Страх петард у ребенка

После прохождения тренинга по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана легко стать самому себе психологом. Вместе с формированием системного мышления появляется способность качественно разбирать любую жизненную ситуацию, находить корни проблем и устранять их первопричину. Это позволяет психике избавляться от якорей и дает нашему организму другой, созидательный, а не разрушительный жизненный сценарий.

На примере ситуации с собственным очень эмоциональным ребенком я расскажу, как возникают страхи, панические атаки и как с ними справляться, применяя знания системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

На момент прохождения мной тренинга дочке было около трех лет. Она панически боялась фейерверков и петард.

Так получилось, что оглушительный разрыв петарды дочка услышала в 1,5 года. Это был сильнейший стресс, несущий угрозу жизни. Она так испугалась, что в последующие новогодние праздники каждый звук фейерверка вызывал жуткий страх и приступы панических атак.

Итак, на момент фиксации было:

  • темное время суток, без белого снега, совсем мрачно;
  • в момент резкого, неожиданного звука я была далеко, метров в 15 от нее, на улице. То есть ребенку не доставало ощущения защищенности и безопасности, он был уязвим;
  • ребенок не был предупрежден, что возможны какие-то резкие и неожиданные звуки. Ничего подобного малыш раньше не слышал. Я и сама не знала, что в первых числах декабря уже будут взрывы пиротехники.

Пока я добежала к дочке, она уже оцепенела от ужаса. Маленькое сердечко тряслось как осиновый лист, даже когда дочка оказалась в моих объятьях. Точка невозврата была пройдена, леденящий страх словно парализовал ее, и ребенок уже не слышал успокоительные слова.

Большой ужас маленького сердечка

На тренинге я узнала, что так могут реагировать дети со зрительным вектором. Им свойственны гораздо больше, чем обычным людям, эмоциональность, впечатлительность, богатое воображение и фантазия, образное мышление, желание быть на виду, в центре внимания. Все большие события их жизни происходят на пике эмоций, в диапазоне леденящий душу страх – окрыляющая любовь, спасающая весь мир.

Мы помним, что дети за время своего нахождения в утробе и первые годы проходят весь эволюционный процесс экстерном. Воспитывая своих детей, а также за время работы с детьми в детском саду, я очень четко наблюдаю, как они развиваются от своих примитивных первобытных особенностей. Знания системно-векторной психологии Юрия Бурлана подтверждаются практически на каждом шагу. Действительно, у 5 процентов воспитанников – детей со зрительным вектором – есть предрасположенность пугаться. Причем пугаться не на шутку, а со всей силы, буквально до трепыхания сердечка. Корень таких состояний – страх смерти. Люди со зрительным вектором выживают благодаря особой чувствительности зрительных сенсоров, они способны различить до 400 оттенков черного, в отличие от других людей.

Когда мы не видим врага, тогда нам страшно. Когда враг за спиной, а вокруг темно – тоже страшно.

Теперь снова возвращаемся к маленькой девочке и вспоминаем, что на улице было темно, неожиданно и непонятно откуда возник громкий залп. Когда впечатлительный, склонный к страху ребенок слышит очень резкие, громкие, повторяющиеся звуки, то он естественно расценивает ситуацию как критическую, как будто на волоске от смерти. Усугубляется это дезориентацией, ведь ребенок не понимает, откуда движется угроза, звук отражается от соседних домов и кажется что он везде, опасность тут же возводится в степень. А тут дитя! Испуг был колоссальный.

Страхи тормозят развитие

После этого события ребенок, утративший доверие к прогулкам, на улице не вылезал из прогулочной коляски все начало зимы даже на минуту. Это продолжалось вплоть до того, как на улицах Петербурга появился чистый, искрящийся белый снег. От белого покрывала стало светлее. Буквально сразу (только после лекций по зрительному вектору стало понятно почему) любопытная девочка стала понемногу выходить из коляски и изучать обновленный мир.

После того страшного события у ребенка каждодневно прослеживались панические атаки, истерики именно в темное время суток. Страх обрастал деталями, и уже незакрытая форточка была сильнейшим стимулом панического крика (с открытой форточкой любой звук, как вы понимаете, всегда сильнее доносится в квартиру).

Системно-векторная психология Юрия Бурлана точно показывает, что страхи не дают развиваться детям, только замыкают их на эмоциональном самопожирании. Но тогда я не могла понять, что же мне делать, как избавить дочь от этой травмы.

Приступы паники у ребенка. Есть ли выход?

Наши планы, связанные с перемещением из одной точки в другую резко нарушались от внезапного звука – ребенка уже не возможно было сдвинуть с места. Успокаивать приходилось в энное количество раз дольше обычного, а первые месяцы вообще не получалось успокоить, так и засыпала с мелкой дрожью в теле. Ее кричащее существо доводило себя порой до каких-то конвульсий, покрасневшего лица, невменяемости (не слышала, что ей говорят, так и засыпала оруще-всхлипывающей вне зависимости от того, есть мама рядом или нет). Кроме того, из-за долгого засыпания и последующих ночных подъемов от приступа страха, ребенок не высыпался, нарушился прежний режим. В итоге дочка плохо ходила в садик, ей недоставало общения с детьми.

Я ощущала себя и ребенка на грани, воспитатели отказывались от моего ребенка (советовали перейти на таблетки, отправляли к врачу). Очевидно, ребенок находился в сверхстрессе, при котором нормальное психологическое развитие становится невозможным.

Такое зафиксированное состояние очень сложно выправить во взрослом человеке. Такой взрослый будет полон истерик, склонен к эмоциональному шантажу других. Посыл будет всегда один: «Мне страшно», «Посмотрите на меня!», «Пожалейте меня, как мне плохо» и прочее.

Только к 3,5 годам мы вывели это состояние ребенка в более-менее ровное, она стала адекватно воспринимать пиротехнику, и в этом нам очень помогли знания системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Дочь наконец-то стала с интересом поглядывать, как отец с братом зажигали уличный фонтан. Но для того чтобы преодолеть эту фиксацию, была проделана большая работа.

Театр кукол: а кому еще страшно?

  • работа с куклами/игрушками. Помня, что сопереживание другому гораздо более сильное чувство, чем страх за себя, я была режиссером-постановщиком. Для этих целей выбирались самые любимые игрушки, с кем у дочки была максимальная привязанность. «Светланушка, вытирайся скорее (перед сном), в комнате твоя Ляля одна в кресле сидит. А вдруг начнется фейерверк – ей одной там совсем страшно будет. Мы с тобой ее возьмем на руки, и она уже не будет так сильно бояться – ты же рядом и ей спокойно!», «Да вот так, садись ко мне на коленочки и прижимай ее к себе! – я ее обнимаю, а она куклу. – Погладь ее, возьми ее за ручку. Даже когда темно, она будет чувствовать твою руку и ей будет спокойно!»;
  • днем, в спокойной обстановке на выходных: «А давай Ляле покажем фейерверк? Это же так красиво. Он такой искрящийся, как белый снежок ранним морозным утром! Он умеет переливаться как северное сияние и искриться как мамины сережки с большим белым камушком внутри. Нет, не хочешь? А, понятно… ей даже смотреть на него страшно… Тогда давай ей расскажем, что мы его будем смотреть, но без звука… О, я вижу она уже ушла в другую комнату. Хорошо, тогда мы ей предложим это в следующие выходные...»
  • по дороге из садика в темное время, когда ребенок «на стреме», в ожидании страшного, сложно идет домой: «Слушай, а дома же темно, побежали скорее свет включим. Там же Ляля дома, ей в темноте страшно! Представляешь, будет взрыв, а ей ничего не видно, она плакать сильно начнет, нам потом ее с тобой не успокоить», «Помнишь, мы с тобой хотели как-то Ляле показать фейерверк, но она очень сильно его до сих пор боится, тем более тут снова как-то гремело на неделе. Может быть, мы просто посмотрим картинки и узнаем, что же это за такой зверь :) . Может быть, это такой зайчик мягонький и пушистый издает такой звук? Или, может быть, это такой мурлыкающий котик, который тебе в деревне пел песенки у печки, а тут в городе заблудился и кричит так громко, что потерялся?.. Смотри, оказывается, это вот что... Картинки…» Показываю ей разные иллюстрации фейрверков, они яркие и красивые. «Мне вот эта зеленая нравится я ее себе возьму. А тебе?..» Учимся актерскому мастерству, расставляем длинные паузы! Даем ребенку возможность чуточку выглянуть из своего страха и посмотреть на красивую оборотную сторону «страшных» фейерверков.

Красота спасает мир ребенка

  • работа с картинками. Картинка чего-либо и эта объемная вещь + картинка фейерверка и возможность тут же показать видео без звука. На каком-то этапе ребенок соглашается.
  • работа с видео. Ребенок ведется на специально подобранные только самые лучшие видео и систематически просит их смотреть. На каком-то этапе очень тихо включается звук. Параллельно со всем этим идет работа с куклами (вечерами, когда накаляются эмоциональные страсти). «Ой, смотри, там кто-то снова под одеялом дрожит. Наверное, это снова Ляля боится, что скоро начнутся взрывы фейерверков или звуки петард. Давай ей расскажем/покажем, какая это все-таки красота. Да, я знаю, звук громкий, и кажется, что он уже влетает в нашу форточку, но ты же помнишь, что это далеко и к нам это не прилетит, мы это можем увидеть только глазками», «Слушай, Ляля же такая у нас маленькая, может она уже забыла, давай ей еще раз расскажем, что это такое». На каком-то этапе ребенок подключается и проговаривает те моменты, что помнит. Взрослый внимательно слушает и мотает на ус – где пробелы.
  • работа на улице с упаковкой от петард и фейерверков. Так или иначе они повсеместно встречаются во дворах. Подходили к ним, разглядывали издалека, проговаривали, какая упаковка от чего и какая красота именно из этой упаковки вылетала. Поводили параллели «Смотри, видишь, как далеко она лежит и где наш дом и наши окошки. Она к нам не прибежит – ног у нее нет, не прилетит – крыльев, как видишь, у нее нет». Большой плюс во всем этом был от старшего сына, который без грамма страха все это брал в руки, крутил и вертел пред носом. После подобных параллелей всегда дома освежали память: «Помнишь, как далеко от нас на улице была упаковка из-под фейерверка? Да? Да, хорошо. Если сегодня снова кто-то будет заниматься пиротехникой, то они снова пойдут в то место. Люди знают, что дома этим никто не занимается!»

Мы можем и должны перерасти любые детские страхи. Основные моменты, важные для понимания, согласно системно-векторной психологии:

  1. Осознание корня абсолютно всех страхов и фобий – страх смерти, свойственный зрительному вектору. Противоположными этому чувству является любовь, способность к эмпатии и сопереживанию.
  2. На фоне подорванного чувства защищенности и безопасности определенные состояния фиксируют страхи.
  3. Зрительные ужасы вытесняются через пару дней от фиксации в бессознательное, так проявляет себя самосохранение в действии. Потом мы можем и не помнить конкретного события, но цепочка появления панического состояния, всепоглощающего страха остается!

На тренинге Юрия Бурлана точно показаны механизмы формирования и выхода из страхов. Чтобы ребенок не замыкался на своем страхе, учим его быть чутким, соучастливым, заботливым к другим. Когда ребенок боится, он страдает за себя, когда сочувствует – он переживает за других. Это огромный диапазон развития зрительного вектора. Именно зрительники максимально расширяли чувственный диапазон! Учили выносить страх и свои эмоции наружу.

Эмоциональному ребенку со зрительным вектором мы даем возможность прочувствовать что-то очень приятное внутри нас, когда мы сопереживаем, сострадаем. Внутреннее наполнение любовью, как наивысшее возможное позитивное состояние в зрительном векторе, не оставляет даже толики наших чувств первобытному страху. Большее всегда перекрывает меньшее.

Счастливое детство наших детей – в наших руках. Вооружившись знаниями по системно-векторной психологии, вы можете помочь им преодолеть любые страхи и даже избавить от панических атак.

Будьте сами психологом своему ребенку! Записывайтесь на бесплатные онлайн-лекции по системно-векторной психологии Юрия Бурлана здесь.

Наталья Каширина, мама двоих детей, воспитатель детского сада

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов по системно-векторной психологии Юрия Бурлана