Еще задолго до тренинга по Системно-векторной психологии я замечала как порой бывает трудно продуктивно взаимодействовать с родственниками больных шизофренией (особенно матерями).

Многие из них откровенно унижали и оскорбляли своих уже взрослых детей прямо на приеме у психиатра, допускали грубые выражения в описании состояния больного или даже начинали свой обычный семейный скандал. И так же было особенно заметно как меняется в положительную сторону состояние больных при изоляции их от родственников в условиях стационара как они положительно реагировали на тихую доброжелательную речь врача.

Еще будучи интерном, я часто задумывалась над вопросом о возможности создания такого социального сопровождения больных шизофренией, чтобы они как можно меньше контактировали с психопатизированной семейной системой, которая постоянно приводит к обострению психического расстройства и нарастанию социальной дезадаптации. Или, что еще лучше создание психологической школы по обучению матерей больных шизофренией для формирования у них навыка общения с ними.

Приведу пример из практики

Из детского психиатрического кабинета под наблюдение переведен больной Р. 18 лет. На приеме в сопровождении матери. Самостоятельно предъявляет жалобы на постоянные головные боли с 10 лет, особенно интенсивные с 15 лет, кошмарные сновидения. Жалобы со слов матери: «Изменился в поведении с 15 лет, когда стал замыкаться в себе, не выходил из своей комнаты, зашторивал окна темной тканью, жаловался на светобоязнь. Начал спать 17 часов в сутки, остальное время проводил за компьютером, отказывался ходить в школу, стал резко раздражителен, вспыльчив. Постоянно просил оставить его в покое, постоянно ходил в наушниках, слушал в них тяжелую громкую музыку. В 16 лет впервые услышал голоса в голове, признался об этом матери.»

Из анамнеза со слов матери: родители развелись, когда ребенку было 12 лет. На протяжении всего времени брака в доме были постоянные скандалы между родителями. В последующем отец ребенка ушел и в настоящее время проживает в новой семье с сыном практически не общается. В настоящее время больной проживает совместно с матерью. С детства был одаренным ребенком интересовался математикой, играл в шахматы. С 12 лет успеваемость в школе резко снизилась. Окончил 11 классов. Поступил в технический ВУЗ, однако, проучившись 2 месяца, бросил учебу (не мог встать с постели утром, спал по 15-17 часов в сутки).

Псих. статус

Замкнут, избегает визуального контакта, смотрит в сторону. Мимика бедная. На вопросы отвечает неохотно, односложно. В беседе с куратором держится надменно. Эгоцентричен. Скрытен. Свои переживания в присутствии матери раскрывает неохотно. От речи матери на лице появляется мимика отвращения. Обманы восприятия и бредовые идеи на момент осмотра не продуцирует. Мышление абстрактно-образное с элементами резонерства. Эмоционально беден. Склонен к аффективным вспышкам при упоминании о матери. Настроение снижено до уровня депрессии. Планов на будущее не имеет. Имеет место гиперсомния, сон 17 часов в сутки. Часто беспокоят кошмарные сновидения, «…трудно отличить где сон, а где реальность…». Критика к состоянию носит формальный характер.

В индивидуальной беседе больной сообщает: мать постоянно кричит. Устраивает истерики, после криков начинаются интенсивные головные боли.

В индивидуальной беседе с матерью: мать сообщила, что испытывает постоянное психологическое давление со стороны родственников. Родственники (тетя и бабушка больного) настаивают на стационарном лечении больного, упрекают мать больного за ее мягкое отношение к нему. После чего она часто срывает свое напряжение на сыне в виде криков и истерик.

Было рекомендовано создать для больного звуковую экологию и полностью исключить крик и претензии из общения. Для лучшего понимания состояния сына рекомендовано прочесть статьи по звуковому вектору и пройти тренинг по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Спустя 6 месяцев на приеме мать больного сообщает, что прочитав статьи по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана, стала лучше понимать сына. Прекратились скандалы, перестала на него кричать. Состояние сына значительно улучшилось без приема медикаментов. «…Он стал лучше ко мне относиться, раньше он говорил что желает, чтоб меня сбила машина и размазала по асфальту, а теперь помогает мне по дому и говорит, что хочет сделать для меня что-то хорошее». Значительно уменьшились головные боли, стал меньше спать.

 

Системный психиатр
Написано с использованием материалов тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана