Что такое шизофрения и, главное, как жить с диагнозом шизофрения, — этот вопрос задают себе сами больные и их родственники. Что делать, получив как приговор этот диагноз? Есть ли шансы на выздоровление и каковы они, рассмотрим с помощью Системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Описание состояния больного шизофренией, которое дают здоровые люди и специалисты-врачи, с легкостью можно найти на просторах Интернета. Но что же происходит в голове у пациента психиатрической больницы, переживающего на себе все ужасы закоулков собственной психики? Какой предстает жизнь перед больным шизофренией, испытывающим слуховые галлюцинации, может описать только он сам.

Из жизни за стеклом

Я полон страха. Он съедает все мои желания и эмоции. Я каждое утро прячусь под одеялом от нового дня. Этот страх необъясним, он сковывает все мое тело. Он холодный и съедающий всю реальность. Реальность... Существую ли я в ней теперь, когда я стал слышать этот голос в моей голове. Врачи говорят, у меня шизофрения. То есть я сошел с ума?

Этот голос постоянно ругает меня и унижает каждым словом. Я хочу избавиться от него. Но он не проходит. Лишь во сне я спокоен. Но последние месяцы я сплю только по часу в сутки.

Как жить с диагнозом шизофрения

Этот голос... Я хочу убить себя как источник этого голоса. Я только и жду, когда меня выпишут, чтобы снова сделать это. Лучше не жить вовсе, чем жить с ним.

Это голос моей матери. В точности, во всех его интонациях. Он говорит мне, что я никто, что я ничтожество. Что шизофрения — это моя вина и что все-все, что со мной происходит плохого, — тоже моя вина.

Этот голос замолчал лишь на одно мгновенье — когда я собирался спрыгнуть. Наверно, испугался, что когда не станет меня, не станет и его.

А ведь я так хочу тишины! Как я любил в детстве закрыться в комнате или залезть в шкаф, чтобы только не слышать орущих друг на друга мать и отца. Эти звуки разрывали мне мозг. Я хотел убежать от них. И от их постоянных тычков и унижений.

Они не любили меня, они никогда не желали, чтобы я появился на свет. Лучше бы меня абортировали. Всем было бы лучше. А теперь я здесь, в психушке, после попытки самоубийства. Я не вынес этого голоса, не вынес изоляции дома, устал слышать все их упреки, крики.

Вечно недовольный отец и вечно холодная, игнорирующая меня мать. Они славно отыгрывались на мне за свою собственную неудавшуюся жизнь. Я был козлом отпущения.

Как жить с шизофренией

Лучше бы родители разошлись и сдали меня в детдом. Может быть, там нашлись бы люди, принявшие меня таким, каким я был в детстве, — тихим и спокойным ребенком. Слова не вытянешь. На уроках отвечал лишь по необходимости. Хотя учился хорошо. За письменные работы у меня всегда были пятерки. И чего им не хватало, моим родителям…

Думаю, их самих недолюбили в детстве. Они не знали, что такое любовь. И жили вместе только из-за меня. Я был причиной их несчастий, по их мнению. Теперь я здесь и пробуду здесь, в психушке, еще долго. Пусть радуются. Но они почему-то не радуются. Они говорят, что им стыдно за меня. Что я им не сын больше! Зачем меня только родили и какая это была ошибка!

И этот голос, он не перестает меня оскорблять и унижать, говорить, что я ничтожество, что я ничего в жизни не достиг и теперь уже не достигну. Я буду вечной обузой моим орущим родителям, пока они, наконец, не умрут. И я, наконец, не останусь один. Хотя бы во внешней тишине, так как внутреннюю тишину нарушает непрекращающийся крик этого голоса.

Он появился совсем недавно. И сломал мне всю мою жизнь. Я работал на престижной работе, у меня была девушка. Можно сказать, я был счастлив, если не считать мою депрессию. У меня было все, что нужно для счастья среднестатистическому человеку. И тут, в 27 лет, этот голос...

Диагноз шизофрения

Сначала я подумал, что мне показалось. Потом ясно стал слышать голос у себя в голове. Стал спрашивать мою девушку, слышит ли она что-либо. Она смотрела на меня, как на сумасшедшего. Поначалу я слышал его лишь отдаленно и лишь несколько раз в день. Я продолжал ходить на работу и заниматься домом.

Но постепенно он стал перебивать меня в мыслях. Я совершенно не мог сосредоточиться. Я перестал справляться с работой. Меня уволили. Я потерял девушку и надежду на нормальную жизнь. Я остался дома один, наедине с этим голосом. И очнулся здесь, в отделении психиатрии, после того как пытался отравиться... А голос, он все еще здесь...

Системный разбор шизофрении

Что происходит с психикой больного шизофренией и почему? Психиатрия не называет точных причин шизофрении. Их объясняет системно-векторная психология Юрия Бурлана, показывая важнейшие причинно-следственные связи этого заболевания.

Диагноз шизофрения не угрожает каждому, его могут получить лишь люди, имеющие звуковой вектор. И закладывается это в детстве. Особенностью детей со звуковым вектором является тончайший слух, особая способность распознавать звуки и смыслы. Такой ребенок, только начав формироваться, уже четко отличает отношение к нему родителей по интонациям, улавливает скрытые смыслы в каждой ноте голоса матери.

Мать, не следящая за тем, что и как она говорит, может нанести ребенку непоправимый вред. Именно ребенок со звуковым вектором, подвергавшийся в детстве воздействию крика и словесному психологическому насилию со стороны хотя бы одного из родителей, реже других домочадцев, сверстников, в школе или в обществе, может получить после пубертата страшный приговор — шизофрения.

Механизм формирования шизофрении связан с высокой чувствительностью слуха и другими психологическими особенностями звукового ребенка. Он чрезвычайно чутко реагирует на все услышанное. Крики, оскорбительные слова или интонации родителей по отношению друг к другу или к ребенку буквально ударяют по сверхчувствительной зоне обладателя звукового вектора. Он теряет чувство защищенности и безопасности. Свойства звукового вектора начинают тормозиться в развитии.

Вместо так необходимого сосредоточения на мире снаружи ребенок начинает отгораживаться от болезненных воздействий внешнего, кажущегося ему агрессивным, мира. И в первую очередь страдает его способность к сосредоточению, распознаванию смыслов — он как будто замыкается в себе, перестает воспринимать происходящее, нормально распознавать обращенную к нему речь, постепенно теряя способность к познанию. Перестает разговаривать, общаться со сверстниками. Такова психологическая защита в ответ на крайне болезненные для ребенка раздражители. В таких случаях может ставиться диагноз аутистического расстройства.

Шизофрения

Системно-векторная психология Юрия Бурлана определяет шизофрению как крайне негативное состояние, невроз звукового вектора. Это означает, что по причине полной хронической невозможности наполнить желания и свойства, заложенные природой в человеке со звуковым вектором, происходит полный отказ от них.

Звуковик — потенциально обладатель высокого абстрактного интеллекта, способный к познанию скрытого, законов Вселенной, психики человека. Когда родитель бьет по самому больному — по «Я» звукового ребенка — он словно обессмысливает его жизнь. То, для чего звуковик создан, словно перестает быть для него возможным. В этой максимальной боли и происходит отказ от желаний как реакция психики с целью самосохранения… Косвенно это подтверждается тем, что происходит при слуховых галлюцинациях.

Нередко человек с диагнозом шизофрения слышит критику в свой адрес, призывы убить себя. Как правило, голос, говорящий с человеком, — это голос одного из родителей. Чаще — матери. Критикующий, унижающий голос, который дает почувствовать именно те смыслы, которые осознанно или чаще неосознанно были посланы в детстве родителями. Отвержение, нелюбовь, нежелание ребенка.

Что делать, если голоса появились

Лечение шизофрении проходит в психиатрической клинике, оно необходимо, чтобы помочь больному. Позитивная новость в том, что появилась возможность осознать, что происходит в психике больного, и предпринять дополнительные усилия в борьбе с этим тяжелым заболеванием.

«...Слышу голоса в голове: что делать? Рассказать кому-то, посоветоваться о том, что слышу голоса, — все равно, что признаться в своей одурелости. Все равно, что сказать: «Я чудаковата, слышу голоса. Вы меня не сторонитесь, пожалуйста. Просто я немного “шизанулась”!»
День за днем прокручивались в голове сотни диалогов, множество из них реально звучали. Я даже отвечала вслух на вопросы, которые мне задавались. Со стороны это смотрелось, как диалог без одного собеседника. А как же? Я должна ответить на возникшие вопросы — меня ведь спрашивают…

Галина П., воспитатель Минеральные Воды

 «...Две недели нас обследовали и потом я услышала страшный диагноз — "шизофрения ". С какими-то бедными симптомами. Нам выписали направление в детское отделение психбольницы. Приехав туда, я поняла, что здесь я потеряю своего ребенка навсегда. Его пичкали какими-то лекарствами, ему устраивали какие-то допросы на тему «А нет ли у тебя ощущения, что кто-то за тобой идет? Или что-то тебе говорит?» Стоило ему задуматься над вопросом, как врач радостно вопрошала «А кого это ты сейчас слушал? А?» Мне было страшно, я не знала, что делать. Но я видела, что теряю сына.

Юлиана Г., учитель по классу фортепиано в музыкальной школе

 Практика Системно-векторной психологии Юрия Бурлана показывает — при осознании природы своей психики человеком со звуковым вектором происходит перестройка сознания и возвращается способность сосредотачиваться на мире снаружи, то есть способность к познанию. Человек начинает снова распознавать информацию и смыслы через слух, он возвращается к себе и прорабатывает таким образом свои детские травмы. Есть случаи, когда при такой детальной проработке звукового вектора на тренинге у человека, получившего диагноз шизофрения, уходят голоса, мучившие человека.

Шанс побороться за себя есть всегда — бросить вызов такому заболеванию, как шизофрения. Используйте его — пройдите тренинг по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

На ночной бесплатный онлайн-тренинг регистрируйтесь по ссылке.

Автор Екатерина Вольф

Редактор Диана Кирсс, врач

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана