Ко мне на прием был направлен 9-летний ребенок с трудностями в обучении, с невозможностью воспринимать учебный материал. Так мне объяснила по телефону специалист, которая его ко мне и направила.

В назначенное время на прием пришел мальчик и его бабушка, которую бабушкой назвать сложно. Кожно-зрительная по векторам — очень моложавая, подвижная, с готовностью идущая (можно сказать, стремительно бегущая) на контакт. Признаюсь сразу, что первый порыв, устремленный в мою сторону был мне очень приятен.

Приятно видеть людей не безразличных, а заинтересованных в тебе, но потом…

На мой вопрос: «С чем пришли? На что жалуетесь?» она 5 минут что-то очень ярко, красочно и эмоционально говорила. Из ее речи я не поняла ни слова. Когда я второй раз попросила ее сформулировать проблему на меня опять обрушился поток слов, который я пыталась оформить в какой-то смысл, чтобы за что-то зацепиться, но безуспешно… Единственное, что я поняла, что мальчик в какой-то момент впадает в состояние оцепенения. И это было не проговорено, а показано.

Экзальтация4

Этот ступор я прочувствовала и на себе, когда после осмотра мальчик лег на кушетку, и я где-то минуту ходила вокруг него, так как начисто забыла весь алгоритм работы. Внутри меня трясло. Я попросила бабушку сидеть молча, больше мне ничего не говорить и сознательно стала себя успокаивать. Давая себе команды: «Таня, успокойся! Дыши! Все нормально, сейчас будем делать то-то и то-то». Через минуту состояние мое нормализовалось, и я смогла приступить к выполнению своих обязанностей.

Естественно, у мальчика было состояние стресса, «напряжение» в голове и в области грудо-брюшной диафрагмы. Его внутренний краниосакральный механизм был ограничен.

Мальчик по векторам был кожно-анально-зрительный. И мама, и его бабушка были носителями зрительного вектора. Бабушка в состоянии эмоциональной экзальтации в зрительном векторе. Мама, по всей видимости, тоже была в не совсем гармоничном состоянии. Сама бабушка говорила, что «ее дочь еще та еще истеричка и будет похлеще ее в своих эмоциональных проявлениях».

Конечно, верить всему, что говорят такие люди, не стоит. Все может быть сильно преувеличенно и иметь мало общего с реальностью. Но даже по одной бабушке было понятно, что парню в таких условиях жилось очень нелегко.

Проработав остеопатически с мальчиком, я объяснила его бабушке, что причина его состояния в поведении его близких. Представителям анального вектора очень важны спокойный ритм и последовательность во всем, в том числе и в подаче информации. Они основательны во всем, что делают. Чтобы начать действие, такому ребенку нужно собраться, настроиться. А начав, довести до конца. Это необходимые условия для его психологического комфорта и развития его свойств.

А тут эмоциональная экзальтация бабушки наряду с мельтешением, дерганостью в кожном векторе постоянно срывают его, мешая углубиться во что-либо. Ее внимание перепрыгивает с объекта на объект. Не фиксируется долго на чем-то. Даже проследить ход ее мысли сложно. От нее поступают противоречивые сигналы – о чем она говорит, и что делать – ему непонятно. Это вводит нуждающегося в последовательности мальчика в ступор.

Не жизнь, а вечная сцена

Зрительный вектор наделен эмоциональностью, которая в условиях нереализованности у человека может иметь экзальтированную форму. Их эмоции бурные, но при этом поверхностные. Такие зрительники все воспринимают очень преувеличенно, на пике своих эмоций. Таким поведением они расшатывают себя и окружающих. Это может вызывать раздражение и неприятие со стороны других людей.

Зрительники, остановившиеся в своем развитии, инфантильны. Они ничего сами не могут сделать. Только привлекают внимание. К себе. Но сегодня, когда существует реальная возможности реализовать весь огромный потенциал своих эмоций в помощи людям, оставаться на уровне охов и ахов недостаточно. Это не наполняет.

Таким зрительникам нужна публика. Им важно вызвать эмоции у других людей. Им нужно, чтобы ИМ СОПЕРЕЖИВАЛИ, СОЧУВСТВОВАЛИ. Это как ребенок, который привлекает к себе внимание своим плачем, истерикой или как-то иначе с одной только целью, чтобы получить желаемое.

И если ты начинаешь сопереживать ему, ты включаешься в СОУЧАСТИЕ. Ты начинаешь делать те вещи, которые он по каким-то своим причинам не может делать сам. Начинаешь за него делать его работу. Он становится паразитом на твоем теле. При этом он всем своим видом может восхищаться тем, как ты это делаешь. Аплодировать тебе, стимулируя тем самым и дальше продолжать действовать в том же духе. Это в христианстве называется прелесть (лесть), большой грех, высшая форма лицемерия. Другой человек на этой лести подпитывает свою гордыню.

Эмоциональный вампир. Клубок из страхов и эмоций

Варианты экзальтированного эмоционального поведения бывают разные. Очень было переживательно для меня наблюдать мою коллегу, которая буквально бегала от одной своей пациентки. Та постоянно ей названивала. На сеансах плакалась о своих проблемах. После сеанса никуда не уходила, продолжала сидеть в коридоре возле кабинета знакомой и изливала свою душу людям, которые приходили на прием. Все было так эмоционально…

Понятно, что это носительница зрительного вектора в состоянии страха. Понятно, что таким поведением она пытается привлечь к себе внимание окружающих. Создавать эмоциональные связи, чтобы ее не забыли… Чтобы в нужный момент стая не бросила, взяла под защиту. Инфантильное, беспомощное создание. К сожалению, полностью бесполезное…

Такое поведение не помогает устранить страхи. Наоборот, они усугубляются, потому что окружающим людям неприятно находится в обществе такого зрительника. У них дестабилизируется состояние, и они стремятся побыстрее уйти, оставив зрительницу наедине со своим страхом.

Экзальтация2

В состоянии страха человек выпадает из текущего момента здесь и сейчас и улетает в свои фантазии, чаще всего негативные сценарии. Это происходит бессознательно. Их хорошее воображение и образное мышление играет с ними злую шутку. В этот момент человек не воспринимает реальность и, соответственно, не может адекватно реагировать.

Он впадает в стресс, в состояние паники и ужаса. Как страшно жить! Ужас! Кошмар! Очень часто можно услышать от них такие слова. В этих словах нет конструктивной мысли, нет команды к действию. Есть только ощущение опасности (чаще мнимой), и организм в ответ на это начинает гнать адреналин. Именно на этом фоне нередко возникают панические атаки.

Экзальтация или глубина настоящих чувств

Эмоции – тип реагирования на происходящие события. У экзальтированного зрительника они кричат, сшибая с ног всех окружающих. Не реализуясь в общественно-полезной деятельности, они просто беспорядочно выплескиваются наружу, так и не оформившись в глубокое чувство – эмпатию, сопереживание, любовь.

Чувства – они глубже, они не кричат. Они тихо проживаются человеком внутри. Развитая чувственность помогает человеку акцентировать свое внимание на ближнем. Прочувствовать чужую боль и откликнуться на нее, поддержать. С таким человеком рядом тепло и комфортно.

Татьяна Караказова, врач

Статья написана с использованием материалов тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана