Автор: Татьяна Фарафонова, психолог

Обычно перед началом сессии я задаю человеку вопрос: «С какими чувствами Вы сюда шли?» Потому что еще за пару часов до предстоящей консультации я начинаю чувствовать, в каком состоянии ко мне сегодня придет клиент.  И на свое удивление понимаю, что у нас были одинаковые чувства перед встречей.  Иногда это бывают сомнения, нежелание идти на консультацию, может возникать  раздражение и другие чувства.

Так и в этот раз перед  предстоящей сессией с новой клиенткой я почувствовала очень сильную тревогу, страх, боль в области груди, по телу бежал неприятный холодок. Передо мной сидела женщина в возрасте 50-ти лет. Я задала свой первый вопрос, она сказала, что чувствует страх, тревогу, которые возникли после смерти ее старшего сына.

Сыну был 21 год. Всю жизнь он болел неизлечимым сердечным заболеванием,  и она всю свою материнскую любовь и заботу направляла на него. Всю жизнь эта женщина нигде не работала, занималась хозяйством, так как проживала в сельской местности и боролась с болезнью сына. Теперь он умер. Вскоре после похорон она стала ощущать сильную тревогу, боль за грудиной, появились страхи за младшего сына, началась одышка.

Она просила меня помочь ей справиться с этими состояниями.

Тётя, я  хочу кушать

В процессе беседы  женщина рассказала мне еще об одном  событии, которое не давало ей покоя. Вскоре после похорон к ней во двор пришла соседская девочка лет пяти. «Тётя, я  хочу кушать», – сказала она. Родители у нее алкоголики, и девочка была постоянно грязной и голодной и скиталась в одиночестве по деревне. В общем, была беспризорным ребенком при живых родителях.

Психология горя1

Моя клиентка мыла ее в бане, кормила и одевала, опекала,  как могла. Очень жалко было ей эту девчушку. В какой-то момент она поняла, что привязалась к ней и стала чувствовать любовь, как к родной дочери. Но почему-то это напугало ее. После рассказа об этом событии я почувствовала облегчение, стало легче дышать, в голосе женщины появилась энергия.

После я провела обычную терапевтическую сессию, такую как проводят при снятии острых состояний в период горевания.  Женщина немного успокоилась и спросила: «Как вы думаете, что мне делать с этой девочкой?»  Я, конечно же, сказала, что только она сама может решить, как поступить ей в этом случае. Хотя обратила ее внимание на то, что эта ситуация дана ей не просто так. И как раз это может и явиться тем хорошим лекарством от страха и тревоги, который она ищет.

Теперь вся любовь и внимание, которое раньше было направлено на лечение и воспитание сына, может быть направлена на эту нуждающуюся в материнской любви и заботе  девочку. Сама жизнь послала ей эту ситуацию.

Если рассмотреть эту ситуацию с точки зрения Системно-векторной психологии Юрия Бурлана, то можно легко объяснить все эти события и их взаимосвязь.  Моя клиентка — обладательница зрительного, анального и мышечного векторов. Причем зрительный вектор у нее развит, но находится в стрессовом состоянии. По-анальному она сомневалась в правильности своих действий, а по-зрительному чувствовала, что ей как воздух необходимо о ком-то заботиться.

Всю свою жизнь проведя в заботе о больном ребенке, она уже не могла по-другому жить. Смерть сына, горе от потери вызвали у нее страх и тревогу. И выйти из этого состояния ей помогала беспризорная девочка, которая сама пришла как спасение для больной души.

Все дети наши

Женщина поблагодарила меня за работу. Сказала о том, что ей стало легче, и обещала приехать еще раз, если состояние не улучшится. Больше мы не виделись. Скорее всего ее состояние выровнялось, если она отдала себя полностью заботе о маленькой девочке, которая так нуждалась в ее тепле, сочувствии и любви.

Наш российский менталитет имеет свои особенности. Для уретрального человека нет чужих и своих детей. Все дети наши. И если сама жизнь просит нас отдать свою любовь, заботу, сочувствие, сострадание тому, кто в этом нуждается больше всего, так почему бы не сделать это.

Находясь в тяжелой ситуации, всегда можно найти человека, которому еще хуже в данный момент. Разорванную эмоциональную  связь с сыном этой женщине уже никогда не восстановить. И у нее есть только два пути: упасть в состояние тоски, постоянно испытывая страх за близких, за себя или направить всю свою любовь на того, кто в этом нуждается, например, на воспитание другого ребенка, создать с ним новую связь, в которой так нуждаются оба.

Эта ситуация является хорошим примером того, как выйти из состояния страха, тоски, горевания при утрате близкого человека, не умереть самому от сердечного приступа, а наоборот, раскрыть свое сердце для новой любви и воспитать еще одного достойного гражданина общества.

Психология горя2

В системно-векторной психологии это объясняется особенностями зрительного вектора. Те из нас, кто обладают зрительным вектором, очень чувствительные люди и эмоционально очень сильно привязываются к своим близким. Смерть или расставание бьют по самому больному для зрительников – по чувствам. Разрыв эмоциональной привязанности лишает зрительного человека его реализации – возможности разделять чувства, дарить любовь и сопереживать. Поэтому для них смерть близких оказывается настоящим испытанием и большим горем, нередко сопровождающимся падением в противоположные состояния — тоску и страхи.

Главное не пропустить свой шанс

Мы всегда получаем то, чего нам не хватает, главное, уметь не пропустить этот шанс.

Понимая эту историю с точки зрения системно-векторной психологии, мы видим, как конструктивно для себя и своих близких выйти из состояния тяжелого горя, страхов, ступора после потери родного человека. Любовь и страх – это два крайних полюса чувств зрительного человека, теряя любовь, мы неизбежно падаем в страхи. Но понимая системно, как устроены наши чувства, этого можно избежать.

Главный совет – это сосредоточиться на том, кому еще тяжелее. Важно в состоянии горя не замкнуться в себе и не направить эмоции вглубь себя.  Перенести фокус внимания с жалости к себе и проживания своей боли на действенную помощь и сопереживание другому. Это и помогает перейти из состояния тоски в состояние светлой грусти, а это уже позитивное состояние зрительного вектора. Уходит ощущение, что ты один, потому что рядом будет тот, кто нуждается в тебе, в твоей заботе и любви.

Сосредоточение  на утраченной связи может приводить к эмоциональной зависимости. Когда человек со зрительным вектором  адекватно выражает эмоции, реализуя себя в социуме и в личных отношениях, тогда мы чувствуем внутреннюю гармонию, и  уход близкого человека не лишает нас возможности отдавать свою любовь дальше тем, кто в ней нуждается.

...Интересная штука — жизнь. Каждый день она подбрасывает нам разные ситуации для того, чтобы мы могли жить более наполненной жизнью. А мы либо с благодарностью принимаем ее подарки, либо нет. В силу разных обстоятельств, установок или под влиянием социума мы сомневаемся в самих себе и не находим выхода, который порой открывается прямо перед нами.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана помогает нам лучше понять самих себя и увидеть возможности, которые всегда есть, нужно только уметь их распознать... Узнать больше о психологии человеческих взаимоотношений можно уже на бесплатных онлайн-лекциях. Регистрируйтесь здесь.

Татьяна Фарафонова, психолог

Статья написана с использованием материалов тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана