель найдёт, я уверена столько же и больше решений своих задач, что будет заметно уже после первых лекций. Системное мышление ставится нелегко. Мы, учителя, люди прошлого опыта. Но те из нас, кто искренне стремится в будущее, кому не всё равно, каким оно будет и будет ли вообще, получают на занятиях по системно-векторному психоанализу не только действенный инструмент для повседневной работы, но и курс укрепления своего душевного здоровья, в котором все мы так нуждаемся.

Сушко Елена Михайловна

Сушко Елена Михайловна

преподаватель немецкого и английского языка

окончила Алтайскую педагогическую академию (АлтГПА), институт лингвистики

В системно-векторную психологию меня привело желание избавиться от некоторых внутренних конфликтов и ощущение потерянности в социальном плане. В итоге, я получила гораздо больше, чем могла представить.

Системно-векторная психология ответила не только на мои личные вопросы, но дала ценный инструмент для совершенствования в профессиональном плане. Слова «индивидуальный подход» обрели теперь для меня особое значение. Знания, полученные на тренинге Юрия Бурлана, дали возможность распознавать особенности человека, отталкиваясь от них строить продуктивное взаимодействие без ошибок и негативного опыта. Эти умения дают большие преимущества всем тем, кто так или иначе связан с воспитанием и образованием детей, и, конечно, тем, кто работает с большим потоком людей.

Сегодня в школах складывается непростая ситуация. Это ощущает практически каждый: тяжело учителям, тяжело ученикам. Конфликты становятся рядовыми событиями, к взаимному непониманию уже привыкли. Случается, что даже учителя со стажем позволяют себе срываться на крик, занижать оценки вследствие личной неприязни, переходить на личности, порой прибегая к моральному унижению и даже физическим воздействиям. Это наша действительность. Нам действительно не хватает знаний о человеке, о психике, не хватает умения отличать возможности разных детей, понимать их реакции, их метания, причины того или иного поведения, не принимая все это на личный счет.

Быть учителем очень непросто, к нам предъявляются большие требования к успеваемости детей, над учителями висит неразгребаемый груз отчетов, ответственности. И как правило недовольное начальство. А ведь учителя тоже люди. Желают получать удовлетворение от своей работы и признание, от детей, родителей, руководства, общества. И чаще не получают. Все это копится, выливается в неврозы, неспособность конструктивно действовать и в дальнейшую постепенную потерю адекватности.

Одной из самых распространенных ошибок учителей является оценивание и восприятие своих учеников через себя, через свои ценности. Например, учительница с кожным вектором во главу угла будет ставить дисциплину и высокую скорость реакции при ответах. Так, прилежный анальный ребенок будет для нее слишком медлительным, а звуковик с его погруженностью в себя, в потенциале гений с мощным абстрактным интеллектом, будет умственно отсталым. Особенностью психики анального ребенка является ригидность, он даст необходимый ответ, но для этого ему нужно собрать мысли, чтобы с чувством, с расстановкой обстоятельно высказаться, подталкивание, спешка может вызвать у него проблемы с речью, даже заикание, но при правильном подходе именно он может быть самым прилежным учеником.

Я сама была свидетелем тому, как одна учительница снижала оценки за неровный почерк подростку, страдающему дислексией, советуя при этом перевестись в спецшколу для отстающих. При этом мальчик обладал феноменальной памятью и имел внушительные математические способности. Дислексия, как правило, встречается у детей со звуковым вектором, который у них по определенным причинам может быть не в лучшем состоянии. Системный учитель легко бы понял, как взаимодействовать с таким учеником, не вставляя палки в колеса его развития.

А что дети? Дети дезориентированы, они не хотят учиться, не видят смысла, и мы не умеем им помочь. На фоне повышения всеобщей неприязни в обществе, растет агрессия, как к сверстникам, так и к взрослым. Ребенка бросают в школьную реку, надеясь, что он сам от испуга научится плавать. Иногда это срабатывает, и некоторые действительно плывут, другие сразу идут камнем на дно, большинство же барахтаются кое-как все девять-одиннадцать школьных лет, пока обессиленными не выбираются на берег выпускников.

Наиболее эффективное построение обучения возможно только при глубоком знании учителем особенностей внимания, памяти, мышления ребенка. Системный подход к обучению и развитию ребенка помогает решить такие проблемы как отсутствие мотивации к обучению, дефицит внимания на занятиях. Системный учитель, даже не обладая большим педагогическим опытом, при желании способен помочь своим ученикам в возникающих трудностях, направить их в нужное русло. СВП помогает избежать неудачных советов, я не направлю спокойного и неповоротливого анального мальчика в легкую атлетику, а энергичного неусидчивого кожного ребенка в целях воспитания часами разучивать гаммы на пианино. Ведь невозможно сделать из рыбки птичку.

Я с улыбкой вспоминаю, как наша классная руководительница оставляла нас после уроков и изучала нас путем бесконечных психологических тестов. О какой объективности ответов может идти речь, когда все устали и раздражены и отвечают не то, что они думают в действительности.

Сегодня потребность в любых тестах отпадает, есть по-настоящему действенный способ научиться разбираться в людях. Системно-векторная психология меняет мышление, даже видя ребенка впервые, я уже могу сказать, какие у него возможности, какой способ мышления, как с ним лучше взаимодействовать, и, уже отталкиваясь от этого, могу оценить, в какой форме он сможет легче усвоить материал. Например, анальному ребенку желательно разложить все по полочкам, акцентировать ключевые моменты, чаще повторять. Кожный, как правило, способен схватывать все на лету, с ним возможен быстрый темп занятия, важны четкие логические доводы, ему важно знать, для чего ему понадобится данная информация, иначе у него не будет мотива ее запоминать. Для зрительного ребенка важна образность, иллюстративность, яркие запоминающиеся примеры и т.д.

После тренинга мне стало легче общаться и с детьми и с их родителями. Моя эмпатийность повысилась в разы, пришло умение разбираться в скрытых причинах поведения. И происходит это не как раньше, при помощи долгого анализа и копания в информации, почерпнутой из десятков книг по психологии, это происходит автоматически, на уровне ощущений. На тренинге каждый получает умение точно ощущать человека.

Возвращаясь к теме самочувствия учителя, как важного фактора в процессе обучения, скажу всем известные слова, когда учитель чувствует себя легко и уверенно, воспринимает процесс работы с радостью, то это всегда хорошо отражается и на детях. Системно-векорная психология это знание, которое помогает вернуть внутреннее равновесие и чувство радости от жизни, от общения с людьми.

Буквально с первых занятий, внутри стали происходить такие метаморфозы, которые я думала, случаются после 10 лет медитаций где-нибудь в Тибете. Ушло чувство неприязни, раздражения, ушли обиды, якоря, суеверия, освобождая место новым физическим и моральным силам. И не секрет, что у энергичного учителя лучше происходит передача материала, даже без каких-либо специальных методик, просто импульс на отдачу становится сильнее и достигает цели.

Во время тренинга мне довелось работать с девочкой-звуковиком, видно было, что у нее сильный негативный опыт общения со взрослыми и сверстниками. Дома скандалы, крики, она была замкнута в себе, ее мама с раздражением рассказывала, что дочь совершенно не хочет учиться и до сих пор даже не знает алфавит, а в этом году у нее начнется второй язык. Раньше я, скорее всего, растерялась бы, ведь учу я разговорному предмету, а там глухая молчаливая стена. А сейчас, я так легко и естественно нашла с ней контакт. Я заговорила с ней тихо и спокойно, рассказала какой план занятия, незаметно взгляд стал присутствующим, мало-помалу у нее стало все получаться.

Где-то на третьем занятии удивленная мама вдруг стала задавать вопросы на тему воспитания. Это было очень непривычно, когда взрослая успешная женщина просит помощи в воспитании её ребенка. Это была одна из самых первых моих ярких побед, позже были и еще. Вот такие случаи дарят непередаваемое чувство радости и реализации, чувство, что день был прожит не зря.

За период тренинга по СВП увеличилось количество учеников, желающих учиться у меня, собираются небольшие группы, хотя раньше репетиторство я рассматривала только в индивидуальном порядке. Сами родители присоединяются учить язык вместе со своими детьми. Повысилось качество знаний у моих подопечных. На занятиях очень теплая и спокойная атмосфера.

Так что, дорогие учителя и родители, искренне вам желаю сделать себе такой подарок и получить эти знания!

Свиридова Наталия Александровна

Свиридова Наталия Александровна

педагог, репетитор

окончила Липецкий государственный педагогический университет (ЛГПУ), факультет иностранных языков

Я учитель английского языка. После окончания ВУЗа пыталась работать в институте, в школе, но всегда чувствовала себя там «не в своей тарелке». Думала, что преподавание совсем не то дело, которое подходит мне, поэтому начала работать не по специальности. Но тут грянули 90-ые... Полная неразбериха, потеря работы, невозможность устроиться, а жить-то надо. Потихоньку ко мне начали обращаться за помощью в изучении английского языка. Сначала знакомые мамы с дворовой площадки, с детьми которых играли мои дети. Потом, когда сын и дочь пошли в школу, уже родители одноклассников стали просить позаниматься, рекомендовали меня своим друзьям и знакомым. Вот так я и стала репетитором.

За годы работы, а это более 15 лет, я, конечно, приобрела опыт в преподавании, в индивидуальном общении с детьми разного возраста и разных способностей и, что особенно важно, поняла, что обучать других – это и есть мое призвание, именно от этого я получаю наибольшее удовольствие и наслаждение. Но вначале было нелегко, все время хотелось создать такую систему-план-схему, чтобы она подходила для всех, и естественно, облегчала мою работу.

Я консультировалась со своими коллегами, листала свои старые конспекты, пробовала то одно, то другое и… постоянно была недовольна, сомневалась, сомневалась и сомневалась. Многие говорили: «Ну что ты все ищешь? Все ТАК работают, все нормально, ученики довольны. Что тебе надо?» А мне надо было тоже быть довольной, а не получалось. В итоге, не сложилось у меня никакой единой системы для всех.

Я стала работать на интуиции, на ощущениях, чувствуя, что вот этому ребенку нужен именно этот учебник и такое объяснение, а другому все это абсолютно не подходит. Конечно, легкости от этого не прибавилось, наоборот, все усложнилось – учеников много, причем разновозрастных (от 7 до 13), они отличаются способностями, воспитанием, темпераментом, а тут еще я пытаюсь учить их по-разному. И вопросы остались, много вопросов.

И тут в мою жизнь ворвалась системно-векторная психология Юрия Бурлана. Сначала я читала статьи, потом прошла тренинг. Понимание себя, своей природы – самый первый результат. А потом как снежный ком: изменения в мышлении происходили стремительно, я даже не успевала их осознать. Огромный объем информации, причем во всех сферах жизни – мой мозг просто взрывался!

И вот как-то на уроке с одной из учениц, меня озарило! Так вот почему она частенько впадает в «ступор», почему у нее такой порядок на столе ВСЕГДА, и если она берет карандаш или тетрадку, то потом тут же кладет на место, почему надо очень долго ждать ответа на мой вопрос. Так ее ж природа наделила таким вектором, такими психическими свойствами! И все стало сразу понятно.

Когда мы с Машей начали заниматься, ей было 8 лет. Она мне понравилась – старательная, есть способность к языкам, правда, немного медлительная. И как-то шло все неплохо первый и второй год. А вот на третий начали происходить странные вещи. В школе учителя жаловались на то, что Маша не отвечала на вопросы, просто стояла и молчала. Естественно, ей ставили двойки. Мама тоже была недовольна дочерью, отмечала ее упрямство по любому поводу. И наши с ней занятия стали проходить в нервном напряжении. Как-никак, но у меня есть своя задача, план – я должна научить ребенка определенным вещам, дать начальную базу английского языка. А тут я начинаю с ней «буксовать». Одну тему мы не можем освоить месяц, потом уже второй. Я начинаю нервничать, спешить. Задаю вопрос и не могу дождаться ответа, сама и отвечаю... И как же все начало происходить после моего озарения? Да очень просто. Я перестала спешить, жду ответа столько, сколько нужно. И Маша отвечает! Она все знает!

Я спросила ее: «Маша, тебе нравится ведь, когда тебя мама хвалит? И тебе нравится учиться?» «Да