Автор: Мезенцева Ольга, педагог

По размаху крыльев птицы видишь, как высоко она может летать

Потенциал интеллекта наших детей иной, на порядок больший, чем у прежних поколений. Что видно по скорости проникновения в них информации. Но тут стоит одно важное условие – если они этого хотят. Дети будто наперед «устали» и не хотят ничего воспринимать.

Конечно, это зависит от степени включения родителей в воспитательный процесс. Отличительная черта современности – вовлеченность родителей в развитие ребенка нередко приближается к нулю.

Куда идем?

Эпоха потребления диктует свои правила. Родители должны работать, если желают достойно жить и обеспечивать хотя бы одного ребенка в семье. И времени на него у матери мало. В свободное от работы время родители, в общем тренде погони за удовольствиями, спешат ухватить индивидуальных развлечений и радостей. В результате ребенок предоставлен сам себе. И получается так, что мать на рабочем месте думает о чаде больше, чем фактически уделяет ему времени дома.

Заметки репетитора1

Парадоксальность нынешнего времени еще и в том, что ребенок, нуждающийся в определенном воспитании и обучении, не получает этого и в школе. Образование на постсоветском пространстве – тема отдельная и животрепещущая. Сегодня учитель не поощряем достойным уровнем зарплаты или хотя бы общественным уважением (как то было в СССР). Потому часто нет мотивации к полной самоотдаче в работе. Эта позиция понятна, и была бы разделена каждым, кто оказался бы на их месте.

Таким образом, дети, обладающие громадным потенциалом, нередко остаются ни с чем в голове. Не развивают то, что в них заложено. Наглядно покажу на примере.

Где взять мотивацию к учебе?

Приходя к 14-летнему школьнику и видя перед собой вполне взрослого с виду человека, невольно хочется верить в соответствующий уровень образованности. Но надежда рассыпается после первого же вопроса: таблицу умножения мы не знаем. В ответ детское недоуменное: «А зачем?».

В этой фразе сразу раскрывается несколько аспектов: отсутствие здорового родительского давления, пренебрежение к обучению и кожный вектор ребенка. На самом деле таблицу умножения он знает, когда считает задачки в деньгах: расчеты в рублях освежают память. Но без привязки к ним умножать и делить не способен. Как и совершать элементарные арифметические действия.

Школьная программа прошла мимо ребенка. О многом он будто слышит впервые. Конспектов не ведет. Все домашнее задание переписано из «готовых домашних заданий». На этом самостоятельная работа дома считается законченной и весь досуг проводится, конечно, в сети. Никакие подарки, поощрения от родителей не работают. У ребенка нет желания учиться, и даже возможность получить новый ноутбук его не мотивирует.

Особая реакция на собственную неспособность отвечать на вопросы – улыбка. «Я всегда улыбаюсь, когда разочаровываю того, кто думает, что я что-то знаю». И смех. А после – извинения.

«Я МОГУ все это делать. Могу решать, считать, получать высокие оценки. Ну, могу же! Посмотрите, я сам собрал фотовспышку из подручных средств. Да я умнее своих одноклассников!», — объясняет ребенок. И действительно, может. Даже больше, чем просто может. Но его внутреннее состояние таково, что он не может себя заставить сдвинуться с места, застревает на старте. В итоге он не справляется даже со школьной программой. Так проявляет себя обида на самого дорогого человека – на мать. Как следствие, торможение по жизни. Безынициативность.

Могу. Могу и буду. Нет, не получается…

Трудно представить себе 14-летнего человека, адаптирующего окружающую жизнь без элементарных знаний. И хотя этот ребенок сходу делает непростые вещи, например, самостоятельно создает свой первый сайт, однако его полноценное развитие не обеспечивается – среди подобных ему сверстников он будет не реализован, не владея базовыми школьными знаниями.

Заметки репетитора2

Как и многие городские дети, ребенок – полиморф. Т.е. у него несколько векторов, но все они в не очень хорошем состоянии, и прежде всего «передавлены» обиженным на недостаток материнской заботы анальным вектором. Отсюда и упрямство, и невероятное затягивание в любом действии. За час он едва успевает сделать 3 несложных задания – ему все время хочется отвлечься. Выполнится что-то только при условии постоянного контроля и напоминания. Но именно свойства этого вектора ценят внимание и обстоятельность работы с ним. Ребенку очень хочется заниматься с репетитором дальше. Хотя усилия прикладывать он не планирует.

Громадное сокровище дается каждому родителю

Много ли таких детей? Очень. Поколение после 90-ых несет в себе громадные возможности, но чем заполняются их «карты памяти»? Как нынешние гаджеты: у персональных компьютеров терабайты памяти, но они не заполнены.

Наработанное человечеством передается от поколения к поколению, увеличивая объем психического и запросы наших детей. То, что отцам давалось большими усилиями, дети могут с первых лет жизни. Не верите? Посмотрите, как маленькие дети управляются с современными техническими новинками.

О чем-то ребенок догадывается, угадывая последние достижения науки, что-то сразу практикует, удивляя окружающих. Физически они быстро развиваются – в 13-14 лет это вполне сформированные телом люди. Умственно они с рождения больше родителей, но насколько они заполняют этот большой сосуд?

Обида моего 14-летнего ученика не дает ему учиться и жить. Все, о чем так радеет мать, отталкивается им. Обидно, когда обидно. И он, не стесняясь окружающих, обвиняет мать, что своему телефону она уделяет больше времени, чем ему.

Ситуация поправима, но только в результате грамотного материнского поведения. Начать можно с бесплатных лекций по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Уже на этих 4 занятиях вы получите информацию, которая поможет глубже понять своего ребенка, его потенциал и особенности подхода к нему, и вы с удивлением сможете понять, что он может быть совсем другим.

Мезенцева Ольга, педагог

Статья написана с использованием материалов тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана