Булимия в звуке

Как поется в известной песне — «В нашем доме поселился…»

Никогда не думала, что во мне живет звук...

Прошли звуковые лекции Первого Уровня тренинга по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана, во мне ничего не шевельнулось.

Все изменилось с началом Второго Уровня.

Господин Звук показал свое лицо.

А началось это в январе. Внезапно появились сильнейшие головные боли, которых прежде никогда не было. Состояние сложно поддавалось описанию. Позже добавились нарушения сна, сон стал беспокойным и коротким. Голова напоминала мусорную корзину, она была наполнена мыслями. Поток, шторм, шквал каких-то обрывков фраз, мыслей обо всем и ни о чем. Хотелось кликнуть на строку меню «Очистить корзину».

 

Через несколько дней «шторм» успокаивался, и неожиданно рождалась рифма. Строчка за строчкой появлялся новый стих. Проза «шла» хуже. В тот период происходило нечто странное в моей голове. Физически ощущалось будто что-то переворачивалось и не умещалось в черепной коробке.

Невероятно повысилась степень концентрации, иногда засыпала в процессе чтения... Что бы я ни делала, даже тренируясь в спортзале, ощущалась повышенная сосредоточенность.

Я стала зависимой от тишины, посторонние звуки стали восприниматься острее.

С тех пор не расстаюсь с наушниками и берушами...

Верю — не верю

Системное окружение говорило «у тебя звук». А я... не спешила «навешивать» на себя вектора. Считала, что незатейливая поэзия и проза выходили в свет через зрение.

Постепенно звук начал проявлять себя все чаще, настойчивее и отчетливее. Поймала себя на ключевиках. Как часто в моей речи звучат слова «послушай, слушай, смысл, суть, бьет по ушам...», а какая непереносимость резких звуков! Вой сирены машины скорой помощи заставляет закрывать уши руками.

Я сдалась, признав наличие звукового вектора. Где-то в глубине души мне было страшно, что во мне живет звук... В то же время сложилась масса пазлов. Нашлись наконец объяснения многим состояниям. Я училась жить по новым правилам. По правилам ЗВУКА.

Сон восстановился, и головные боли ушли, как только стала наполнять звук через работу с переводами, написание статей и стихов, а также через сосредоточение на окружающих. Какой-то период времени я буквально летала. Энергия била ключом, настроение было прекрасным, каждую минуту готова была кричать — «Я люблю тебя жизнь!». Теперь понимаю, почему было именно так.

Поскольку звук — это доминантный вектор, то наполнять в первую очередь нужно его. Тогда остальные вектора «выйдут из тени» и проявят себя во всей красе. Очень точно удалось отследить эту закономерность, когда наполненный звук «потащил» за собой кожный вектор. День был расписан по часам и минутам, успевала все. Причем кожный ритм только добавлял азарта. Желание творить, делать, двигаться лишь увеличивалось. Любое ограничение давалось легко и приносило невероятное наслаждение.

CAUTION! KEEP OUT

Жизнь била ключом!.. Я так увлеклась реализацией других своих векторов, что позабыла о наполнении звука… Перестала сосредотачиваться на других, постепенно смещая фокус внимания на себя… И через какое-то время мой звук «заболел». Навалилась физическая усталость, стало трудно просыпаться по утрам. Вместо 4–6 стала спать по 12, а то и по 16 часов.

Вместо приятного ощущения наполненности внутри образовалась бездонная пустота и душевная нестерпимая боль. Осталось только одно желание — спрятаться под одеяло, остаться в темноте, тишине и одиночестве.

Вылезла агрессия и ненависть ко всем окружающим. В дополнение снова напомнила о себе едва «прирученная» булимия. С этим нарушением пищевого поведения живу почти 5 лет. Только после лекции Второго Уровня настала долгожданная ремиссия. А тут вдруг снова... Прежнее чувство опустошенности. Желание заткнуть брешь, наполнить себя. Хотя бы пищей.

Больная тема

Раздирающую внутреннюю боль некоторые звуковики выносят через боль физическую. Кто-то режет себя, кто-то заливает огонь души алкоголем, а кто-то переносится в наркотические иллюзорные миры. В моем случае бессознательно был выбран иной путь — тяжелые тренировки до мышечной боли и пища. Мышечная боль временно заглушала боль душевную, смещая фокус на себя. А приступы булимии — это тоже своего рода вытеснение боли. Сначала «загрузиться» едой, что называется, «под завязку» — до боли, до коликов, до отвращения, чтобы затем известным способом избавиться от страдания.

О нарушениях пищевого поведения не принято говорить вслух. Эта тема весьма деликатна и не в полной мере освещается диетологами, нутриционистами и прочими профи.

Принято считать, что причина лежит на поверхности и достаточно всего лишь проявить силу воли. А на самом деле? Многие живут с этим годами, увязают в болоте между холодильником и унитазом, и мало кому придет в голову покопаться в своем бессознательном, чтобы найти истинную причину булимии.

Справиться самостоятельно невероятно сложно, чаще — невозможно. Обсудить щекотливую тему не представляется возможным в силу страхов или навязанных убеждений. Да и с кем? С супругом? С мамой? С психологом, с подругой?

Вариант один — только с товарищами по несчастью. Соцсети переполнены пабликами на тему «анорексия — булимия». Вот они, два бича, поедающие жизни. В пабликах не хватает лишь одного — системных психологов, которые бы направили страдальцев на путь исцеления.

Кто как ест

Сегодня благодаря СВП мы знаем об отношениях человека с пищей все. Ну, или почти все.

8 векторов, 8 наборов уникальных свойств психики. И у каждого из 8 свои пищевые предпочтения, а также свое пищевое поведение.

Люди, одаренные анальным вектором, склонны к чревоугодию в моменты стресса. Носители зрительного вектора не пройдут мимо красивых пироженок и симпатичных тортиков. Вообще, красивая еда — это их слабость.

Обладатели кожного вектора прежде всего ценят форму. Стремятся поддерживать и себя в форме. Потому диета и даже полное воздержание от пищи для них не помеха. Более того, они испытывают наслаждение от ограничений. В стрессе кожнику «кусок в горло не пойдет». Стройные от природы, награждены отличным метаболизмом. «Не в коня корм» — это о них.

Обонятельник с его природным страхом быть отравленным предпочитает проверенную еду, а потому кидать в свой желудок «все, что не приколочено», навряд ли станет. Просто потому, что страшно.

Уретральный вектор не знает ограничений ни в чем. Природная отдача не может быть ограничена в принципе. За флажки всегда и во всем, и в еде, и в питье.

Звуковой вектор — «великий и ужасный». Единственный вектор, для которого материальные ценности не имеют значения. Погрузившись в размышления, сосредоточившись на чем-либо, звуковик может забыть поесть.

Дайте мне таблеток от голода, да побольше, побольше!

Забыть поесть — не это ли мечта многих, кто ведет войну с лишним весом. Как это сделать? Хочу такую таблетку!

Итак, звуковой вектор. Его самое большое желание — экстравертироваться наружу, вынести смыслы, которые он ловит своим сенсором, то есть ушком. Звуковик пытается расслышать слова, смыслы. В нашем случае — психику другого человека, сосредоточившись на нем. Поймать ухом волну.

А что происходит, когда сосредоточение смещается с другого на себя?

Звуковик вдруг ощущает невероятную пустоту размером с его огромную психику (она больше, чем у всех других векторов), замыкается в себе и приходит к тому, что «нет никого, кроме меня». Одолевают вопросы о смысле существования, возникает необъяснимая неприязнь и даже ненависть к окружающим.

Нет больше никого, есть только «Я»

Ненаполненная дыра зияет и кровоточит так, что не остается иного желания, как вытеснить эту боль наружу, облегчить свое состояние. Здесь идет в ход алкоголь, наркотики, пища...

Либо второй вариант — заспать этот тяжелый период. И таки да, звуковик спит по 16, а то и 20 часов. Во время бодрствования перед нами апатичный, грустный, депрессивный человек, лишенный каких-либо желаний.

Что делать?

Выход один — вытаскивать себя из звуковой ямы. Как? Смещая фокус с себя на других.

Это сделать весьма непросто, но возможно. Меньше всего в таком состоянии хочется выходить в люди. Как бы парадоксально ни звучало, но это самое лучшее лекарство. Ибо, пребывая в социуме, звуковик, освоивший системное мышление, невольно начинает «разгадывать» других, тем самым снимая сосредоточение с себя.

Мне, к примеру, очень помогло общение с посетителями тренажерного зала. Занимаясь тренировками для тела, я не забывала постоянно тренировать и свой навык сосредоточения на других людях. Училась не забывать о своем звуке — как это получилось вначале с непривычки, когда мое обращение со звуком напоминало сюжет басни И. Крылова «Мартышка и очки».

Далее намеренно в течение недели сокращала сон с 16 часов до обычных 8–6. Помогло чтение на иностранном языке, прослушивание и просмотр обучающих уроков. Но главное лекарство — это сосредоточение на других людях, на их нехватках.

Прошло ровно 2 недели с момента, когда я угодила в эту яму. Сон восстановился, нет больше пустоты внутри, нет желания заполнить ее пищей, и булимия отступила. Прошло чувство неприязни и агрессии к окружающим. Я осознала глубинные причины булимии, и мое состояние улучшилось.

Возвращается желание действовать, творить, писать, двигаться — то есть ЖИТЬ!

А теперь представим на минутку, что было бы, если бы не знание СВП? Удалось бы мне вылезти самостоятельно из этого состояния?

Предполагаю, что результат был бы весьма печальным.

Автор статьи Екатерина 

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана