Воспоминания молодой женщины, обратившейся с жалобой на постоянные страхи

Мерзко звенящая связка больших ключей в руках доктора, лязг медленно захлопывающейся тяжелой двери… Мои глаза округляются от ужаса и слез…
Где я? Зачем я здесь? Мамочка, где же ты? Я плачу от страха и беспомощности.
Кто эти тени, бродящие вокруг меня? Иду по коридору, как в тумане: вот девочка облизывает разрисованную картинками стену, тут медленно идут дети-тени. Вот две девочки–близняшки подошли ко мне и спрашивают:

— А где твоя мама?
— Она вечером придет, — с дрожью в голосе отвечаю я.
— Наша мама тоже так говорила, и вот уже две недели как не приходит…
Слезы боли фонтаном вырвались из огромных глаз… Неужели моя мамочка тоже так поступит? Неужели она больше никогда не вернется? Почему она меня оставила здесь? Почему бросила? За что?

детские страхи

Нет, моя мама вернется, обязательно вернется… я надеюсь. Помню, как она молчала, не ответив ни на один мой вопрос, когда доктор уводила меня от нее. Просто стояла молча, я не заметила ни тени сочувствия и жалости ко мне. Я не думала, что она вот так просто оставит меня здесь, так ничего и не объяснив. Неужели она меня предала…

Как же дети здесь отличаются от детей в классе. Почему у них такие странные взгляды? Хорошо, что еще никто не обижает. Мне очень страшно и одиноко.
Как же я обрадовалась, когда вечером мамочка вернулась!
Моей радости не было предела! Она забрала меня оттуда!
Но это событие отпечаталось в памяти на всю жизнь…

— Я провела в психиатрической больнице неделю, возвращаясь домой только на ночь, — рассказывает Ульяна, красивая тридцатилетняя женщина.
Ей тогда было 7 лет. Она пошла в школу в 6 лет, но так как родители переехали, а в другой школе принимали детей только с семи, ей пришлось снова пойти в первый класс.

Пожилая учительница была очень строгой, не сравнить с теплой и доброй предыдущей! Она с линейкой измеряла отступ красной строки и требовала идеального выполнения заданий, придираясь к мелочам и занижая оценки за каждую помарку. С первого же дня в новой школе, почти отличница Ульяна, начала получать двойки и тройки.

Девочка стала бояться учительницы и от страха перестала отвечать на уроках, боясь сказать неправильно, хотя при этом знала верный ответ.
— У нее умственная отсталость и полностью отсутствует логическое мышление, — сказала как-то учительница маме, вызвав ее в школу.
— Вам надо пройти тщательное обследование у психиатра.

Мама, будучи правильной женщиной, привыкшей слушать авторитеты, тут же отвела девочку к врачу. Врач дала направление в психиатрическую больницу на обследование.

— Самым страшным днем был первый, когда я боялась, что мама не вернется, — говорит Ульяна.
Ее водили в больницу каждый день в течении недели, делали уколы, давали таблетки, от которых ночью девочку рвало. В первый же день, когда мама пришла за ней вечером, Ульяна была в кабинете у психолога. Поработав с ней, психолог сразу же сказала маме, что девочка совершенно здорова и что ей нечего здесь делать, а нужно возвращаться в школу. Она была удивлена, что здорового ребенка направили сюда.

страх у детей
Однако мама продолжала водить дочь в больницу на уколы и на занятия с психологом в течении недели.
— Мне было комфортно только в кабинете психолога, — вспоминает Ульяна. — Там было уютно, много игрушек, и эта женщина была очень доброй.

Это событие оставило неизгладимое впечатление на психике Ульяны, в будущем отразившись на ее состояниях.
Всю жизнь после этого она боялась сойти с ума, снова вернуться в эту ужасную больницу, боялась, что ее мама снова бросит и не придет за ней никогда. Позже, уже будучи взрослой женщиной и мамой, она яростно защищала свою дочь перед учителями, всегда боялась, что ее дочку кто-нибудь обидит. Во всем пыталась уберечь и защитить ее, по сути защищая саму себя, ту покинутую маленькую девочку.

С годами у нее развилась социофобия и клаустрофобия, с которой Ульяна долго пыталась справиться. Через некоторое время после случая с больницей у девочки начало сильно падать зрение.

Знания системно-векторной психологии Юрия Бурлана помогли мне глубже понять ее состояния и их причины. Дети со зрительным вектором, тонкие и чувствительные, эмоциональные, они рождаются со своим природным страхом – страхом смерти. Если в детстве с ними происходят эмоционально травмирующие события, эти страхи в дальнейшем могут трансформироваться в любую фобию. Им крайне важна эмоциональная связь с мамой, и если по каким-то причинам она рвется, это оказывается большой травмой для них. Как следствие, может ухудшиться зрение.

Так как у нашей героини есть еще и анальный вектор, то мамины действия она ощутила как предательство, запомнив это навсегда, долго обижаясь на нее и обвиняя.

Невольно встает вопрос, как часто мы калечим своих детей, не понимая их? Мы, родители, общество, учителя… К сожалению, и учительница в этой истории срывала на детях собственные негативные состояния, не прививая любовь к учебе и старанию, а наоборот, отбивая их. Метод обучения, основанный на «всех под одну гребенку» не работал уже 25-30 лет назад и тем более не работает сейчас, когда дети рождаются совершенно иными.

Настоящее время требует совершенно другого подхода в обучении и воспитании детей, нужно обязательно учитывать их индивидуальные особенности психики, иначе воспитание приводит к печальным последствиям, и если не вредит, то не дает результатов.

ребёнок боится
В семье главной задачей родителей является дать ребенку чувство безопасности и защищенности , тогда ему будет намного легче преодолевать препятствия в жизни, зная, что он всегда любим и принимаем своими родителями.

Это тонкая работа родителей, которую не заменить ничем.

Ульяна пыталась избавиться от своих фобий и страхов, будучи уже взрослой. Однако длительные посещения терапевтов давали лишь временный и неглубокий результат.
...
В работе со страхами и фобиями в психологии используется много методов, направленных на обнаружение страхов и их проработку, часто это проективные техники Гештальт-терапии и других направлений психологии. Это занимает длительное время и дорого, а также нужен действительно профессионал, чтобы иметь результат. С другой стороны, минус в том, что не происходит проработки корневого страха в зрительном векторе — страха смерти, а значит, страх в том или ином качестве возвращается.

Для действительной проработки базового страха необходимо осознание его корней, сущности зрительного вектора – системно-векторная психология Юрия Бурлана оказывается здесь незаменимым инструментом. Эффективность ее в победах над страхами и паническими атаками говорит сама за себя.

Я рассказала Ульяне о зрительном векторе, помогла ей увидеть произошедшее с ней по-новому, на уровне причин. И показала, с чем связаны ее сегодняшние страхи. Дополнительно почитав статьи о зрительном векторе на портале системно-векторной психологии Юрия Бурлана, Ульяна стала лучше понимать причины своих переживаний и почувствовала облегчение. Сейчас ее задача состоит в том, чтобы найти возможность реализовать свои эмоции в позитивном ключе. Для лучшего осознания я посоветовала ей пройти тренинг Юрия Бурлана. Для глубокой проработки негативных состояний и стабильного освобождения от них, это необходимо.

...

...Как найти общий язык с учениками? Как воспитывать своего ребенка правильно? Как узнать его уникальные особенности психики и не разорвать с ним ниточку доверия и любви? Как понять его, как воспитать без страхов и обид? Как, уже будучи взрослым человеком, осознать и отпустить детские травмы? Все это раскрывается в процессе изучения системно-векторной психологии на тренинге Юрия Бурлана.

Светлана Чуева, психолог